Рынок закрыт. Все ушли в Москву

Крупнейшие петербургские банки переносят свой бизнес в столицу

В приличном петербургском экономическом издании обсуждается вопрос о закрытии банковского отдела и создании вместо него отдела торговых сетей или игорного бизнеса. Дискуссия не лишена смысла: налицо "сжатие" банковского рынка города: самостоятельных местных участников становится все меньше, самые активные переносят вектор своей активности на федеральный уровень, финансовый рынок безнадежно отстал от московского. Идею превращения Петербурга в банковскую столицу следует признать окончательно и безнадежно умершей. Ситуацию вряд ли спасет даже перевод на невские берега Центробанка или политической столицы - если этим мечтам вообще суждено когда-нибудь сбыться. Финансовой столицей России останется Москва, как Лондон или Нью-Йорк - финансовые столицы мира. Петербургу уготована роль крупной финансовой провинции - привлекательного рынка для сетевых национальных банков.

Супермагнит

Строго говоря, причина смещения активности петербургских банков в Москву одна - в Москве все деньги, и на фоне падения рентабельности банковского бизнеса близость к деньгам становится критическим фактором. Модель расположения российских финансовых институтов уже сложилась, и она не похожа на немецкую, где свои крепкие кредитно-финансовые учреждения есть в каждой земле, зато явно копирует французскую, где все банки в Париже.

Идея превращения одного крупного города в центр финансовой власти, при том что власть политическая должна остаться в другом мегаполисе, могла бы быть реализована где угодно, но только не в России, не в нашей олигархической экономике, построенной на тесном союзе высших государственных чиновников и крупного частного бизнеса. Однако идея такая была, и принадлежала она романтическим петербургским политикам начала 90-х годов во главе с Анатолием Собчаком. Политики были обаятельны и красноречивы, поэтому успеха они добились: первые западные банки в России "Кредит Лионе Русбанк" и "Дрезднер Банк" были открыты в Петербурге, и это были именно дочерние банки западных грандов, а не филиалы. Впрочем, и первый российский акционерный банк "Викинг" был зарегистрирован в 1988 году также в Петербурге. Но время все расставило по местам, все искусственное разрушилось, и победил естественный ход событий: банк "Викинг" остался маленьким, "Дрезднер банк" давно больше в Москве, чем в Петербурге (во всяком случае, там находится правление банка), множество финансовых идей и деятелей, родившихся в этом городе, были как магнитом притянуты к себе столичным рынком. В последние два года эта тенденция стала особенно заметна, и в ней прослеживается несколько основных течений.

Клиент позвал в дорогу

Было бы радостно считать, что развитие бизнеса петербургских финансово-кредитных учреждений в Москве происходит исключительно за счет активного развития петербургских корпораций, которые отправились завоевывать столицу и всю страну, но при этом не смогли расстаться с полюбившимся банком. Эта причина далеко не единственная, хотя факты такие действительно есть. Например, по словам управляющего Московским филиалом Балтийского банка Андрея Петрова, "развитие московского направления связано прежде всего с активизацией деятельности на московском рынке петербургских клиентов - компаний "Балтимор", "Русский сок" (торговая марка Nico), "Евросиб", "Выборжец", "Октябрьская железная дорога". "Мы идем в столицу, чтобы поддержать интересы петербургских корпораций, в частности ГУ АП "Пулково", ЗАО "Лаверна", холдинг "Юнилэнд", компанию "Талосто", - заявил председатель правления Международного банка Санкт-Петербурга (МБСП) Сергей Бажанов, открывая региональный центр в Москве. По словам председателя правления Инкасбанка Виктора Питернова, "в качестве основных целей выхода на московский рынок чаще всего ставится поддержка бизнеса клиентов акционеров банка, а также оптимизация расчетов на федеральном уровне". "Большинство обслуживающихся в московском филиале Инкасбанка - это дочерние или партнерские структуры петербургских клиентов банка, - сказал он. - Компаниям, имеющим бизнес в Москве, удобно работать через филиал Инкасбанка, ведь между головным офисом и филиалами банка расчеты производятся день в день". Московское направление развития "МЕНАТЕП СПб" связано прежде всего с бизнесом акционеров - структур концерна "ЮКОС", но это все-таки особенная история, поскольку такое развитие ситуации было предопределено падением большого "МЕНАТЕПа" в кризисе 1998 года.

