Человек первой свежести

Немец Артур Буч родился в Казахстане, зарабатывал деньги в Германии, а предприятие открыл в Старой Руссе. В русский бизнес он пришел надолго

Старорусский капиталист Артур Буч - человек советской закваски. Еще 15 лет назад он жил в Караганде и не помышлял о том, что скоро вернется в пореформенную Россию как иностранный гражданин и предприниматель. Да и рыбу, которую сегодня перерабатывает в рамках проекта "Дельта-Стикс", тогда он видел только в магазине, а сам ловил один-единственный раз.

Энергичные люди

В рыбный бизнес Артур Буч попал случайно. После переезда в начале 90-х годов на историческую родину в Германию решал вопрос трудоустройства. Найти работу бывшему инженеру-механику, заместителю директора крупного автохозяйства оказалось нелегко. Поэтому Буч решил учиться. Окончил коммерческую и таможенную школы. Тогда-то и получил предложение работать в цехе по переработке рыбы.

Для предприятия, которое занималось изготовлением филе (в основном - из русского судака), человек, который не только знал язык, но и понимал менталитет страны-поставщика, был просто находкой. Руководитель фирмы шел на риск, беря Артура на работу, но оказался прав. Уже первую сделку Буч провел так успешно, что решено было открыть в России закупочный филиал. В мае 1995 года Буч по поручению своих работодателей зарегистрировал в Пскове ООО "Деликат-рыба".

Эта фирма поставляла в Германию судака и окуня. Спрос на такую рыбу в Европе стабилен, а когда ее запасы в Прибалтийских республиках (раньше это были основные европейские поставщики) сократились, российское предложение стало основным. Буч быстро наладил контакт с продавцами не только чудской, но и онежской, и ладожской рыбы. Потом освоил рыбные рынки Каспийского и Азовского морей. Далее - "добрался" до казахстанского озера Зайсан. В течение года Артур Буч сумел не только довести объемы закупки до 2,5 млн марок, но и открыл все в том же Пскове небольшой перерабатывающий цех. Подобный размах оказался избыточным для основной немецкой компании, а энергичный Буч вместе с сыном уже не могли остановиться. Тогда и решили открыть собственное предприятие по переработке рыбы.

Правда, пока появилось старорусское предприятие, прошло три года. Сначала Артур Буч учредил в Германии фирму Fish&More, с помощью которой заработал стартовый капитал. Сам накопил полмиллиона марок, и к тому же стабильное состояние фирмы позволило взять кредит. "Конечно, без заемных средств мы бы еще долго только мечтали о производстве в России, - вспоминает Буч. - Миллион евро, который сумели взять в Дрезднер банке, существенно сократил сроки пуска предприятия".

Решив финансовый вопрос, отец и сын стали искать подходящую площадку для открытия цеха. "Сначала хотелось развивать производство в Пскове, - говорит Артур, - все-таки это знакомый регион, но подходящего помещения не нашлось". Здесь стоит пояснить, что любой переработчик рыбы по необходимости капризен в вопросах выбора помещения: оно должно быть не только просторным, но и непременно с высокими потолками (не менее 4 метров), что нужно для установки качественных систем вентиляции и воздухоочистки. Решили попытать счастья в соседней Новгородской области.

"Казалось, что нас здесь просто ждали. Буквально на следующий день, после того как мы рассказали о своих планах, в кабинете вице-губернатора были собраны представители всех районных администраций, - рассказывает Артур Буч. - Они привезли планы зданий и участков, реальные предложения. В течение нескольких дней мы объездили все районы".

Но осмотренные помещения не подходили по стандартам. Бывший склад сельхозтехники в Старой Руссе был последним объектом, который посмотрели будущие инвесторы. Поняли - то, что нужно. Здание выкупили за 360 тыс. рублей. "Назвать то, что сделано в цехе, перепланировкой нельзя, - поясняет Буч, - практически все пришлось отстраивать заново".

Чем ценна рыба?

