Неделимое пароходство

Приватизация Латвийского морского пароходства может быть сорвана

Историю, которая разворачивается вокруг приватизации латвийского морского пароходства Latvijas kugnieciba (LK), в Риге называют остросюжетной драмой. После пяти лет буквально общенационального обсуждения этой темы и четырех бесплодных попыток проведения аукционов в конце июня Латвийское агентство приватизации (ЛАП) наконец объявило о результатах продажи акций этого предприятия. Не успели официальные лица и пресса выразить диаметрально противоположные мнения по поводу успеха этой сделки, как контрольный пакет акций оказался под арестом суда, а сама компания - в центре большого скандала. Олигархи не поладили

В Латвии даже дети знают, что за раздел национальных промышленных активов с переменным успехом идет война между дядей Айваром Лембергсом и дядей Андрисом Шкеле. Первый представляет так называемый вентспилский клан, то есть интересы нефтяных промышленников из акционерного общества Ventspils nafta (VN), второй - рижского, а точнее - своего собственного капитала. Поскольку оба, помимо того что являются бизнесменами и богатейшими людьми Латвии, еще и занимают видные общественные посты (первый - мэр Вентспилса, второй - лидер Народной партии), их соперничество всегда принимает политическую окраску.

Латвийское морское пароходство - одна из крупнейших транспортных компаний Центральной Европы (ее основной актив - танкерный флот насчитывает 40 судов, а общая стоимость активов оценивается примерно в 500 млн долларов ) - по всем признакам не мог избежать пристального внимания обоих бизнесменов. Впрочем, активами LK интересовались не только они. Поскольку в силу своего значения для Латвии пароходство постоянно находилось в центре внимания правительства, пятилетний процесс его приватизации повлиял на отставку не одного кабинета министров. Правительство многократно рассматривало различные варианты приватизации, среди которых превалировали схемы привлечения стратегического инвестора. В числе прочих назывались российские компании " Газпром", " ЮКОС" и " ЛУКОЙЛ-Арктик-танкер". После того как в одном из вариантов приватизации появились условия для потенциального инвестора, которые не могла удовлетворить ни одна латвийская компания (в частности, требование к годовому обороту не менее 200 млн долларов и бизнес на добыче нефти и судоходстве), крупный латвийский бизнес решил объединиться для совместного отпора иностранцам. Оба олигарха не пожалели сил и использовали все свое влияние, чтобы склонить власти провести "народную" приватизацию пароходства, выставив часть акций на свободную продажу за приватизационные чеки.

В итоге 32% акций были проданы за сертификаты и, по сведениям латвийских газет, благополучно поделены между двумя экономическими группами, в интересах которых действовали эстонский Hansabanka и Latvijas Krajbanka: им досталось 26,56% пароходства, то есть 83% выставленных на публичные торги акций. Правда, по сообщению газеты "Бизнес-Балтия", одна из сторон, вентспилская, не удержалась и, нарушив "джентльменское соглашение", прикупила себе дополнительное количество акций, что стало поводом для очередного конфликта между латвийскими олигархами.

Третьего забыли

Однако, как показали дальнейшие события, латышам рано было ссориться друг с другом: 25 июня на Рижской фондовой бирже состоялся второй этап приватизации - аукцион по продаже 51% акций LK. По его итогам государственное агентство приватизации заявило, что 61,43% от всех выставленных акций приобрели латвийские покупатели, а 38,57% - международные инвесторы. При этом большую часть акций пароходства - 31,27% приобрел Ventspils nafta. Нефтяной концерн тут же докупил на вторичном рынке у Hansabanka еще 18,67%, в сумме получив контроль над 50,94% акций LK. Это обошлось нефтяникам в 34,9 млн латов (57,5 млн долларов). Несколькими днями позднее в прессе появились официально не подтвержденные сообщения, что благодаря операциям на вторичном рынке пакет VN в капитале пароходства вырос до 77%.

Министр экономики Латвии Айгар Калвитис поспешил выразить "большое удовлетворение" по поводу окончания эпопеи с приватизацией пароходства, растянувшейся на пять лет. Однако его мажорное настроение разделяют далеко не все. Например, газета Diena подсчитала, что 83% акций LK ушли в сумме за 46 млн латов - это неполная стоимость двух танкеров, купленных пароходством прошлой осенью.

Позитивные и негативные оценки итогов аукциона разом смолкли в тот момент, когда суд Центрального района Риги внезапно арестовал 51% акций пароходства. Такое решение было принято до выяснения обстоятельств дела по жалобе кипрской оффшорной компании Beacon Shipping. Как заявили ее представители, Beacon Shipping, желавшая участвовать в аукционе, не была на него допущена под предлогом несоблюдения определенных формальностей. Суд встал на сторону киприотов и арестовал акции.

Решение беспрецедентное, поскольку речь идет об аресте акций госэмиссии и под сомнение поставлено решение государственных же инстанций. Местные газеты тут же припомнили, что в 1999 году попытки крупной международной финансовой группы Tufton опротестовать негативное решение ЛАП и возместить свои расходы были проигнорированы государством со спокойствием сфинкса.

Обозревателей поразила и оперативность - в течение одного дня, - с которой был принят иск и наложен арест, а также странная неуверенность, с которой представители государства реагировали на действия суда. Например, министр Калвитис разразился гневным релизом, вместо того чтобы обратиться в суд. Все это заставило местных наблюдателей сделать вывод о том, что за кипрской фирмой стоят влиятельные российские компании. В числе вероятных участников называется АО "Совкомфлот", "ЛУКОЙЛ-Арктик-танкер", ОАО "Объединенные машиностроительные заводы" и "ЮКОС" (на основании информации, что Beacon Shipping принадлежит 1/3 российской судоходной компании "Волгонефть", которая ранее была связана со структурами "ЮКОСа".) В офисах всех названных российских компаний заявили о том , что им ничего не известно о причастности своих компаний к сделке.

Между тем президент Beacon Shipping Ричард Рейнерт сказал журналистам, что в случае, если им не удастся оспорить результаты аукциона, они собираются вступить в переговоры с Ventspils nafta о перепродаже контрольного пакета акций. При этом они будут готовы заплатить за каждую акцию на 10 сантимов больше, чем цена, сложившаяся в ходе аукциона - 35 сантимов (в этом случае чистый заработок MN может составить 15 млн долларов). В этой ситуации сегодня никто из экспертов не решается предсказать, чем все же на самом деле закончится эпопея с Latvijas kugnieciba.

Вильнюс