Стратегия бездействия

Очередную попытку привнести элемент стратегического мышления в систему межтерриториального управления можно считать провалившейся. Созданный трудами группы президента Института системных проектов Юрия Солодухина многостраничный том "Стратегия развития Северо-Западного региона до 2015 года" имеет не больше практической ценности, чем менее объемная, но не менее бесполезная "Доктрина развития Северо-Запада России" Центра стратегических разработок Петра Щедровицкого. Не важно, что работа обеих стратегических групп еще как будто продолжается. Главное, что и тот, и другой документы совершенно не пригодны к использованию. Впрочем, ничего другого ожидать и не приходилось.

Известно, что качество исполнения заказа во многом зависит от качества постановки задачи. Хотя формально в обоих случаях прямой заказ отсутствовал (инициатива исходила от исполнителей), тем не менее понятно, на кого были ориентированы данные документы. Меж тем еще Никколо Макиавелли отмечал, что суверен (в нашем случае власть) должен принимать советы, только когда он этого хочет, а не когда этого желают другие. Ведь существует закон, что суверену, который сам не мудр, никогда не дадут хорошего совета.

Наши чиновники, особенно на региональном уровне, пока слабо представляют, как управлять сложной системой территориального устройства при отсутствии чисто административных рычагов. Осознанное понимание необходимости планирования (разумеется, в совершенно других формах, чем это было принято в сверхцентрализованной экономике СССР) у них напрочь отсутствует. Нет такого понимания и у общества. Участие в подобных проектах наши государственные люди рассматривают не более как элемент своего пиара, единственной целью которого является показать себя как управленца новой формации, который вовсе не чужд мудреной науке менеджмента. При таком подходе качество исполнения особой роли не играет - ведь стратегия делается не для того, чтобы ее использовать для конкретной работы.

Нет никакого сомнения в том, что основой любого стратегического плана территориального развития является цель - ни один ветер не будет попутным, если мы не знаем, куда плыть. Однако просто для того, чтобы сказать, что хотелось бы жить лучше, незачем было городить такой огород. Цель приближения стандартов благосостояния жителей Северо-Запада к минимальным показателям зажиточности развитых стран явно не тянет на то, чтобы стать ориентиром развития.

Прежде всего потому, что общество не является однородным по своей структуре. У каждой из его частей есть свои осознанные мечты, а значит, и цели. Причем части эти во многих случаях имеют взаимоисключающие интересы. Например, если предприниматели заинтересованы в сведении налоговой нагрузки к минимуму, то социально незащищенная часть общества, наоборот, заинтересована в максимальном перераспределении национального дохода в свою пользу. Может быть, выведенный в "Стратегии...". Солодухина показатель в виде зарплаты в 650 долларов для кого-то и является недостижимой мечтой, а кому-то этих денег не хватит даже на то, чтобы толком пообедать.

Приближение уровня региональной жизни к минимальным стандартам в развитых странах не является тем ориентиром, который может быть воспринят наиболее активной частью общества, собственно, и обеспечивающей прогресс (то есть предпринимательством и бизнесом), в качестве руководства к действию. Прикладывать значительные усилия, даже чем-то жертвовать ради повышения благосостояния какого-то среднестатистического жителя вряд ли кто будет. Равно как и простые граждане не будут особо надрываться ради того, чтобы богатела и процветала лишь общественная элита. В примирении различных и отчасти противоречивых интересов и должна заключаться задача любого стратегического плана. То есть целеположение стратегии обязано составлять взаимоувязанную друг с другом систему интересов различных общественных групп.

Кроме того, сущность стратегии развития территории состоит в том, чтобы определить то, что она может предложить своим жителям в будущем, что заставит их жить именно здесь, а не в другом месте. Пока советские граждане были лишены возможности сравнивать свою жизнь с тем, как живут в других странах, это было не так важно. Все изменилось, когда рухнул железный занавес - утечка мозгов и работящих рук стала ответом граждан на вдруг открывшиеся обстоятельства.

Наконец, стратегия - это прежде всего руководство к действию, перенос умственных усилий в практическую плоскость. Без этого любая стратегия будет лишь бумагой, бесполезно пылящейся на полке. В условиях рыночной экономики, когда центров принятия решений великое множество, основой любого управления становятся мотивации. Центральный вопрос состоит в том, имеют ли люди побудительные причины к развитию своего мастерства для выполнения поставленных задач. Этого побудительного мотива во втором варианте региональной стратегии нет.