Вне игры

Тема недели
Москва, 28.10.2002
«Эксперт Северо-Запад» №40 (101)
Директор St.Petersburg Open Михаил Рыдник считает, что турнир можно сделать по крайней мере безубыточным

Михаил Рыдник возглавляет компанию " Открытый Петербург", занимающуюся организацией St.Peters-burg Open, с того момента, как владельцем турнира стал БАЛТОНЭКСИМ БАНК (руководитель компании приходится двоюродным братом главе банка Юрию Рыднику). Тогда проведение турнира было довольно убыточным предприятием, а после кризиса 1998 года его продолжение и вовсе стояло под вопросом. За прошедшие четыре года, однако, многое изменилось. St.Peters-burg Open по звездному составу игроков и своему финансовому положению фактически догнал московский Кубок Кремля, а организаторы турнира начали задумываться о том, чтобы он был причислен к серии Masters.

- Господин Рыдник, в этом году на турнире довольно много звезд: Кафельников, Сафин, не говоря уж об Агасси. Расскажите, как происходит приглашение игроков, как вам удается с ними договориться?

- Да, этот механизм - длительная кропотливая работа. На самом деле игроки на таком турнире - главная его составляющая. Нет таких игроков - нет и турнира такого уровня, нет интереса ни финансового к нему, ни зрительского. То есть этот интерес довольно низкий. Приглашение игроков - основная задача для нас. Поэтому мы по окончании каждого турнира планируем переговорный процесс, для того чтобы сформировать следующий состав. Здесь механизмов очень много, и мы используем их все - от личного знакомства до совершенно официальных обращений к агентам и менеджерам игроков.

- Я знаю, что на турнирах ATP помимо призового фонда существуют какие-то гонорары для игроков.

- Такая практика есть, я не хотел бы говорить о конкретных цифрах. Сложились некие негласные правила, хотя они довольно условные. Например, первая десятка игроков - они себя очень высоко ценят. Вообще, теннис такого уровня выставляет себя очень пафосно. Особенно если взять Masters Cup - заключительный турнир года, негласный чемпионат мира, - это вообще королевское событие. Так вот, сложилось такое негласное правило, что игроки не едут играть без каких-то гарантированных денег. Так считается - не то что они такие бедные - просто правила такие. Они себя так оценивают. Цена зависит от рейтинга игрока и от его имени, потому что, например, если завтра Агасси будет находиться не в первой тройке, а в двадцатке, то своей зрелищности он не потеряет. И своей, так сказать, кассовой привлекательности. Заявляя, что сюда приезжает Сампрас, например, или Агасси, мы сразу привлекаем телевидение, спонсоров, интересы явно подогреваются, в том числе, естественно, и зрительский интерес. Увидеть таких легендарных личностей, да еще за небольшие деньги. На недавней пресс-конференции даже был такой вопрос задан, не помню, как он был сформулирован точно, но смысл в том, чтобы не платить игрокам гонорары, кто-то сказал, что Москва, вроде, ничего не платит. Ну, можно теоретически собраться всем директорам турниров ATP, что само по себе уже нереально. Допустим, собрались они все и решили, что больше мы игрокам денег платить не будем - пусть играют так, за призовые. Игроки - довольно обеспеченные люди, и наверняка образуется ситуация, при которой они какое-то время будут бойкотировать турниры, а через какое-то время найдется человек, который организует систему, подобную ATP. И все. Это все понятно.

Но есть еще один момент, который может усиливать наш состав, привлекать сюда сильных игроков и снижать эту гарантированную стоимость. Это уровень самого турнира. Теннисисты-профессионалы - это люди, которые каждую неделю куда-то переезжают, люди, у которых времени нет ни на что. У них только зал перед глазами, мячи, самолеты, гостиницы, корты. Все. И если вот в череде этих довольно стандартных организационных мероприятий - я имею в виду турниров - появляется какой-то турнир, который выделяется чем-то явным, скажем, привлекает интересной культурной программой, радушием, красивыми кортами, хорошим отелем, не просто хорошим, а суперотелем, как, скажем, Гранд Отель "Европа". Для игрока это уже является привлекательной чертой, и, когда он планирует свой календарь, будет обязательно планировать свой приезд на такой турнир.

- И все же, какой процент бюджета турнира составляют премиальные?

- Примерно четверть.

- Давайте разберем постатейно, из чего складываются доходы и расходы турнира.

