Иллюзия богатства

Исполнилось десять лет с начала приватизации в России - знакового события, символизировавшего наступление новой эпохи. Между тем даже многие из тех, кто стал жить лучше, чем при советской власти, говорят, что десятилетие реформ обмануло их ожидания. И наибольшее разочарование вызывают как раз результаты приватизации. Особое негодование связано с тем, что, даже обменяв свои ваучеры на акции предприятий, граждане почти ничего от обретенной собственности не получили - ни серьезных доходов, ни реальной власти над предприятиями. Люди рассчитывали, что приватизация сделает их богатыми, и, когда это не получилось, стали ругать Чубайса за обман.

Между тем, это результат недоразумения. В процессе приватизации раздавалось не богатство, а собственность. И не всем поровну, а в конечном итоге - в зависимости от желания и способности эффективно этой собственностью управлять. Причем оба эти свойства - объективные, они не зависят от воли приватизаторов. Но массы россиян восприняли приватизацию совершенно иначе.

Воспитанные в традициях русской народной сказки, с ее скатертью-самобранкой, золотой рыбкой, палочкой-выручалочкой и с легкостью решающим все проблемы полусонным Иванушкой-дурачком, наши соотечественники в глубине души убеждены, что для достижения успеха в жизни надо лишь найти панацею. И такое чудесное средство немедленного обогащения многие россияне увидели в собственности, тем более что советская пропаганда много лет внушала им ошибочную марксистскую догму, что она тождественна богатству, и потому стоит только "все поделить", как мы от одного этого сразу станем лучше жить.

И сейчас еще (судя по опросам) массовое сознание в России не до конца приняло очевидную истину, что собственность сама по себе ценностью не является, ибо с равным успехом может приносить и прибыль, и убытки. Так, работники предприятий, получив в процессе приватизации (в пользу трудовых коллективов) "несметные сокровища" в виде обшарпанных заводских корпусов и устаревших станков, производивших не находящую спроса продукцию, стали жить даже хуже, чем раньше (убытки их предприятию государство уже не покрывало).

Как показало специальное исследование, очень часто трудящиеся приобретали акции своего предприятия главным образом для того, чтобы сохранить рабочее место. По наивности они полагали, что работника-акционера уволить не посмеют. Жизнь, однако, показала, что директора не только "смели", но зачастую умело манипулировали собственниками "народных предприятий" в своих, зачастую небескорыстных интересах. И получалось как при социализме: коллективная собственность работала лишь на обогащение отдельных лиц. Впрочем, первые несколько лет это было справедливо и для внешних акционеров, чьей невнимательностью к своей собственности активно пользовались нечистые на руку директора. Да даже и без воровства собственность в отсутствие грамотного управления доходов не приносила.

Мой знакомый, в бытность начальником одного из районных КУГИ, как-то похвастался, что может по одному только виду торгового зала определить форму собственности магазина и способ, каким он был приватизирован: купленный на торгах за живые деньги выглядел гораздо лучше доставшегося трудовому коллективу по дешевке. Не говоря уж о магазине государственном, который, как правило, ухитрялся ничем не отличаться от советского, времен повального дефицита. Ответственность собственным кошельком, талант менеджера и огромный труд - вот необходимые (но не достаточные) условия превращения собственности в богатство.

Интересно, что непонимание этого распространено и в административной среде. Хотя в разгар массовой приватизации чиновники активно пропагандировали свои усилия по передаче государственного имущества "эффективному частному собственнику", чуть не половина его осталась в их руках. Более того, за это время власти всех уровней учредили огромное количество новых госпредприятий (ГУПов), в отличие от учреждений и некоммерческих организаций, призванных зарабатывать прибыль. Подобно неискушенным гражданам, они не посчитали нужным заняться организацией эффективного управления этой собственностью и потому, разумеется, никаких серьезных доходов от нее не получили. А когда в некоторых регионах, как, например, в Петербурге, решили-таки "навести порядок", то вместо налаживания грамотного управления госсобственностью ограничились установлением ГУПам жестких норм отчислений в бюджет. Подобная "реформа" демонстрирует глубокую укорененность в головах даже высокопоставленных чиновников предрассудка, что собственность должна приносить доход сама по себе.

В стране, где такая иллюзия владеет умами всего населения, приватизационный процесс, даже при самом правильном его проведении, не может не то что сделать всех богатыми, но даже обеспечить тривиальный подъем производства. Словом, оценивая сегодня итоги приватизации, не стоит расстраиваться из-за того, что она не сделала нас счастливыми. Давайте радоваться, что хоть какая-то польза от нее все же есть. Ведь могло бы быть и хуже - игры с золотой рыбкой чреваты разбитым корытом. Ибо, как справедливо заметил американский философ Эрик Хоффер, "поиски счастья - основной источник несчастья".