Хозяйствующая община

Русский бизнес
Москва, 04.03.2002
«Эксперт Северо-Запад» №9 (70)
Торговец дорожной техникой ищет свой путь развития бизнеса

Многие бизнесы в России выросли, опираясь на яркую личность. "Азиатский", патерналистский путь развития компании доказывает свою способность к существованию и эффективность. Но многие предприятия и пострадали именно из-за зависимости от личности. От личных пристрастий, слабостей. Пример "Союза" показывает возможность плавного перехода к западным стандартам ведения бизнеса без разрушения того, что может дать традиционный подход и авторитарность талантливого менеджера. Может быть, это и есть тот самый особый российский путь.

Группа "Союз" - одна из самых быстроразвивающихся компаний на петербургских рынках дорожно-строительной техники и строительства. Центральное предприятие группы "Союзавто" входит в число лидеров среди продавцов автотехники, более молодая фирма "Союзстрой" заявила о себе в области реставрационно-строительных работ. Обороты всех предприятий группы растут пусть не рекордными, но довольно высокими темпами, клиенты "Союза" отмечают качественный менеджмент.

Группа добилась неплохих результатов, изначально обладая полным набором организационных недостатков, характерных для отечественных компаний - патриархальностью, "семейственностью" в отношениях, интуитивным подходом к делу. "Союз" переживает все болезни роста - за пять лет число работающих в компании выросло в десятки раз. Ее глава Александр Лихоманов решает все вопросы и в курсе всех дел, в то же время его подчиненные не жалуются на недостаток предоставленной им инициативы...

Простое мужицкое дело

После увольнения из Западной группы войск в октябре 1991 года отставной летчик-инструктор Александр Лихоманов захотел начать собственное дело. На паях с приятелем Александром Ивановым организовали фирму "Имэкс" с крошечным по нынешним меркам уставным капиталом. "Мы занялись поставками спецтехники, - рассказывает Лихоманов. - Государственные распределительные фонды, сами заводы продавать не умели. Я вышел на пензенскую "Автомедтехнику" (в начале 90-х завод был одним из крупнейших поставщиков спецтехники), и мне удалось убедить их дать пять единиц на реализацию. Это же спецтехника, не иголка - куда я с нею убегу? За первым заводом остальные потянулись". Следующими партнерами "Имэкса" стали Смоленский агрегатный завод, поставлявший комбинированную технику для уборки улиц, Мценский завод с той же специализацией, затем еще с десяток заводов отрасли. "Я собрал директоров заводов на выставке, - вспоминает Лихоманов. - Водки им налил, поговорил по-мужски. Предложил стать их дилером. Они бы и рады, но такого слова не знали. Мы сами для себя дилерские свидетельства и разрабатывали".

Однако полагать, что "Имэкс" был одиноким первопроходцем этого рынка, было бы неверно. "Гранат", "Политроника" и другие конкуренты уже тогда были хорошо известны. Правда, большинство из них специализировалось на продаже техники какого-то одного завода. "Имэкс" сделал ставку на многообразие продаваемых им марок и широкий спектр техники. Другим шагом компании стала ориентация на администрацию Петербурга. Основным заказчиком у поставщиков дорожной техники обычно выступает государство и его подрядчики - частных дорог у нас строят мало.

Слово за слово...

В 1996 году партнеры Лихоманов и Иванов разошлись; Лихоманов создал собственный бренд "Союзавто". Годовой оборот компании составил около 1 млн долларов. Примерно в то же время компания начала заниматься продажей импортной дорожной техники. До этого на Северо-Западе с импортом работали только собственные представительства западных компаний. Первым партнером "Союзавто" стала компания Wirtgen.

"Я изучил всех поставщиков, - рассказывает Лихоманов. - Например, Caterpillar я сразу сказал, что с их подходом у нас общих дел не получится. Нас не устраивал стандартный дилерский договор. Ведь нам нужно отвечать за проданную технику. Если у человека в сезон сломается бульдозер стоимостью в полмиллиона долларов, ему не нужно знать, что мы устраним неполадки в течение трех месяцев или даже трех недель. Нас интересовало и обучение наших механиков, и поставка запчастей".

Та же история была и с Komatsu Ltd (годовой оборот этого производителя техники, как и у Caterpillar, превышает 7 млрд долларов). "Мы не встретили понимания у московского представительства. Так, президент Komatsu Ltd Сатору Анзаки два года предлагал встретиться. А я и думал: о чем нам разговаривать? В конце концов мне позвонили: "Ты что себе позволяешь?" Пришлось приглашать. Так он у меня два часа лишних просидел, весь график поездки своей сорвал. Оказался умнейшим человеком, и с ним мы смогли договориться".

Лихоманов продает технику, произведенную другими, при этом совсем не считает свой бизнес посредническим. С его точки зрения, созданный им сервис (поставка широкого ассортимента, оптимальный подбор техники, рассрочка платежей, гарантийный и постгарантийный ремонт и т.д.) сам по себе является продуктом и от смены любого поставщика качество продукта и эффективность бизнеса не меняются. "Мы работаем с иностранными производителями техники и запчастей чаще всего без предоплаты. Они нам рассрочку дают, мы - клиентам, но в основном используем лизинг".

"Союзавто" использовал опыт "Имэкса". Его главным конкурентным преимуществом остается широкий ассортимент. Изучение спроса привело к началу поставок продукции из смежных сегментов - например, асфальтобетонных заводов. Ремонтная зона, имеющаяся у большинства компаний, была расширена до масштабов цеха со складом запчастей, запущена линия по монтажу на колесные шасси гидравлических манипуляторов Palfinger.

