Льняной комплекс

Без модернизации текстильных предприятий и стабилизации сырьевой базы льняную отрасль Вологодчины не реанимировать

Текстильные предприятия Вологодской области, привыкшие за годы плановой экономики гнать метраж, не думая о качестве продукции, чуть ли не с начала рыночных реформ оказались в плачевном положении. Российский рынок быстро заполнился более качественным импортным текстилем, а вологодские предприятия потеряли возможность сбыта и "залегли". Спад производства у текстильщиков негативно отразился и на других участниках льняного комплекса - сырьевиках и переработчиках. С тех пор ситуация мало изменилась.

В принципе, выращивание льна может быть весьма прибыльным бизнесом. Так, до революции валовый доход с десятины льна в Вологодской губернии составлял в среднем около 85 рублей, а с десятины ржи - 46 рублей. Однако это чрезвычайно хлопотное занятие. С давних времен известно, что лен является растением, опустошающим почву. Поэтому через 7-8 лет должна производиться его запашка. Из-за этого вологодские крестьяне при возделывании льна применяли систему трехполья. Но это приводило к уменьшению покосов, а значит, и к сокращению поголовья скота. Недостаток навозного удобрения вел к еще большему истощению земли. Зачастую любовь ко льну оборачивалась для небольших крестьянских хозяйств полным разорением.

Лен против хлопка

Другая проблема льняной отрасли - конкуренция со стороны хлопковой отрасли, практически всегда способной заместить льняные ткани хлопчатобумажными. Лен, хотя и прочнее хлопчатобумажной ткани, но дороже, к тому же не так легко поддается окраске и нанесению рисунка, так что в целом хлопчатобумажная ткань дешевле и красивее льняной. Это обусловлено не дороговизной льна-сырца (хлопок дороже), а гораздо большими затратами на его обработку. Во-первых, он дает в два раза больше отходов. Во-вторых, лен плотнее хлопка, его удельный вес больше, поэтому из одного и того же количества получается значительно меньше пряжи. Сами свойства льна - малая гибкость и неэластичность, а особенно неоднородность делают процесс его обработки более трудным и дорогим.

Понятно, что все эти особенности предъявляют повышенные требования к организации льняного бизнеса - культуре выращивания льна, технологическому уровню его переработки. Между тем низкая селекция семян льна-долгунца, основного сырья льнокомбинатов, явилась главной причиной малой урожайности в 1998-2001 годах плюс устаревшее оборудование перерабатывающих заводов - все это приводит к ежегодным потерям до 50 тонн льноволокна.

Для вывода льноводства из кризиса необходимы инвестиции на 70%-ное техническое перевооружение льносеющих хозяйств, расширение в 2,5 раза посевных площадей, создание условий для выращивания тонковолокнистых сортов льна, внедрение новейших технологий коттонизации короткого льноволокна, что позволит использовать такое волокно для производства льносодержащих тканей и создать новое направление в текстильной промышленности. Сейчас условий для этого нет, поэтому посевные площади сокращаются (в этом году засеяно около 6 тыс. га против 10 тыс. га в прошлом году). По словам начальника отдела растениеводства и семеноводства Департамента сельского хозяйства Александра Галушкина, хозяйства области не хотят заниматься льном, так как не могут сделать его производство рентабельным. Не во всех колхозах имеется специализированная техника (льнокомбайны), нет семян и средств. Дотации из областного бюджета настолько незначительны, что их только-только хватает на посев зерновых. Сказывается и то, что рынок области постепенно заполняется более дешевым белорусским и китайским льноволокном.

Локомотивами отрасли объективно являются льнокомбинаты, и без вывода их из кризиса всем остальным предприятиям не подняться. Но ситуация на них до сих пор не стабилизировалась, и потому в сырьевиков и переработчиков они вкладывают средства эпизодически - в периоды своего относительного благополучия.

Вологда