- Я назову обобщенные блоки. Расходная часть бюджета турнира - это, естественно, призовой фонд; потом организационно-техническая часть, начиная с аренды корта и кончая оборудованием, величина этой части зависит от нашей мотивации, желания сделать турнир привлекательным. Его можно сделать по самому минимуму, по-простому, а можно стремиться сделать красивым. Это, кстати, наша линия. И третья, довольно объемная составная часть - это пиар и реклама турнира, наших партнеров, игроков. Но в основном турнира. Доходность турнира складывается из двух больших блоков. Это спонсорское участие и билетная программа.

- Известно, что Кубок Кремля был убыточным. Ходят слухи, что ваш турнир - тоже не прибыльное предприятие.

- Не прибыльное. Вообще, в мире мало таких прибыльных предприятий. "Большой шлем" и Masters - это отдельная категория турниров, которые имеют обязательные программы по телевидению, по спонсорам, совсем другое обеспечение. Не могу сказать точно за Кубок Кремля, думаю, что они близки к нулю или даже окупаются. Мы в этом году практически приближаемся к такому состоянию, и по той жизни, которая происходит вокруг турнира, я прогнозирую, что мы будем расти в этом отношении.

- За счет чего? За счет роста стоимости билетов?

- Нет, она должна расти вместе с покупательной способностью населения. Конечно, просто так поднять стоимость билетов - бессмысленно и никому не нужно, это только вызовет озлобление.

У нас все взаимосвязано. Организация турнира - вы пришли и посмотрели, вам понравилось. Она работает на то, чтобы тем партнерам, которых мы имеем, или потенциальным партнерам было престижно прийти сюда, вложить свои деньги и представлять турнир вместе с нами. Это самая главная задача - создать такой продукт, в который можно было бы вложить деньги. Потому что люди ищут, куда можно вложить деньги: спорт, социальные проекты. У нас же в Питере теннисный турнир - это самый большой общественный, социально-значимый проект. Вот это самая главная задача - сделать этот продукт таким, чтобы было просто почетно прийти сюда в качестве спонсоров, с какой-либо помощью, в качестве партнеров, в том числе я и о прессе говорю. И не просто чтобы можно было прийти, открыть ногой двери и поучаствовать. У нас уже складывается некая конкуренция. Мы не хотим делать здесь такой спонсорский подвал, как это называют в рекламе. Мы хотим, чтобы партнеров было меньше, но чтобы мы могли их больше и лучше показать, потому что это действительно компании, которые делают большое дело. Они, по сути дела, дарят такой праздник городу, стране, миру. Нас, кстати, часто путают - есть БАЛТОНЭКСИМ БАНК и группа "Конти" - это не спонсоры, это две компании, которые являются владельцами турнира и вместе с тем они являются нашими гарантами - в течение ряда лет они просто проплачивали турнир, когда у нас не было вообще никакой доходности. Четыре года назад она была равна нулю, и никто не видел никаких перспектив. Таким людям надо спасибо говорить.

- "БАЛТОНЭКСИМ" ведь не с самого начала был владельцем турнира? Кому пришла в голову идея его купить?

- История начала турнира была довольно бурная. Всероссийская теннисная лига, так она тогда называлась, получила право на неделю в календаре ATP. В Москве уже был Кубок Кремля, решили, что второй турнир нецелесообразно проводить в одном городе, и выбор пал на Питер. Приехали представители ATP, посмотрели СКК, Гранд Отель "Европа" - всем очень понравилось. Вот так под московским руководством пришел сюда турнир. Я тогда, к сожалению, не принимал никакого участия в его жизни. Через год-два турнир перешел под петербургское управление и стал развиваться. Там был пул инвесторов - был БАЛТОНЭКСИМ БАНК, банк "Балтия" был. Какое-то время, кажется, турнир поддерживался из бюджета. В 1998 году права на его проведение выкупил "БАЛТОНЭКСИМ". В 2000 году Рыдник Юрий Евгеньич пригласил группу "Конти", Михал Михалыча (Мирилашвили. - О.К.). Пообщались и решили, что им было бы интересно вдвоем делать турнир. И началась эта новая страница.

- С чем это было связано - тяжеловато стало одному?

- Ну, кому угодно тяжеловато будет. Два миллиона безвозмездно в год. Это, согласитесь, очень серьезно. Во-первых, это тяжело, а во-вторых, у нас все в основном построено на личных отношениях. Это тоже сыграло свою роль. И пришла группа "Конти". С 2000 года они стали равнозначными партнерами. Кроме положительного, ничего другого в связи с этим приходом сказать не могу. Они в равных долях, мы работаем всегда очень четко. Меня очень радует, что все понимают эту линию развития турнира, поддерживают ее, поддерживают меня, что тоже дает некий кураж в работе.

- Не возникают ли у вас неудобства в связи с тем, что глава группы "Конти" Михаил Мирилашвили находится сейчас в тюрьме? Не сказывается ли это на репутации турнира?

- У меня лично никакого неудобства нет от этого, к Михал Михалычу я отношусь с большим уважением. Вне зависимости от того, что он сейчас не на свободе. Те обязательства, которые он на себя берет, он выполняет. Этот человек достоин уважения. То, что турнир последние два года существует и развивается, - это его большая заслуга.

- В этом году кроме двух владельцев турнира появился новый спонсор - "Газпром". Какова его роль?

- Роль-то простая. Это генеральный спонсор, он внес большие денежные суммы в турнир. Я думаю, что это то, о чем я говорил, когда продукт приближается к такому уровню, когда участвовать в нем становится интересно, престижно.

- А как " Газпром" объясняет, почему это интересно и престижно?

- Да потому что интересно, это же серьезный проект, его смотрят люди. Это то мероприятие, где тебя видно.

- Это у вас с "Газпромом" одноразовое сотрудничество или долгосрочный проект?

- У нас контракт на один год. Естественно, после окончания турнира мы будем обсуждать дальнейшее наше сотрудничество - я пока не буду об этом говорить - и будем стараться его развивать, но пока контракт на один год.

- Скажите, насколько обоснованы слухи о том, что турнир впоследствии продадут Швейцарии? Ведь у нее нет своего турнира ATP?

- Как это - нет? В Швейцарии турнир начался как раз одновременно с нами, в Базеле, там турнир серьезный. У нас вообще неделя очень сильная. Стокгольм, Базель, Санкт-Петербург. Что касается продажи, честно говоря, для меня это откровение, я даже такого не слышал никогда.

- Вы должны делать какие-то ежегодные отчисления ATP?

- Да, естественно. Это расходная статья, от 30 до 40 тысяч. Там еще есть членский взнос - около 25 тысяч, и еще от 5 до 10 - взносы в различные фонды (обязывают платить в детский фонд, фонд развития, даже фонд банкротства турниров).

- И все-таки, какой сейчас бюджет St.Petersburg Open?

- Два миллиона.

- Миллион - это призовой фонд, а еще один - на гонорары, организацию и все остальное?

- Да.

- Я приходил вчера в СКК, там между кортов стоит много маленьких магазинов, ресторанчиков. Сколько там стоит место?

- Место на сегодняшний день стоит 100 долларов квадратный метр.

- Это на сколько времени?

- Это на все время, одноразовый взнос. Вот, например, ресторан занял там три на три метра павильон, заплатил 900 долларов - и все, работает.

- Кубок Кремля обладал многими "фишками", особенно поначалу, когда с деньгами было хорошо. Например, был бесплатный VIP-ресторан, говорят, на него чуть ли не треть бюджета уходило. Потом туда стали уже за деньги пускать. А есть ли такие "фишки" у вашего турнира, чем он привлекает?

- У нас тоже есть VIP-ресторан. И в этом году он смонтирован в совершенно оригинальном современном стиле. Он не бесплатный, правда, вход туда ограничен. В этом году у нас в пресс-центре находится чайно-кофейный стол - вот он совершенно бесплатный для прессы.

- Городские и федеральные чиновники проявляют к вам внимание?

- Приходят посмотреть.

- Насколько я знаю, в ATP существует "супердевятка" турниров. Нет ли желания в нее войти?

- Да, "супердевять", есть такое. Перспективы такие - надо повышать уровень нашего продукта, и, когда мы сами станем понимать, что это то, с чем не стыдно выйти на самый высокий уровень, мы заявимся. Я думаю, что это произойдет очень скоро. Турниров девять, десятый открывать никто не будет, потому что календарь и так перенасыщен, его и так пытаются все время "пропалывать". Схема примерно такая: подается заявка, и затем мы ждем, когда кто-нибудь из "девятки" откажется от проведения турнира. Вот Штутгарт отказался - турнир перенесли в Мадрид. И, очевидно, надо ждать такой же ситуации. Это, в общем-то, обычная работа с ATP, и она ведется. Если такое место освободится - мы будем знать.

В подготовке материала принимала участие Анна Синицына

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№40 (101) 28 октября 2002
Большой теннис
Содержание:
Реклама