Дорогой традиций

Технический прогресс никак не повлиял на производство коньяка CAMUS

В 1863 году Жан-Батист Камю основал Коньячный дом - CAMUS LA GRANDE MARQUE. В начале XX века фирма CAMUS имела статус поставщика Российского императорского двора. Во времена ЦК КПСС только ей было даровано право поставлять знаменитые французские коньяки на территорию СССР. О том, как удается столько лет поддерживать неизменность традиции, заложенной еще отцом-основателем знаменитого Коньячного дома, а также о его нынешних связях с Россией рассказали теперешний владелец Дома Жан-Поль Камю и его сын Сирил Камю (на фото - слева) во время их недавнего визита в Петербург.

- У вашего Дома богатая и длинная история. Какое место в ней занимает Россия?

Жан-Поль Камю: Достаточно важное. Уже во времена моего прадеда, основателя нашей компании, российский рынок был для нас приоритетным. С одной стороны, потому, что российские потребители ценят качественные вещи и нашему коньяку судьбой был уготован этот рынок, а с другой - потенциал России был всегда большим, и это видно по сегодняшним показателям, свидетельствующим о значительном росте потребления. И в нашем Доме, будь то в царское, советское время или сейчас, уделяли российскому рынку особое внимание.

- У вас семейное предприятие, в котором знания и традиции передаются строго от отца к сыну. Помогают ли вам ваши сыновья, и кто сейчас в вашей семье занимается производством коньяка?

Ж-П: У меня два сына, и оба являются продолжателями семейного дела. Это, надо сказать, большая удача. Старший, Жан-Батист, занимается всем тем, что касается создания и производства коньяка: он закупает вино, контролирует дистилляцию, следит за старением коньяка, занимается составлением напитка и его дегустацией. Я ему, разумеется, немного помогаю. Особенно по части дегустации. Но с того момента, как коньяк уже разлит в бутылки, полномочия Жана-Батиста заканчиваются и эстафету подхватывает Сирил. Он обеспечивает весь сбыт, промоушн, а также занимается дизайном продукта. Сирил путешествует по всему миру, потому что мы поставляем коньяк приблизительно в 140 стран. Ему приходится постоянно перемещаться. Вот и сейчас он только что вернулся из длительной поездки по многим странам. Пять месяцев в году Сирил проводит в разъездах. И, я вам скажу, это замечательно, что мои сыновья так прекрасно дополняют друг друга.

- Могли бы вы рассказать, в чем заключается эксклюзивность вашего коньяка, какие качества присущи только ему одному?

Ж-П: Не секрет, что у каждого коньячного дома есть свои особенные черты, и наш - не исключение. Вы знаете, наверно, что регион Коньяк разделен на несколько так называемых крю - Гранд Шампань, Петит Шампань, Бордери, Бон Буа, Фин Буа. И каждому из них соответствует определенный тип коньяка. Гранд Шампань ценится своей тонкостью и длительностью вкуса, Бордери - букетом, ароматом. Известно также, что стареет коньяк Бордери довольно быстро. В свою очередь, Фин Буа и Бон Буа создают "тело" коньяка. Так вот, наши коньяки представляют собой ассамбляж всех этих крю, но с явным преобладанием Бордери. Район Бордери - самый маленький по площади, в нем сосредоточено всего 8% виноградников региона Коньяк. Многие из них принадлежат нам, и мы в еще больших количествах закупаем вино для коньяка у других производителей. Поэтому наш коньяк во вкусовом отношении отличается значительным содержанием Бордери. Недавно мы даже создали еще одну марку - Х.О, состоящую только из Бордери: Х.О Borderies. Это и составляет главное отличие нашей марки от других. Благодаря Бордери оно выражается в насыщенном аромате, а также в округлости, мягкости вкуса. Наш Дом всегда ориентировался в этом направлении.

- Я знаю, что вы также производите миллезимный коньяк, то есть урожая одного года.

Ж-П: Да-да... Но это коньяк, как бы это сказать, не подлежащий коммерциализации. Это наш личный, семейный резерв, которым мы угощаем наших гостей, когда они приезжают к нам в Коньяк. Это, скажем так, весьма необычный по своим свойствам напиток, безусловно, уникальный, но такие о-де-ви можно произвести лишь в очень ограниченных количествах.

- Сегодня коньяк все больше стали использовать в качестве основы для различных коктейлей. Эта традиция - разбавлять коньяк содовой - кажется, пошла еще из XIX века?

Сирил Камю: Я бы даже сказал - с момента создания коньяка. Коньяк изначально начали дистиллировать, чтобы снизить потери вина при транспортировке. Потом спирт опять разбавлялся водой. И, разумеется, вином это уже было назвать нельзя. Но, так или иначе, коньяк с самого начала пили, разбавляя водой, содовой, каким-нибудь тоником. То есть сейчас мы в каком-то смысле возвращаемся к истокам. Конечно, с тех пор коньяк, его вкус и качество сильно изменились. Появились Х.О, Extra. Такие коньяки, конечно, принято пить в чистом виде. Для коктейлей же используется в основном коньяк категории V.S.

- Что касается традиций, я знаю, что коньяк также очень широко используется во французской кухне...