Впрочем, было бы неверно полагать, что петербургские банки привлекает в Москве исключительно обслуживание земляков. Хотя, по мнению Виктора Питернова, "питерские банки, выходя на жесткий конкурентный московский рынок, не ставят перед собой задач по захвату его значительной доли", финансовые возможности населения столицы и городских предприятий также не могли оставить петербургских финансистов равнодушными. "Московский бизнес более быстрый, более оборачиваемый, а значит, здесь можно продавать услуги в гораздо больших объемах, чем в других городах страны, - считает Александр Красносельский, первый заместитель председателя правления ОАО "ПСБ". - Плюс к этому население столицы - наиболее обеспеченное в России, а значит, банки ориентируют свои ритейловые и кредитные программы именно на него". По словам Андрея Петрова, развитие московского офиса идет в направлении обслуживания не только корпоративных клиентов, но и частных лиц, и в настоящий момент Балтийским банком в Москве выпущено 60 000 пластиковых карт и установлено несколько банкоматов, самые популярные из которых - на Ленинградском вокзале. МБСП превратил московский филиал в региональный центр, создав там вексельное и лизинговое подразделения. У "МЕНАТЕПа СПб" подразделения по обслуживанию пластиковых карт и драгоценных металлов располагаются в московском филиале, общий штат которого составляет более 250 человек. "Мы усиливаем роль московского филиала исходя из того, что перспективы роста в столице для нас еще далеко не исчерпаны, - заявил заместитель председателя правления "МЕНАТЕП СПб" Андрей Хоробров. - Возможности этого рынка несоизмеримы с петербургскими, и поэтому филиал имеет перспективы для резкого качественного роста". По словам Андрея Хороброва, банк рассчитывает на рост за счет клиентов федерального уровня, а также клиентов "среднего уровня", но по московским меркам не сопоставимым с петербургским.

Ставка на Москву действительно приносит результат довольно быстро. Например, МБСП получил такого крупного клиента, как "Мостотрест", и теперь 30% лизинговых контрактов - московские, а размер остатков на счетах клиентов московского центра за 8 месяцев этого года вырос в два раза - до 1,5 млрд рублей. У "МЕНАТЕПа" в Москве делается треть всего бизнеса. Превращение московского филиала ПСБ в региональный центр (в его состав вошли филиал и подразделения головного банка) за год дало прирост общебанковского бизнеса на 25-30%, при этом банк привлек таких клиентов, как ФГУП "РСК "МИГ", ГНПЦ "Звезда-Стрела", АК "Сибур", НПО "Алмаз".

Два мира - два рынка

Практически все петербургские финансисты признают, что их привлекают в Москве не только количественные показатели рынка, но и иное качество отношений. "В Москве больше капитализма, - считает председатель правления банка "Вэб-Инвест" Александр Винокуров. - Чаще выигрывает не тот, кто "свой", а тот, кто предложил лучшую цену". С ним вполне согласен Андрей Хоробров: "В Москве гораздо выше эффективность работы, потому что он больше подвержен рыночным законам и меньше - субъективным факторам, что свойственно для более мелких городов. Там более значимо качество продукта, а не принадлежность к финансовым группам".

Разница между петербургской и московской финансовой средой наиболее рельефно чувствуется в области дилинга, в частности рынка межбанковского кредитования и спекулятивных операций банков.

