Ускользающие доходы

Экономика и финансы
Москва, 25.02.2002
«Эксперт Северо-Запад» №8 (69)
Контроль за расходами граждан не обогатил бюджет, а лишь стимулировал появление изощренных форм ухода от налогов

Ровно два года назад федеральные власти решили применить новый метод борьбы с укрыванием гражданами своих доходов от налогообложения. Впервые в Налоговый кодекс была введена статья 86, которая обязала налоговиков с 1 января 2000 года контролировать расходы россиян и сравнивать их с декларируемыми доходами. Разработчики исходили из того, что значительные покупки скрыть будет гораздо сложнее, чем доходы. Но на деле перехитрить русского человека оказалось не так-то просто.

В 2001 году управление Министерства по налогам и сборам по Петербургу (УМНС) проанализировало сведения о 170 тысячах покупках петербуржцев. Оказалось, что в половине случаев граждане совершали покупки на суммы, значительно превышающие их официальные доходы. Однако к ответственности удалось привлечь лишь около 1,5 тысячи горожан, которые доплатили (в виде налогов и штрафов) всего 2,5 млн рублей.

Специалисты, в том числе и представители налоговых органов, считают такие показатели ничтожными и признают, что введенная система контроля за расходами оказалась не только несовершенной, но и провоцирующей налогоплательщиков активнее, чем прежде, искать лазейки в законодательстве, чтобы скрывать "левые" заработки. Между тем контроль расходов отвлекает значительные финансовые и трудовые ресурсы налоговой службы. В итоге, как утверждают многие специалисты, - игра не стоит свеч.

Причины фиаско

Новая статья Налогового кодекса определила объекты, покупка которых контролируется государством: недвижимость (земельные участки, квартиры, строения, сооружения, корабли, самолеты и другое); автомобили; ценные бумаги (акции ОАО); золото в слитках; культурные ценности. Информацию о таких покупках должны предоставлять в налоговые органы все, кто регистрирует имущество и сделки с ним: ГИБДД, ГБР, Центробанк, уполномоченные банки, биржи, брокеры, реестродержатели. Сопоставляя суммы, указанные в сведениях о покупках граждан, с данными их деклараций о доходах, фискалы получили возможность делать выводы о законности происхождения потраченных денег.

Специалисты указывают несколько причин, из-за которых эффект от контроля оказался недостаточно действенным. Прежде всего это качество самого закона. В частности, в новой статье кодекса не оговаривается нижний предел суммы покупки, подлежащей контролю. Само МНС ясности тоже не внесло. Налоговики принялись проверять все более или менее значимые сделки и, естественно, быстро "закопались". Качество проверок было принесено в жертву количеству, и финансовый результат оказался удручающе низким. Впрочем, по словам начальника отдела налогообложения физлиц УМНС по Ленобласти Николая Бернадского, МНС уже подготовило поправки в кодекс, устанавливающие нижний предел контроля: на недвижимость - от 1 млн рублей, на остальное - от 100 тыс. рублей. Правда, как определялись эти суммы, остается неясным.

Не установил закон и критерии подозрительности покупок. К примеру, понятно, что никакой нормальный человек не может купить квартиру в 100 тысяч долларов, даже если формально его совокупный доход за десять лет точно укладывается в эту сумму (ему все это время надо было кормить семью, платить за квартиру и т.п.). Но должен ли в этом случае инспектор затевать трудоемкое детальное расследование, закон не уточняет. На практике, как говорят специалисты, у некоторых налоговых инспекторов подозрение вызывает лишь 30%-ное превышение суммы покупки над формальным совокупным доходом за последние годы, другие же настораживаются при больших различиях.

"Прачки" в цене

Другой причиной провала эксперимента специалисты считают наличие в законодательстве дыр, позволяющих на вполне законных основаниях обосновывать вывод нелегальных доходов из-под налогообложения. Тем более что налоговые истории у наших граждан начали формироваться лишь недавно, а сведения периода "хаотического учета" налоговикам собрать бывает нелегко.

Поиск подобного рода лазеек требует участия специалистов, и потому введение контроля над расходами стимулировало и без того не бедствовавшую индустрию посредников, и раньше помогавших гражданам уходить от налогов. В соответствии со спецификой нынешнего социального заказа "прачки" формулируют общий подход примерно так: "Природа доходов должна быть интуитивно понятной налоговому инспектору и не вызывать вопросов: зарплата, репетиторство, предпринимательство, проценты от средств в банке и т.п. Кроме того, нужно искать все основания для налоговых льгот".

Пользуясь советами специалистов, многие граждане объясняют происхождение неучтенных доходов, например, тем, что в середине 1990-х годов они якобы играли на рынке государственных облигаций через брокера, которого теперь "не найти". А некоторые, чтобы спрятать небольшие суммы (до 15 тысяч долларов), незадекларированные деньги "получают" взаймы у родственников. Конечно, с оформлением под расписку. Родственникам это ничем не грозит - заваленные работой налоговики не в состоянии ни проверить их источники доходов, ни поймать их на двукратном расходовании одних и тех же средств.

При более дорогих покупках весьма распространен такой способ, как оформление купленной квартиры в совместную долевую собственность. Тут важно наличие как можно большего числа участников сделки: распыленные расходы редко вызывают подозрения, потому что разница между деклирированными доходами и расходами для каждого участника становится при этом небольшой.