В администрации Старорусского района считают, что предприятие "Дельта-Стикс" способно в течение нескольких дней переработать весь годовой лимит вылова рыбы в Новгородской области. Но - хотите верьте, хотите нет - разделка рыбы производится вручную. Несколько взмахов ножа опытной работницы - и здоровенная рыбина превращается в филе. Механизировать этот процесс, как говорит предприниматель, нецелесообразно: при ручной разделке выход получается на 3-4% больше, что в месяц составляет около 3 тонн готовой продукции. "Две фелетировочные машины у нас, конечно, есть, но применяем их мы только тогда, когда вручную просто не обработать большой объем. Чтобы не потерять рыбу, которая быстро портится, приходится включать станки", - откровенно говорит Артур Буч.

Переработка рыбы - дело тонкое. Не случайно костяк коллектива (17 человек) Буч привез с собой из Пскова, снимает всем квартиры и вовремя платит хорошие по провинциальным меркам деньги - 6 тысяч рублей и более. Наблюдаю, с какой легкостью собственник новой формации сам разделывает судака. "В нашем бизнесе очень многое зависит от скорости приготовления полуфабриката, - улыбается Артур Буч, - рыба ценна, пока она свежая, как писал классик, рыбы "второй свежести" быть не может, поэтому при необходимости не только я, но все руководители компании могут взяться за разделку".

Плюс икра

Рыбная переработка, по словам Буча, - бизнес беспокойный и нестабильный, но он рискнул вложить все свои средства в развитие российского предприятия (его семья в Германии до сих пор арендует квартиру, а сам Буч практически все время проводит в России; о собственном доме пока не думает: сначала надо поставить дело).

Конечно, есть у Буча и трудности. Он, как и многие иностранцы, ежегодно продлевая в миграционной службе разрешение на работу в России, сталкивается с колоссальной бумажной волокитой, при этом никто не делает ему скидок, что он работает не по найму, а на собственном предприятии. Есть большие проблемы с возвратом НДС.

Были серьезные трения и с подрядчиками. Новгородская строительная организация, которая ремонтировала помещение цеха, работала споро, давала гарантию качества на 10 лет. "Когда принимал работу, душа просто пела. Все было идеально, - вспоминает Буч. - Но уже через месяц по бетонному полу пошли трещины". Подумав, предприниматель решил произвести окончательный расчет со строителями только после устранения недостатков, но те обратились в арбитражный суд, который их поддержал. "А я терплю убытки. Например, непрезентабельный пол нельзя показать потенциальным партнерам, которые хотят посмотреть производство, прежде чем заключать долгосрочные контракты", - сетует Артур.

Заметим: дело не только и не столько в красоте. Буч думает о далекой перспективе. Сейчас его производство сертифицировано для Европы, но вот американцы замеряют санитарные нормы по так называемым критическим точкам, к которым относится и состояние полов.

Уже этим летом предприниматель планирует расширить производство - в его планах покупка соседнего здания, что позволит практически вдвое увеличить производственные и складские площади. Конкуренции Буч не боится - считает, что рынок довольно емкий, а у его предприятия есть ряд преимуществ. Главное - близость к рынку сырья. "Конкуренция в нашем бизнесе может быть только на этапе покупки, - поясняет Буч. - Сейчас в Эстонии около десяти подобных перерабатывающих цехов, но им доставить российскую рыбу гораздо сложнее". Например, рыба с Азовского моря достигает Старой Руссы за двое суток. А у эстонских предприятий груз, пересекая границу, задерживается на целые сутки. "Для свежей рыбы это приличный срок, - рассуждает предприниматель. - За это время мы успеваем частично переработать и даже отгрузить готовую продукцию". Другим немаловажным плюсом российского производства бизнесмен называет меньшую себестоимость продукции и минимум посредников при покупке сырья.

Русский немец Артур Буч обосновался в России надолго. Хотя его фирма достигла неплохих (примерно 150 млн рублей ежегодно) оборотов, окупится проект минимум лет через десять. За эти годы он планирует выйти и на российский рынок. Пока стоимость 1 килограмма рыбного филе, за который в Германии платят 3,8 евро, высока для нашей страны (хотя магазины Москвы и Петербурга уже готовы брать небольшие партии). Но Буч считает, что рынок нужно завоевывать объемными проектами. Из отходов производства в перспективе можно делать суповые наборы или рыбные рулеты. Плюс икра.

Старая Русса - Великий Новгород