Ежедневно любой банк, помимо всего прочего, обслуживает свою ликвидность: клиенты проводят платежи, деньги уходят и приходят, а банк занимается размещением временно свободных средств или приобретением временно недостающих. Фактически платежи проводятся в региональных расчетно-кассовых центрах (РКЦ) Центробанка, в частности в Московском и Петербургском. Система построена таким образом, что банки не могут в течение дня без ограничений перегонять деньги туда и обратно. (ЦБ создал это ограничение, установив правило, что иногородний банк может проводить расчеты "по Москве" только в рамках реального остатка денежных средств на его счете в РКЦ утром каждого дня, и все, чем пополняется счет в течение дня, уже не считается.) Эта система порождает обособленность финансовых рынков двух столиц. При этом банки проводят платежи клиентов и по Петербургу, и по Москве, обслуживая их операции с контрагентами из других регионов. Например, типично петербургский "БАЛТОНЭКСИМбанк", не имеющий московских клиентов, по словам руководителя казначейства Ивана Дедова, примерно 60% клиентских платежей проводит внутри Петербурга и 30-40% по Москве.

Таким образом, межрегиональная платежная деятельность банков через РКЦ ограничена, и потребности банков покрываются за счет платежей через корреспондентские счета - так функционирует межбанковский рынок. Дилинговые подразделения занимают и отдают деньги на этом рынке, при этом любая сделка с другим банком, будь то межбанковское кредитование или покупка-продажа бумаг, происходит в рамках установленных друг на друга лимитов - максимального размера доверия, который банк оказывает своему контрагенту. Лимит, который банк может получить у партнеров, зависит от его величины и финансовой устойчивости, причем реальной, такой, как ее оценивают эти партнеры-конкуренты. При этом лимиты, как правило, не открываются на пусть даже и крупные, но по тем или иным причинам недружественные структуры. Поэтому банков, которые имеют друг на друга лимиты, в Петербурге очень мало - в пределах десятка из числа самых крупных, а филиалы московских банков, как правило, не принимают самостоятельных решений по дилингу. После покупки МДМ-банком Инкасбанка и "Петровского" стало еще на два игрока меньше, потому что теперь их учитывают в суммарном лимите для МДМ. Десяток - это не рынок, предложений и контрактов на нем мало, а цены подчас сильно отличаются от московских в невыгодную сторону. Столичные кредитно-финансовые учреждения имеют достаточно лимитов на петербургские банки, благодаря большему числу участников предлагают более реальные цены и к тому же гораздо больший объем услуг: например, занять деньги в банках Москвы можно и в семь часов вечера, а в Петербурге, как правило, к двум часам дня - уже полный штиль. "Емкость петербургского рынка очень мала. Поэтому в Питере банк делает 10-20% межбанковских конверсионных и депозитных операций, а остальное - на московском рынке через корсчет в Росбанке", - сказал Иван Дедов. Следует отметить, что корсчет в другом финансово-кредитном учреждении также ограничивает платежные возможности (в частности, условиями платежного овердрафта, то есть того же лимита риска), поэтому активизация работы на финансовом рынке - еще одна из причин открытия собственных филиалов петербургских банков в Москве.

Таким образом, сложившиеся параметры рынка не позволяют банкам рассчитывать на ликвидность петербургского рынка в части межбанковских заимствований. Это же справедливо и для покупки-продажи наличной валюты (по словам банкиров, сделки оказываются выгоднее в Москве даже с учетом инкассации), и особенно для спекулятивных операций банков. "Стремление питерских банков активизировать свое присутствие в Москве кажется нам совершенно естественным. Во второй столице количество активных игроков на рынке едва доходит до десяти; в Москве эта цифра на порядок больше. Даже при стандартном наборе инструментов на ликвидном рынке существует значительно больше возможностей для получения дохода", - считает директор казначейства Балтийского банка Алексей Бабичев. "Наш бизнес практически весь в Москве, потому что там находится основная часть людей, принимающих решения по деньгам, - заявил Александр Винокуров. - Для облигационного бизнеса, которым мы занимаемся, это имеет решающее значение. В столице располагаются почти все наши потенциальные покупатели - банки, страховые компании, негосударственные пенсионные фонды, паевые фонды, казначейства крупных российских корпораций (в первую очередь нефтяных компаний). Из нашего месячного оборота в 3 млрд рублей 90% приходится на Москву".