Ж-П: И в иностранных тоже!.. Рецептов очень много. Дичь, например. В России, я знаю, любят охоту. Не знаю, водятся ли у вас тут бекасы, но бекасы в коньяке фламбе - это, я вам скажу, нечто особенное. Любая мелкая дичь хорошо сочетается с коньяком. Или, например, омары, запеченные в коньяке, это очень вкусно. Так что для коньяка тут нет ничего унизительного, его можно добавлять куда угодно.

- Я знаю, что вы даже блины на коньяке делаете...

Ж-П: Совершенно верно! Даже блины...

- Развитие технологий каким-то образом повлияло на производство коньяка? Или это по-прежнему очень консервативное искусство?

С: Технический прогресс никак не повлиял на производство коньяка. Сегодня его делают точно так же, как и 200 лет назад. У нас нет машин, которые умели бы дегустировать коньяк. Именно человек делает вкус коньяка особенным, отличным от других. А где технологии действительно важны, так это в том, что касается контроля. Они позволяют лучше следить за качеством наших продуктов, делать его более стабильным, дают нам возможность обеспечивать более высокое качество розлива и упаковки, нежели то, что было лет 20-25 тому назад. Теперь это более сложная и точная процедура. А что касается самого производства, то здесь ничего не изменилось.

Ж-П: Вы знаете, коньяк состоит из более чем 900 различных компонентов. Его невозможно произвести синтетическим путем. Тут надо быть реалистом. И производство коньяка всегда будет очень консервативным по своей сути, всегда традиционным. В коммерческом плане мы можем осуществлять какие-то инновации, презентовать что-то новое. Но традицию нужно блюсти такой, какой она была в течение веков, начиная от выращивания винограда и заканчивая ассамбляжем.

- Кстати, насчет охоты. Ведь ваш дедушка, насколько известно, был заядлым охотником, охотился вместе с Николаем II...

Ж-П: Да, это правда, они вместе охотились... Однажды он привез из России шкуру медведя. Эта шкура лежала в гостиной нашего замка Плесси, и в детстве я просто обожал на ней играть. Она была такая мягкая, пушистая. Сейчас этой шкуры в нашем замке уже нет, потому что она досталась в наследство одной из моих сестер.

- Считаю необходимым задать вам, на мой взгляд, очень важный вопрос. Не секрет, что некоторые производители в бывшем Советском Союзе продают свой бренди, используя название "коньяк". Ваше отношение к такому положению дел, и как эта ситуация может быть разрешена?

Ж-П: Это действительно очень важный вопрос. Я вам расскажу одну забавную историю. В 1965 году мой отец был приглашен представлять Францию на Международном конкурсе крепких алкогольных напитков в Тбилиси. И ему выпала возможность встретиться с одним из советских специалистов, профессором Герасимовым, который отвечал за организацию мероприятия. Отца тогда даже показали по вашему телевидению. На этом конкурсе отдельной категорией шел коньяк; в рамках категории представлялся собственно коньяк, а также различные бренди, которые выпускались в республиках Советского Союза, и бренди других стран. Мой отец все время пытался донести мысль, что есть закон от 1932 года, который определяет, что такое коньяк и что такое бренди. Целую неделю он объяснял эту разницу советским специалистам. И вот, в самом конце конкурса, профессор Герасимов сказал моему отцу: "Господин Камю, мы поняли ваше послание. И поэтому, когда будем экспортировать наш коньяк, будем называть его бренди! А тут у нас, извините, свой рынок, и мы будем делать так, как мы хотим". С тех пор ваш бренди при экспорте называется "бренди", а не "коньяк". Однако на внутреннем рынке ситуация не меняется. Дискуссия по этому поводу продолжается и сейчас, она идет в позитивном духе, но потребуется еще какое-то время, чтобы она разрешилась окончательно. Мне кажется, что здесь уже начинают признавать, что нужно соблюдать наименование по месту производства. Это важно, по-моему, для самой России в отношении ее собственных товаров и продуктов. Чтобы продвигать их на международном рынке.

С: Дело в том, что, например, армянские бренди, которые используют название "коньяк", не могут продаваться за пределами бывшего Советского Союза. Сейчас предпринимаются действия, чтобы запретить коммерциализацию армянских бренди во всех странах за пределами Армении. И самое лучшее для них в этой ситуации - запатентовать собственное наименование по месту происхождения. В Армении культура бренди имеет длинную историю. У армянского бренди есть свои особенности, связанные с местными условиями и традициями. Мы бы с интересом следили за продвижением этого наименования, которое характеризует их продукт. И тогда у них появилась бы возможность выйти на международный рынок. Вот в этом направлении мы и ведем сейчас диалог. То есть, с одной стороны, препятствовать использованию наименования "коньяк", а с другой - дать возможность для развития.

- Но вы не воспринимаете армянский бренди в качестве конкурента? Он вам, похоже, не сильно мешает продвигать свой коньяк?

С: Разумеется. Проблема главным образом в том, чтобы не путать названия. Потому что все-таки у бренди и у коньяка - разные ниши. Разный уровень цен, разный вкус, разные традиции. И если это разные продукты, то и называть их надо по-разному.

Ж-П: Они вообще делают качественный продукт. У него есть свои специфические свойства. И, по-моему, им самим невыгодно называть тот же бренди "Арарат" коньяком и делать вид, будто они делают коньяк. Нужно же гордиться тем, что производишь. Они могут дать своему бренди эксклюзивное наименование и извлечь из этого большую пользу.