Странный юбилей

Общество
Москва, 25.02.2002
«Эксперт Северо-Запад» №8 (69)
Альфред Нобель, возможно, не изобретал динамит, но в любом случае раскаивался напрасно

Публику, собравшуюся в небольшом зале на втором этаже прелестного палаццо великого князя Владимира Александровича, ожидал доклад (со слайдами) доктора химических наук Кирилла Зеленина, посвященный истории семьи Нобелей и ее сложным отношениям с нашим городом, а после него - небольшая лекция академика Жореса Алферова о столетней истории знаменитой премии.

В истории научных открытий, как, впрочем, и в истории как таковой, интересны не столько сами давние события, сколько вечно меняющийся ракурс, под которым взирает на них современность. Вот именно ракурс и есть главный герой нашего сюжета.

Примерно треть публики составляли дамы и девицы из персонала научных учреждений. Девицы были преисполнены пиетета, а дамы - хорошего тона. Наряды сдержаннее, чем на театральных премьерах. Остальные - начинающие и маститые чиновники академических структур. Немало колоритных фигур, есть и живые лица. Обстановка мирная, все друг друга знают.

Нобель, Зинин и другие

Всем нам известно с детства, что двигатель Уатта изобрел Ползунов, а число Маха обозначают буквой М в честь русского ученого Николая Маиевского. Не говоря уж о Попове, изобретателе радио Маркони. Россияне придумали, а в историю вошли другие. С динамитом, изобретение и промышленное производство которого сделало Нобеля весьма богатым человеком, коллизия еще трагичнее.

Штука в том, что Нобель-папа, изобретатель и бизнесмен, а также недурной художник, работавший в Петербурге в 40-50-е годы XIX века, пригласил к сыновьям учителем химии своего доброго знакомого - крупнейшего ученого Николая Николаевича Зинина. И вот коварство судьбы: Зинин не только воспитал одаренного химика Альфреда Нобеля, но и сам впоследствии сообщил младшему коллеге о взрывчатом веществе необычайной силы - нитроглицерине. Нобелю этого было достаточно, чтобы через пять лет, в 1867 году, запатентовать промышленно пригодную взрывчатку на основе нитроглицерина - динамит. И дело пошло. Изобретатель, химик и бизнесмен свой шанс не упустил и стал чудовищно богат.

Но ведь другой ученик Зинина - военный химик и механик Василий Фомич Петрушевский - тоже работал с нитроглицерином (за организацию массового производства этого вещества он был награжден 3000 рублей и пожалован пожизненной пенсией в 1000 рублей) и даже запатентовал свой вариант взрывчатки - магнезиевый динамит. Причем запатентовал на год раньше Нобеля. Казалось бы, флаг ему в руки. Однако производства своего динамита генерал-лейтенант Петрушевский не наладил, финансовой империи не основал, российской науки не прославил и премиального фонда не организовал. Сам Дмитрий Иванович Менделеев сетовал по поводу этого прискорбного обстоятельства - урона российской науке.

Эта ложка дегтя, подпущенная докладчиком, явным антинобелистом, несколько затуманила благородный облик Нобеля в глазах присутствовавшей общественности.

Нужна ли ученому совесть

Возмущенного докладчика сменил на трибуне Жорес Иванович Алферов, гордость отечественной науки, президент Петербургского отделения РАН, директор знаменитого Физтеха (ФТИ РАН имени академика А.Ф.Иоффе), нобелевский лауреат 2000 года и прочая, и прочая.

Жорес Иванович - опытный оратор, говорил он живо, развлекал аудиторию апробированными шутками. Начавшись небольшим обзором статистики Нобелевских премий в области науки за сто лет, его рассказ плавно перешел к истории открытия, Нобелевскую премию за которое Алферов разделил с Гербертом Кремером из университета Санта-Барбары в США.

Два любопытных акцента в юбилейной лекции нобелевского лауреата освежили, как нам кажется, плавный ход мероприятия. Первый связан с пассажем об этической позиции ученого, чьи открытия были использованы не в гуманных целях (речь шла об атомной бомбе). Позиция академика предельно проста. Поскольку любознательность человечества все равно не унять - на научный роток не накинешь платок, - то ученому (изобрел ли он динамит, атомную бомбу или героин) и беспокоиться нечего. Ученый добывает новое знание, а политические решения принимают совсем другие люди, с них и спрос. Позиция благодушная и как будто закрывающая проблему: дескать, уж такие мы любознательные, и все эти байки про ящик Пандоры нам ни к чему...

Забавно, что мысль эта высказана нобелевским лауреатом в юбилей Нобелевской премии. Ведь знаменитый швед премиальный фонд учредил, осознавая свою вину перед человечеством, которому он подарил динамит. Отцы атомной бомбы Роберт Оппенгеймер и Андрей Сахаров тоже не считали себя свободными от моральной ответственности за результаты своей научной работы. Впрочем, это позиция гуманизма (кажется, его называли бесхребетным).

Еще интереснее ракурс, под которым Алферову видится узел проблем, разрубить который советская власть в принципе была не способна, что и предрешило ее судьбу. Жорес Иванович (опять-таки довольно благодушно) заметил, что в нашей стране, приходится признать, недооценили важность информационных технологий, да и теории информатики (кибернетику даже объявили лженаукой).

Вот тут хочется решительно возразить - не столько лидеру петербургской науки, сколько убежденному коммунисту Ж.И.Алферову. В самом деле, приходится ли говорить о недооценке информационных технологий в советские годы, если у каждого ксерокса неотлучно дежурил представитель органов, если все (все!!!) пишущие машинки - и казенные, и личные - находились на учете, а образцы их шрифтов ежегодно сдавались в те же органы, если идею глобального спутникового телевещания брежневская власть расценила как угрозу вмешательства во внутренние дела СССР... Это не недооценка информационных технологий, а понимание их смертельной опасности для режима. То, что их отсутствие окажется еще большей опасностью, не укладывалось в линейную логику партийного мышления: домны и шахты - это понятно, а генетика-кибернетика...

После лекции и перерыва последовала вторая, неюбилейная часть мероприятия - разбор работ нобелевских лауреатов в области науки за 2001 год. В целом было уютно, немножко сонно. Динамитом не пахло.

Cанкт-Петербург

Новости партнеров

    Реклама