Помогают гражданам уйти от налогов и частные компании. Идя на поводу у клиентов, не желающих показывать свои истинные доходы, некоторые агентства недвижимости продают 30%-35% новых квартир не по реальным договорам купли-продажи, а через сложную схему уступки прав инвестирования. Агентство оптом скупает квартиры в новостройках у заказчика строительства или инвестирует само. Потом компания уступает право инвестирования покупателям квартир, которые становятся участниками договора о долевом строительстве с правами инвестора. На этом этапе граждане хоть и платят деньги, но собственниками жилья не становятся, и потому сделка не подпадает под налоговый контроль. Но после регистрации квартиры право собственности возникает - тут и появляются налоговики со своими вопросами. Так что этот способ позволяет лишь отложить неприятную встречу, иногда, впрочем, на довольно длительный срок.

Для отмывания очень крупных сумм бизнесмены используют более сложные схемы. Например, регистрируют компанию в стране, где действует институт "номинального управляющего". К примеру, в Лихтенштейне. Потом создают представительство в России, на деньги уставного капитала приобретают имущество и пользуются им по доверенности.

Как утверждают специалисты, если не делать ошибок, то налоговики не "прицепятся". Но, конечно, бывают и осечки. Например, некоторые граждане почему-то полагают, что они усыпят бдительность инспектора, если оформят сделку по приобретению квартиры (дорогой машины, коттеджа, самолета и др.), исходя из инвентаризационной цены (она гораздо меньше реальной). Но такая "клюква" уже не проходит. "Кодекс предписывает нам рассматривать любые сделки исходя из рыночных цен, а не тех, что предоставляют граждане. Поэтому мы сверяемся с информацией рекламных каталогов", - говорит Александр Федотов, начальник отдела налогообложения физических лиц УМНС по Петербургу.

В некоторых, правда, весьма редких, случаях налоговикам удается поймать "нарушителей". Среди юристов ходит назидательная история про одного чрезмерно нахального бизнесмена, который указал в декларации, что приобрел квартиру за 80 тыс. долларов, якобы занятых у иностранца, приехавшего погостить в Россию. Налоговики выяснили, что такой иностранец в Россию не въезжал. Тогда гражданин заявил, что деньги были получены не в России. На том и погорел. Его обвинили в контрабанде валюты, завели уголовное дело и взяли подписку о невыезде. Подобные случаи (даже с учетом выявления мухлежа на инвентаризационной стоимости объектов) составляют скорее исключения из общей, в целом неуспешной, практики контроля над расходами.

Гарнир без блюда

Юристы, специализирующиеся на налоговом праве, считают, что кампания контроля над расходами изначально затевалась главным образом как политическая акция. "Cоздали видимость, что в стране наводится порядок. Но любой человек знает, что всегда можно найти или юриста, который поможет, или налогового инспектора (что, конечно, сложнее), который возьмет мзду за то, чтобы не высвечивать дополнительный доход гражданина. Уж тем паче это касается людей, которым нужно "уберечь" от налогов сотни тысяч долларов", - считает Сергей Орехов, исполнительный директор НИИ налогообложения и предпринимательства РАН.

Между тем и в развитых странах госконтроль расходов граждан применяется не для пополнения казны, а лишь в качестве превентивной меры, побуждающей население исправно платить налоги и препятствующей вовлечению в легальный оборот теневых капиталов. Сама же налоговая система цивилизованных стран изначально построена так, что бизнес и граждане скорее заинтересованы платить налоги, чем укрывать доходы (хотя и не без этого).

В России же налоговая система, да и практика работы налоговых органов носят ярко выраженный фискальный характер. Вместо того чтобы достичь согласия с обществом, серьезно либерализовав налоговую систему, власти лишь делают вид, что идут навстречу гражданам, на деле упрямо пытаясь не мытьем, так катаньем получить "свое". Так, снизив подоходный налог до 13%, власти практически не ослабили налоговую нагрузку на источник доходов граждан - бизнес, который по-прежнему не заинтересован платить зарплаты "по-белому". А поскольку основной объем теневых доходов граждан происходит именно из легального бизнеса (а не криминального), то люди, даже если и хотели бы, не могут платить подоходный налог сполна (кто ж захочет подставлять своего работодателя?).

Наши налоговики, пытающиеся силой привить гражданам зачатки налоговой дисциплины, практически не учитывают иностранный опыт в сфере налогового контроля. Во всяком случае, руководители пресс-службы МНС заявили "Эксперту С-З", что информацией о таком "западном опыте" их ведомство не располагает, да и необходимости в перенесении этих стандартов на российскую почву, по их мнению, нет. "Налоговое законодательство у всех разное, способы контроля за расходами жителей тоже отличаются. Унифицированного метода контроля просто не существует", - объяснили позицию МНС РФ в пресс-службе.

Между тем изобретенные российскими налоговиками методы (подобно контролю над расходами) не работают. Хотя чиновники и рапортуют, что в прошлом году собрано более 11 млрд рублей подоходного налога, что на 46% больше, чем в позапрошлом году, но, по мнению экспертов, это лишь треть того, что должно было быть заплачено. Ситуация изменится только тогда, когда власти заинтересуют общество платить налоги. И тогда доморощенные методы пополнения казны, вроде контроля над расходами, просто не понадобятся. Что интересно, в этом уверены и сами мытари. В частности, начальник главного управления Федеральной службы налоговой полиции по Северо-Западу Алексей Седов на пресс-конференции по итогам работы налоговой полиции в 2001 году заявил, что контроль за расходами граждан - неэффективный способ борьбы с укрывательством доходов и что лучший способ борьбы - полная либерализация экономики и налоговой системы.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама