"Штиль-1" стреляет в цель

Русский бизнес
Москва, 14.04.2003
«Эксперт Северо-Запад» №14 (123)
Российским судостроителям удалось решить проблемы, возникшие в ходе передачи фрегатов индийским заказчикам

По результатам испытаний фрегата Trishul подписан акт государственной приемки корабля. Комиссия подтвердила соответствие всех систем и комплексов фрегата техническому проекту и готовность корабля к проведению приемопередаточных испытаний с участием комиссии иностранного заказчика. Это позволило генеральному директору Балтийского завода Олегу Шуляковскому заявить, что проблемы, ранее препятствовавшие сдаче кораблей, построенных заводом в рамках исполнения контракта для индийских ВМФ, можно считать решенными. "Теперь у нас и наших подрядчиков есть полная ясность, как проводить испытания всех систем и комплексов фрегата", - сообщил он журналистам.

Не попали

Контракт на строительство для Индии трех фрегатов (по российской классификации - сторожевых кораблей) стоимостью примерно 1 млрд долларов был заключен 17 ноября 1997 года. Головным исполнителем контракта стал Балтийский завод. Впервые в российской истории для зарубежного заказчика строились корабли, аналогов которым не было в российском ВМФ. Передача индийской стороне первого фрегата, получившего название Talwar, должна была состояться в мае прошлого года, а двух других - Trishul и Tabar - следом, с интервалом в шесть месяцев, в ноябре 2002-го и в мае 2003 года. Но этого не произошло.

В ходе приемопередаточных испытаний первого фрегата во время зачетных стрельб зенитно-ракетного комплекса (ЗРК) "Штиль-1", которым оснащен корабль, ракета, вместо того чтобы поразить цель, сразу же после пуска потеряла управление и автоматически самоуничтожилась. Причем надо отметить, что корабль успешно прошел госприемку и был принят госкомиссией.

ЗРК "Штиль-1" разработки НПО "Альтаир"считается одной из наиболее эффективных оружейных систем своего класса. Комплекс обеспечивает дальность поражения самолетов на расстоянии от 3,5 до 25 км и дальность поражения противокорабельных ракет на расстоянии от 3,5 до 12 км. Первая модификация "Штиля" уже много лет эксплуатируется на различных кораблях ВМФ России. С ней никаких проблем до сих пор не возникало.

Не корабль, а еж

Довольно быстро специалистам стало ясно, что причину отказа комплекса следует искать в несовместимости "Штиля-1" с другими системами вооружения корабля. Сказалась извечная проблема российской оборонки - недостаточная унификация разработок различных КБ. Не случайно генеральный конструктор одного из конструкторских бюро сравнивал российские корабли с ежами, так много из них торчит в разные стороны радиолокационных систем. До поры до времени это никак не сказывалось на боевых качествах судов.

Фрегаты по требованию индийской стороны были оснащены помимо "Штиля" ударным противокорабельным комплексом Club, реактивной бомбометной установкой РБУ-6000, артиллерийским комплексом " Пума" и комплексом " Каштан". Такая насыщенность боевыми системами оказалась перебором. В результате при выключенной радиолокационной станции, выдающей целеуказание, "Штиль-1" стреляет нормально, но при этом корабль становится "слепым" и не может атаковать. Естественно, что суда, системы которых могут работать лишь в специально созданных для этого условиях, а не в боевой обстановке, индийским ВМФ были не нужны.

Информация о том, что в процессе передачи корабля Индии возникли проблемы, долго держалась в секрете. Только в начале года заместитель гендиректора "Рособоронэкспорта" Виктор Камардин был вынужден официально признать факт задержки исполнения контракта на поставку в Индию фрегатов.

Проблема решена, причины не устранены

Для Балтийского завода нарушение сроков сдачи Индии фрегатов означал задержку получения денег за выполненные работы. В результате в прошлом году завод, вынужденный платить не предусмотренные финансовым планом проценты по кредитам и дополнительные платежи по налогу на имущество, сработал с убытком. Кроме того, проблемы со сдачей кораблей поставили под угрозу заключение нового миллиардного контракта с Дели на постройку еще трех аналогичных судов. А на этот заказ питерские корабелы, безусловно, рассчитывали.

Представители завода (хотя и оговариваясь, что индийская сторона должна была знать, на что идет, настаивая на включении в спецификацию поставки сырого комплекса) говорили о том, что в случае продолжения задержек сдачи фрегатов будут вынуждены предъявить штрафные санкции разработчикам "Штиля-1". По словам Олега Шуляковского, из-за задержки передачи кораблей завод не получил от индийской стороны более 25% контрактных средств. А потому, вне зависимости от того, предъявит штрафные санкции индийская сторона или нет, Балтийский завод намерен выставить компании "Альтаир" неустойку. Однако ее руководители, пытаясь снять с себя ответственность, высказывались в том духе, что причиной задержки сдачи фрегатов заказчику стало использование их комплексов в нерасчетных режимах, и готовы были доказывать свою правоту в суде. Одновременно "Альтаир" в спешном порядке устранял выявленные недоработки. Как российская, так и индийская сторона демонстрировали крайнюю заинтересованность в том, чтобы выйти из сложившейся ситуации с честью. Тем более что проблема "Штиля-1" выходила за рамки неисполнения контракта по фрегатам, поскольку предусмотрены поставки подобных комплексов и в Индию для кораблей индийской постройки, и на эсминцы, которые строятся для Китая, и на корабли, которые строят сами китайцы.

Успешное завершение госиспытаний Trishul означает возможность начать его приемопередаточные испытания (ППИ) с участием комиссии иностранного заказчика. По словам разработчиков комплекса "Штиль-1", на сегодня причины сбоев в его работе устранены. Вслед за этим будет завершена оставшаяся часть ППИ первого корабля серии - фрегата Talwar - и морская часть заводских ходовых испытаний третьего фрегата Tabar.

Таким образом, можно считать, что проблема ЗРК "Штиль-1" решена. Однако устранить причины, ее породившие, во много раз сложнее. Сейчас в мире нет другого ВПК, который находился бы в столь сильной зависимости от зарубежных заказов, как российский. Экспортная ориентация отечественной оборонки не только не позволяет сохранить потенциал производителей, но и не может гарантировать конкурентоспособность российского оружия в будущем. Во-первых, такие заказы ненадежны и непостоянны, зависят от политической конъюнктуры, а во-вторых - зарубежные заказчики не очень охотно покупают военную технику, не принятую на вооружение армией страны-производителя. Чтобы быть конкурентоспособным на мировом рынке оружия, необходима работа на собственные вооруженные силы.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама