Песни на карусели

Культура
Москва, 29.04.2002
«Эксперт Северо-Запад» №17 (78)
Жизненный опыт режиссера отнюдь не гарантирует его спектаклям сценического успеха

В Театре сатиры на Васильевском острове состоялась премьера спектакля "Вертепъ" по роману Федора Сологуба "Мелкий бес" в постановке Романа Смирнова.

Примечательна личность самого постановщика. Роман Смирнов, модный персонаж питерской богемы, - обладатель уникального жизненного опыта. За его плечами работа телеоператора и журналиста в "горячих точках", дружба с выдающимися деятелями официальной культуры и андерграунда, совместное творчество с Сергеем Курехиным. Обо всем этом Смирнов уже написал мемуары. Казалось бы, редкий случай, когда режиссер, успевший почувствовать запах "настоящей жизни", а не только пыль кулис, может поделиться с публикой свежим, нетрадиционным, острым взглядом на предмет. Между тем ни один из поставленных им в Петербурге спектаклей настоящим прорывом не стал. Не говоря уже о том, что часть из них - обычные провалы, вызванные банальными профессиональными недостатками. "Вертепъ" не стал исключением.

Программка к спектаклю предлагает выдержки из различных энциклопедий со статьей "Вертеп". Общая трактовка представляет нечто среднее между скрытым притоном, развратом, ящиком для кукольных рождественских представлений и самими этими представлениями. Точно так же режиссер собирался нащупать зыбкую грань, где криминальный разврат становится театральным искусством, а от него недалеко уж и до высоких материй. Для воплощения "дьявольской круговерти" на сцене выстроен огромный вращающийся барабан, на заднике - кровавый круг, впоследствии оказавшийся деталью механической шарманки. Тут бы и "закружиться бесам разным" - и действительно, персонажи спектакля обречены на круговые мизансцены и катание на поворотном круге.

Однако все это лишь орнамент: сам спектакль абсолютно статичен. Однажды заявленный характер персонажа никак далее не развивается, отношения героев заданы изначально и претерпевают лишь минимальные изменения, а сама режиссерская мысль туманна, поскольку явно не находит адекватных сценических решений. О создании особой атмосферы "дьявольского вертепа" просто не приходится говорить; хотя в распоряжении Смирнова оказались как минимум три замечательных актера, в этом спектакле им нечего делать.

Приехавший из Омска Юрий Ицков - артист редкого дарования. Он способен оправдать любое сценическое положение и любой текст, его Передонов изобретательно, просто великолепно омерзителен. В первые пять минут спектакля актер мастерски очерчивает характер персонажа целиком (спрашивается, на что ему потратить оставшиеся три часа?). Превосходна Надежда Живодерова в роли Ершихи: чудная актриса играет пьяную бабу так органично и смешно, как давно не играли на петербургской сцене. Наталья Кутасова элегантна и иронична в роли уездной светской львицы-"эмансипе". Но никак не связанные режиссерской волей, актеры дробят спектакль на отдельные эпизоды, так и не вырастающие в целостное решение.

Все происходящее - бессодержательная режиссерская риторика. "Вертепъ" можно было бы принять за предельно наивный литературный пересказ сюжета романа, если бы не обилие песен и танцев, часть из которых, особенно ближе к финалу, исполняется актерами с какими-то чрезвычайно загадочными лицами. В этом смысле характерен финал спектакля, когда уже зарезавший кого положено Передонов присоединяется к общему хору, виртуозно распевающему "Белеет парус одинокий". У некоторых артисток при этом в глазах стоят слезы. Мощный "залп" этого распева наполнен той же бессмысленной патетикой, что и весь спектакль. Классический пример пара, ушедшего в свисток.

У партнеров

    Реклама