Спасители назначены

В свое время менеджеры Ленинградского оптико-механического объединения решили отказаться от производства фототехники. Мудрость этого поступка Илья Клебанов, тогда еще директор ЛОМО, объяснял так: "Все фото переместилось в Японию и Азию. Нам не имеет смысла конкурировать с ними. Никакой инвестор не поможет довести нашу продукцию до уровня, скажем, японской". Таков был приговор, несмотря на то, что отечественная фототехника хотя и не относилась к передовым разработкам, но была все же неплохого уровня и имела своих поклонников за рубежом.

У российского автомобилестроения поклонников неизмеримо меньше. Но теперь, находясь уже в должности министра, Илья Клебанов от имени правительства заявляет, что за 8-10 лет отечественное автомобилестроение сможет наконец создать качественный, конкурентоспособный автомобиль, отвечающий мировому уровню. Одобренная правительством концепция развития автопрома, по словам министра, предполагает создание, по сути, новой отрасли. Таким образом, правительство фактически признает: все, что было создано в российском автомобилестроении ранее, никуда не годится, и эту промышленность мы будем создавать с нуля.

Казалось бы, вот он - элемент той самой промышленной политики, о необходимости которой так долго говорили практически все отечественные экономисты, исключая только радикально либеральных. И тем не менее правительственная затея почему-то не вызывает воодушевления. Уже стало плохой традицией, что судьбоносные решения творятся в тиши кабинетов (максимум, что обещано, - обнародовать доработанный документ после его принятия). И ладно бы это относилось, например, к реформе ОПК. Но когда речь идет о рынке, с которым связана почти четверть населения России, такая секретность вызывает, мягко говоря, недоумение. Нам, честно говоря, кажется, что облагодетельствовать хотят не общество или страну, а отдельно взятых товарищей. Не случайно, отвечая на вопрос, почему же то, что не удалось сделать за 70 лет советской власти и более чем 10 постперестроечных лет, удастся теперь, чиновники правительства и поддерживающие их автомобилестроители ссылаются на приход в отрасль "эффективных собственников". Такая оговорка по Фрейду.

Видимо, прикупая себе машиностроительные активы, те самые новые собственники-металлурги еще не осознавали, с чем они столкнутся на этих предприятиях. Внешне все обстояло не так уж и плохо: спрос в стране на автомобили растет, лидер отечественного автомобилестроения АвтоВАЗ работает практически на пределе своих производственных возможностей, у ГАЗа и УАЗа есть продукция, которая, скажем так, небезнадежна. Подтверждает это и статистика: российский автопром растет в два раза быстрее, чем в западных странах. Ежегодный прирост выпуска легковых автомобилей в России составляет от 5% до 8%. В то же время рынок по сравнению с развитыми странами, если считать по количеству колес на душу населения, заполнен едва ли на треть. Казалось бы, достаточно небольших вложений, чтобы отрасль отождествлялась не с криминальными разборками у проходных ВАЗа и ГАЗа, а с бурным ростом, приносящим владельцам бизнеса прибыль, не сравнимую с той, которую способна давать при нынешней конъюнктуре металлургия.

Но за фасадом автопрома открылись такие проблемы, о которых металлурги могли только догадываться. Дыры балансов отечественных автозаводов составляют миллиарды рублей, а инвестиционная потребность - миллиарды долларов. Косметическим ремонтом здесь не обойтись. Таких денег ни у одного из отечественных олигархов нет. Да и управлять этой отраслью неизмеримо сложнее, чем даже тремя переделами в металлургии. В общем, пришло осознание того, что с проектом вхождения в автомобилестроение новые собственники, что называется, погорячились. Без помощи государства им здесь никак не обойтись.

В результате правительство и ответственные собственники автозаводов решили назначить спасителями отрасли, максимальное достижение которой отождествляется с конструктором типа "Сделай сам", потребителей. Видимо, других секторов экономики, достойных применения сил, в России не нашлось. Остается открытым и вопрос, спасет ли автопром такой "разумный" уровень протекционизма. Как известно, желающих обзавестись иномарками и раньше обкладывали государственными поборами по полной программе. Помогло ли это отрасли повысить уровень ее продукции? Скорее, нет. Более того, по оценкам моих знакомых, качество отечественных автомобилей только ухудшалось. Тем самым, только подтверждается правило: производитель, которому создаются тепличные условия, теряет стимулы к развитию.

Взятые на вооружение протекционистские меры имеют свойство сохраняться, еще более стимулируя застой. Снизить имеющийся уровень защиты производителя значительно сложнее, чем его поднять. Но при этом система искусственного жизнеобеспечения, хотя и может продлить жизнь, - не может вылечить больного. И уж тем более не может вернуть здоровье, если его не было в принципе.