"Пространство для маневра у финнов было очень маленьким"

31 марта 2003, 00:00
  Северо-Запад

Директор программы российских и восточноевропейских исследований Института Ренвалла Хельсинкского университета Тимо Вихавайнен считает, что участие Финляндии во Второй мировой войне было вынужденным.

- Господин Вихавайнен, вы очень критически отнеслись к книге Николая Барышникова и, если я не ошибаюсь, охарактеризовали эту работу как "основанную на стереотипах сталинской пропаганды". Почему?

Т.В.: Критически, да. Я сказал, что в ней используется тот же подход, что и в сталинской пропаганде, а именно: война 1941-1944 годов рассматривается как неспровоцированное нападение Финляндии на Ленинград. При этом замалчивается значение Зимней войны и довоенной политической ситуации. Барышников не старается осмыслить ситуацию, в которую попала Финляндия в контексте Второй мировой войны.

Ведь пространство маневра у финнов было очень маленьким, они должны были учитывать возможную реакцию как Германии, так и США. Читателю книги будет непонятно, почему США не объявили войну Финляндии. Барышников не говорит и о том, что финское руководство все время думало о будущей мирной конференции. Оно считало, что окончательный результат войны будет решен именно там. И никто не верил, что на этой конференции все будет решать Германия, а США окажутся среди побежденных.

Разумеется, Финляндия не могла не быть частью кольца блокады, так как она находилась в состоянии войны с СССР. Но все-таки Финляндия отказалась от стрельбы и бомбардировок Ленинграда. Можно спросить: чего еще можно было ожидать от неприятельской стороны? Я хочу подчеркнуть, что очень сожалею о людях, которые пострадали от блокады. Некоторые из них - среди моих лучших друзей. Но в книге Барышникова речь идет не об этом, а только о политической истории.

- Вы говорили также, что аргументация Барышникова построена на неверном переводе части источников. О чем конкретно идет речь?

Т.В.: Когда автор изначально ориентируется на однобокий подход, он, недостаточно зная язык, понимает смысл источников неправильно. Вот пример, на который Барышников ссылался как на особенно важный в своей статье в газете "Хельсингин саномат" в декабре 2002-го: "[посланник Финляндии в Берлине] Кивимяки сообщил: "Мы можем теперь взять, что захотим, также и Петербург, который, как и Москву, лучше уничтожить..."" (стр. 40). Читатель обязательно сделает вывод, что именно Кивимяки поддерживал уничтожение городов. А на самом деле посланник только рассказывает о том, что ему говорил Геринг, значит, речь идет о мнении Геринга.

- Йохан Бекман, издатель книги Барышникова, подал на вас в суд по обвинению в клевете. Как развивается этот процесс?

Т.В.: Никак не развивается. Я знаю, что господин Бекман распространяет сильно искаженную информацию о моих выступлениях. Ходят также слухи, что он угрожает вызвать меня в суд. Хотя у меня тоже есть претензии в адрес Бекмана, я все-таки полагаю, что решать подобные разногласия в суде было бы ненормально.