По мнению Александра Винокурова, петербургского финансового рынка просто нет: "Это миф, и мы не переносим весь офис в Москву только потому, что там будут выше затраты. Технология позволяет работать по телефону, а откуда дилеры звонят - неважно". По словам руководителя дирекции по управлению активными и пассивными операциями ПСБ Евгения Новикова, ПСБ также "не ставит перед собой задачи перенесения дилинга в Москву, поскольку благодаря налаженным коммуникациям мы можем торговать где угодно". "Переезд дилинга из Петербурга в Москву потребует существенных затрат, - сказал он. - Конечно, трейдинг подразумевает еще и личные контакты, но для этого достаточно периодически направлять специалистов дилинговой службы в Москву".

Тем не менее некоторые из петербургских банков решили больше не тратиться на телефонные переговоры и командировочные расходы. "Дрезднер банк" первым упразднил казначейство в Петербурге, целиком перенеся это подразделение в московский филиал. Сейчас в столицу переезжает казначейство банка "МЕНАТЕП СПб". "Reuters, конечно, и в Африке Reuters, но сделки по форексу и по "межбанку" идут через московский корсчет, - сказал Андрей Хоробров. - Если человек с Reuters сидит в Петербурге, а расчет в Москве, это увеличивает расчетные риски и скорость прохождения платежей для клиентов. Да и расчетная система Московского региона более удобна".

Новые возможности

Картина факторов, привлекающих петербургских банкиров на столичный рынок, была бы неполной без упоминания так называемого административного ресурса. Массовое перетекание в столицу петербургских политиков, чиновников и бизнесменов и назначение их на крупные государственные или контролируемые государством позиции оказало на московское направление развития петербургских банков совершенно особенное влияние. "Путинский призыв" хоть и смел с петербургского рынка изрядную часть активных управленцев, но в то же время щедро платит за это тем, кто сумел воспользоваться ситуацией. Вот лишь несколько последних примеров. "МЕНАТЕП СПб" стал уполномоченным банком "Гознака", МБСП стал обслуживать президентскую авиакомпанию "Россия", "Вэб-Инвест" стал соорганизатором облигационного займа АК "Алроса", а ПСБ - первого займа РАО "Газпром". И совсем необязательно полагать, что речь идет о какой-то всеобъемлющей коррупции. Очевидно, что и не без этого, но в то же время реализация принципа "не забывать своих" имеет под собой и вполне объективную основу: любой бизнес, кем бы он ни контролировался - государством или частными лицами, требует доверия и взаимопонимания с контрагентами, а доверять проще тому, кого лучше знаешь. Стесняться тут нечего, и все опрошенные "Экспертом С-З" банкиры признают влияние "административного ресурса" на петербургский бизнес. Противоположное мнение высказал первый зампред ПСБ Александр Красносельский: "Сегодня мы наблюдаем скорее противоположную картину. Петербуржцы, "приехавшие" во власть в Москву, становятся "забывчивыми" в отношении прежних петербургских связей. Им достаточно уютно с московским бизнес-сообществом, которое умеет работать с "административным ресурсом". Поэтому фактор "старых деловых связей" неоднозначен и порой может давать совершенно противоположные результаты".

Идущие навстречу

На фоне активизации деятельности петербургских банков в Москве наблюдается и встречная тенденция. В городе усиливается влияние московских финансовых структур. Филиал Альфа-банка занял изрядную нишу на местном рынке, активизируются "Уралсиб" и "НИКойл". МДМ купил два банка из первой десятки и, возможно, на этом не остановится. Сейчас в Петербурге уже 79 филиалов иногородних банков (местных - 46). Федеральные банки должны идти в Петербург, но искать здесь они будут не особо крупных клиентов или заработка на финансовых рынках, а бизнес на обслуживании населения и средних предприятий. Промышленность и жители из города никуда не денутся, поэтому Петербург останется крупным объектом внимания сетевых банков, ориентированных на кредитные проекты и розничный бизнес. Можно предположить, что именно такие национальные сетевые банки постепенно займут основной объем банковского рынка города. У петербургских банков сегодня есть выбор: превратиться в такое сетевое учреждение (что если и будет доступно, то единицам), стать частью одного из более успешных конкурентов или сделаться узкоспециализированным банком, заняв нишу по этой специализации на федеральном уровне.

Санкт-Петербург