В сумме это позволило "Союзавто" стать крупнейшим оператором на рынке дорожно-строительной техники Северо-Запада. Годовой оборот компании достиг 30 млн долларов. Конкуренты ее - Zeppelin Russland, "Грузомобиль", "Гранат", Svedala и другие - занимают большую долю в отдельных сегментах, но уступают "Союзу" по ассортименту и общему обороту. "Ресурсы "Союза" велики, - признает Елена Климовицкая из "Граната". - И торгуют дорого, не демпингуют, но их товар популярен".

Со временем Лихоманов нашел себе новое дело. В конце 1999 года была создана реставрационно-строительная компания "Союзстрой" (в числе реставрируемых объектов - Инженерный замок, Константиновский дворец в Стрельне) и автотранспортное предприятие.

Сбоку от политики

Президент-основатель Александр Лихоманов, на первый взгляд, - прямо-таки олицетворение "патриархального" бизнеса. "Отец солдатам", служил в горячих точках, самоуверен, напорист, говорит громко, отчетливо и темпераментно, в определениях не стесняется... Что еще? Почти всех зовет по имени, предпочитая уменьшительную форму. "Меня все уважают как мужика, - говорит Лихоманов. - Я член Английского клуба и прочих, чуть не всех. В Думу избраться мне - нет вопросов. Просто сказали: давай внесем тебя в список. С тем же Шойгу иногда обедаю - думаю, он поддержал бы".

Однако в политику Лихоманов решил не ходить, рассудив, что у него других дел хватает. "Вот мы организовали компанию "Союзстрой". Всего чуть больше года работаем, а уже ко мне пришли и попросили: будь президентом Петербургского союза реставраторов. В Питере в строительстве всего человек пятнадцать перспективных директоров. Макаров в "Росстро", Заренков в "ЛенспецСМУ" - но мало таких, которые видят перспективу".

Самодостаточность, если не "самоизбыточность", Лихоманова уже однажды стала причиной его расставания с партнером (тогда был ликвидирован "Имэкс"). Однако эти же качества преподносятся как правильные черты "сильного" лидера для работников "Союза": "Разжевывать же все мелочи невозможно. Мы ведь работаем чаще всего без проекта. Проектировщики и конструкторы потом доходят до того, что я решаю. Я своих директоров отправил в ИМИСП (петербургский Международный институт менеджмента) - они удивляются: проходят то, что мы у себя давно сделали. А на объяснения жизнь времени не дает".

Нерушимый - свободных?

Большинство постсоветских предприятий имеет высокоцентрализованную модель управления. Их менеджмент страдает из-за авторитарности лидера, а цели компании туманны. Руководство компании гордится "быстротой принятия решений", но на деле непредсказуемы ни сами решения, ни сроки их принятия. То есть фирма бывает "быстра", но реально немобильна. В быстроразвивающейся компании кто-то скоро становится начальником, кто-то чувствует себя обойденным, но все так же обращается к руководству "на ты". Фирма воспринимается как семья, и требования резко снижаются - "своего" не уволят и т.д.

"Союз" в этом смысле не лишен недостатков новых российских предприятий. Однако за годы совместной работы эти люди выработали собственные противоядия от общих болезней. Во-первых, они научились регламентировать границы ответственности. Разговоры самого "отца-основателя" о том, что он "не вечен", можно бы счесть кокетством. Однако общение с менеджерами показывает, что лидерство Лихоманова действительно никому не мешает действовать самостоятельно. Генеральный директор компании "Союзстрой" Александр Рванин высказался просто и конкретно: "Я самостоятелен. Не договоримся - разбежимся моментально. Но пока мы с Лихомановым всегда приходим к единому мнению".

Во-вторых, они смирились с неизбежностью трансформации. "До 1997 года в "Союзстрое" было не больше тридцати человек. Это была настоящая "семья", - рассказывает вице-президент "Союза" Ирина Шутович. - Мы ездили отдыхать с семьями, и наши дети выросли вместе. Но в фирму все чаще приходят профессионалы, привыкшие к другому духу, ритму, стилю отношений. Я думаю, что "семейный" бизнес невозможно сохранить".

И, наконец, они привыкли верить в уникальность своего лидера. "В такой компании, как наша, роль ошибки лидера крайне велика, - считает Ирина Шутович. - Но в данном случае она нивелируется его открытостью. У Лихоманова хватает сил наступить на горло собственным амбициям. Как нас учили в ИМИСПе, примерно 5% людей не нужно учить управлять, так как у них есть интуиция. Я верю, что здесь - тот самый случай, и пока интуиция его не обманывает".

Вероятно, патернализм, став почти ругательным словом в западно ориентированном деловом лексиконе, остается средой комфортного обитания для большинства россиян. Лихоманов верит в роль личности в истории. Он принимает отставных капитанов первого ранга, командовавших крейсерами, на должность клерков, с тем чтобы они "смогли опуститься и вырасти снова". Логики никакой, но получается. "На людей я, правда, давлю, но от нас не уходят, - продолжает он. - Так, если за год человек пять. Я занимаюсь бизнесом для того, чтобы созидать, и людям даю такую возможность. Так что "Союз" - это что-то вроде духовной общины, только еще с хозяйственными функциями".

Санкт-Петербург

Новости партнеров

    Реклама