Всего лишь инструмент

За последние две недели в Петербурге одного азербайджанца убили и еще одного ранили. Говорят, это сделали скинхеды (или не скинхеды, а другие подростки, но тоже экстремисты). Милиция, как водится, сначала отрицала всякую политическую подоплеку этих дел, а потом стала охотно подтверждать факт наличия таковой. Оба преступления, поставленные в ряд с московскими и краснодарскими погромами и драками, производят тягостное впечатление. Вспоминаются опасения времен Горбачева и Ельцина, они множатся на похожие страхи, приобретенные нами в самые последние годы: неонацисты, талибы, чеченцы, "черный сентябрь" в США, террористические акты в России и Израиле, антиглобалистские беспорядки по всему миру. Что это? Фашизм в России снова поднял голову?

Пытаюсь вспомнить предыдущие случаи. Вспоминаю следующее: первое обострение случилось во второй половине 80-х годов. Брожение в умах. Одна часть номенклатуры - за реформы, другая против. В Ленинграде (при поддержке обкома партии) и в Москве (тоже, должно быть, при чьей-то поддержке - ЦК, КГБ?) стали собираться граждане, объединенные в общество "Память". Румянцевский сквер около Академии художеств. Черные галифе. Тогда впервые услыхал про сионских мудрецов и их протоколы. Боялись погромов. И где теперь лидер "Памяти" Васильев? Где те члены обкома партии? Где те страхи? Забыты, трижды забыты.

Следующий эпизод - середина 90-х годов. Уже перекрашен обгоревший "Белый дом". Скоро - думские и президентские выборы. Около Казанского собора на Невском проспекте каждый день толпится экстремист - то левый, то правый (зачастую - бок о бок). На коммунистических демонстрациях красные флаги мирно соседствуют с желто-черными, монархическими, портреты Ленина и Сталина - с портретом убитого ими Николая II. Множество партий. По возможности ограничусь аббревиатурами. Левые - ВКП(б), РКРП, РКП, ВЛКСМ и так далее. Правые - Российский христианско-монархический союз, РОД, РОС, "Русский собор", "Русская партия" и так далее. Наконец, немало экзотики вроде не артикулированных "Ячеек Национал-синдикалистского наступления" или "Движения конфедератов" (русские последователи идей генерала Роберта Ли, лидера американского Юга). Где это все? Ведь они нас пугали, и, знаете, бывало страшновато. Но выборы прошли, Ельцина выбрали, выбрали Думу и опять все забыто.

Отдельная тема - НБП, Национал-большевистская партия Эдуарда Лимонова. В отличие от большинства крайне левых и крайне правых групп середины 90-х НБП существует, а ее лидер находится под следствием, и по серьезным статьям. Нередко можно слышать, что, осуждая Лимонова, российские власти всего лишь имитируют борьбу с реальным экстремизмом, поскольку Лимонов - просто талантливый "неоднозначный" человек, ну, одно слово - богема. Мне представляется, что цель выбрана совершенно правильно. По-настоящему опасны не бритоголовые бойцы, а умные люди. Лимонов же, будущий классик русской литературы и единственный яркий человек в среде русских экстремистов, хотя бы теоретически мог влиять на моду и настроения молодежи. Да, собственно говоря, и влиял, и не только на молодежь. Году в 96-м любимец Петербурга и неофит национал-большевизма Сергей Курехин привез из Москвы идеолога НБП Александра Дугина, которого Лимонов называл "партийным сокровищем". Благодаря Курехину и Лимонову никому не известный Дугин, автор вредного политического фэнтези, человек застенчивый, типичный начетчик, был принят повсюду и вскоре многим стал известен. Кстати, и сейчас, пока Лимонов сидит в следственном изоляторе, Дугин процветает как идеолог чего-то еще и дает замысловатые интервью.

Пройдет ли фашизм? По мнению Валерия Соловья, специалиста по национал-радикальным организациям, все вовсе не трагично, просто в России появляется новая политическая мода: именовать любой эксцесс, вне зависимости от его характера, экстремизмом. Между тем уровень ксенофобии в России ниже, чем во многих европейских странах, а погромщики организованы гораздо хуже и действуют не так масштабно. Нельзя не согласиться с экспертом. Но - дело-то к выборам. А российские выборы - это такой трагикомический эпизод нашей жизни, когда элиты, чтоб скоренько размежеваться, вспоминают об идеях и небескорыстно идеологизируют, взвинчивают все население, в том числе и шпану. Во время выборов выпиваем не просто, а политически, отлыниваем от работы политически. И хулиганим - тоже политически.