Назад, в будущее

Возвращение России на Шпицберген началось с науки

Кризисы последнего десятилетия вынудили Россию практически полностью свернуть свое присутствие на Шпицбергене. Ослаблением российских позиций не замедлили воспользоваться собратья по договору 1920 года, где был закреплен принцип равного участия в освоении архипелага для стран, подписавших документ. Нас стали вытеснять с этой территории. Осознав, что если ситуация будет развиваться в том же ключе, то Россия рискует полностью утратить влияние на ситуацию в этом районе Арктики, правительством страны была принята Программа оптимизации и повышения эффективности деятельности российских организаций на архипелаге Шпицберген. Одновременно была создана межведомственная правительственная комиссия по обеспечению сохранения российских интересов, производственной и научной деятельности на архипелаге.

В первую очередь от десятилетнего "летаргического" сна очнулась отечественная наука, получившая существенную государственную поддержку на возобновление исследований на территории архипелага.

Как мы отступали

C началом экономических реформ Шпицберген практически выпал из внимания правительства, бюджетное обеспечение научных программ, в частности, и российского присутствия в целом "усыхало" год от года. С 1990 года финансирование угольной промышленности на острове осуществляется лишь на 10%-20%, что привело к вынужденному закрытию шах. Остановилась рыбоперерабатывающая фабрика в Баренцбурге.

Наиболее тяжело пришлось ученым. В худшие годы (1998 и 1999) деньги из федерального бюджета выделялись фактически только для Полярного геофизического института и управления метеорологии, да и то на уровне зарплат постоянно работающих на Шпицбергене сотрудников, количество которых уменьшилось с нескольких десятков до 5-6 человек.

Пока Россия вынужденно сокращала свое присутствие на Шпицбергене, Норвегия делала конкретные шаги по упрочению своих интересов. В 1997 году норвежский парламент принял программу дальнейшего освоения Шпицбергена на ближайшие 30 лет.

Но главное внимание норвежцы уделили науке. Специально для координации этой деятельности за Полярным кругом правительством Норвегии был создан полярный центр окружающей среды, объединивший шесть основных государственных и общественных научных организаций. Практически одновременно в 1996-1997 годах на Шпицбергене был запущен ряд уникальных исследовательских объектов, построенных Норвегией совместно с другими государствами.

В течение 90-х годов общая сумма средств, израсходованная на создание научной базы архипелага правительствами разных стран, составила около 500 млн норвежских крон. Если в 1998 году здесь было зарегистрировано 137 научно-исследовательских проектов, то два года спустя их количество возросло до 570, в которых участвуют специалисты 14 стран мира.

Медленное возвращение

Очевидно, что российская наука оказалась практически вытесненной с архипелага двумя факторами - собственным безденежьем и активизацией иностранных коллег. Видимо, поэтому первая порция внимания правительства досталась именно ей. Впервые почти за десять лет в сентябре 2000 года малочисленным сотрудникам метеорологических и геофизических станций сверх средств на зарплаты из федерального бюджета были выделены несколько сотен тысяч рублей на закупку оборудования. За последние два года количество средств, выделяемых на "шпицбергенскую" науку, возросло на порядок: в 2002 году федеральный бюджет профинансировал ученых уже на 15 млн рублей.

Список получателей остался практически тем же, что был в конце 80-х: примерно по 5 млн рублей выделено мурманским метеорологам и Полярному геофизическому институту; 2 млн поделили между собой ряд институтов Российской академии наук - гляцеологии, археологии, Мурманский морской биологический, Полярно-альпийский ботанический сад-институт. Остальное досталось петербургским Институту Арктики и Антарктики и Полярной морской геологоразведочной экспедиции.

"Возвращенцы" отремонтировали свои домики, закупили бытовой инвентарь, снегоходы, а главное - оборудование нового поколения. Метеорологи установили новейшие отечественные станции вертикального и наклонного зондирования ионосферы, наблюдения за которой будут возобновлены в этом году. Геофизики после длительного перерыва вновь получают данные о геомагнитных пульсациях, озоновом слое и полярных сияниях и планируют смонтировать в Баренцбурге нейтронный монитор.

Впервые в феврале этого года в Мурманске прошла международная конференция "Комплексные исследования природы архипелага Шпицберген", которая отныне станет ежегодной. "В решении конференции записано - предпринять шаги по формированию межведомственного координационного центра по исследованию Шпицбергена, - говорит заведующий отделом Мурманского морского биологического института профессор Геннадий Тарасов. - На наш взгляд, это был бы правильный шаг для того, чтобы оптимизировать расходование "научных" денег. Ныне средства на исследования Шпицбергена выделяет Минэкономразвития на проекты, представляемые и защищаемые тремя ведомствами - Минприроды, РАН, Росгидромета. Основной получатель средств - трест "Арктикуголь", с которыми институты заключают договоры на выполнение работ. Естественно, при такой системе не всегда распределение идет с точки зрения научной важности проекта".

Пока, конечно, отечественной науке приходится брать качеством методик, богатством опыта: 5 млн долларов, в среднем ежегодно затрачиваемые Норвегией и сотрудничающими с ней иностранными государствами на развитие науки на Шпицбергене, на порядок больше того, что в 2002 году выделило для аналогичных целей российское правительство. Но можно предполагать, что процесс пойдет по нарастающей, и вслед за наукой утраченные позиции восстановят рыбаки, рыбопереработчики и шахтеры.

Мурманск