ДНК на завтрак

Научившись манипулировать с ДНК, генетика сама стала средством для манипулирования общественным сознанием

Этот год богат на славные юбилеи. 50 лет назад, в 1953 году, в журнале Nature была опубликована статья англичан Джеймса Уотсона и Френсиса Крика, в которой они обосновали свою модель строения молекулы ДНК - главного носителя наследственной информации в клетке. По этой модели молекула ДНК состоит из двух спиральных нитей, причем, что особенно удивительно, каждая нить служит матрицей, по которой может быть построена соседняя нить. Открытие Уотсона и Крика стало настоящим прорывом в понимании механизмов наследственности.

Действительно, к тому времени наука уже много знала о генах - своего рода "атомах" наследственности, об их взаимодействиях, мутациях и даже об их расположении в хромосомах, но она не знала главного - что такое гены. По сути, представления о генах были тогда лишь умозрительными гипотезами, позволявшими удачно объяснить многочисленные факты; материальная же природа генов стала понятна лишь на основе модели Уотсона и Крика. Вскоре было установлено, что ген - это участок молекулы ДНК, на котором закодирована информация о структуре белковых молекул одного типа.

Работы Уотсона и Крика положили начало современной молекулярной биологии, ее блестящим достижениям и непростым вопросам, которые она ставит перед людьми. Их открытие - предмет гордости Великобритании, и Британский совет достойно отметил его юбилей: он организовал в Петербурге публичную лекцию крупного генетика лорда Роберта Винстона.


Роберт Винстон

Профессор Роберт Винстон работает в области гинекологии и генетики в Империал колледже (Imperial college) при Лондонском университете, а также в госпитале Хаммерсмит - одном из ведущих медицинских исследовательских центров Великобритании. Помимо этого он неоднократно выступал в качестве ведущего научных программ канала BBC и сети "Дискавери". Профессор Винстон - член палаты лордов Британского парламента; в сферу его деятельности входят вопросы образования, науки, медицины и искусства. Он религиозный еврей, глубокий знаток еврейской культуры. Кроме того, профессор Винстон увлекается театральной режиссурой, его успехи были отмечены наградой фестиваля в Эдинбурге в 1969 году. Еще он известен как тонкий ценитель бордо...

Приглашая профессора Винстона, Британский совет стремился возродить забытый жанр публичных лекций на научные темы, некогда (в XIX веке) очень популярных, а потом прочно забытых. Замысел удался: зал Театра музыкальной комедии, в котором 6 апреля проходила лекция, был полон, и профессор Винстон вполне оправдал ожидания публики. Он подробно (и слегка иронично) рассказал о своих исследованиях, сделал яркие экскурсы в историю науки - и тем самым представил картину современной генетики с ее блестящими успехами и непростыми проблемами. Я побеседовал с профессором Винстоном перед его лекцией.

- Профессор Винстон, вы - признанный эксперт в области проблем репродукции человека. Вами разработаны методики, позволяющие супругам, больным наследственными заболеваниями, иметь здоровых детей. Как это удается? На каких биологических принципах основаны эти методы?

- Методика состоит в следующем. Мы берем зародыш человека через два-три дня после оплодотворения (такой зародыш выглядит как шарик, состоящий из восьми клеток. - "Эксперт С-З") и забираем одну клетку для анализа ДНК. Так у нас появляется возможность исследовать структуру ДНК и строение хромосом, выявить опасные генные и хромосомные мутации. Конечно, у этой методики есть определенные ограничения. Она позволяет диагностировать около 6000 различных наследственных заболеваний, но большинство из них очень редки. К наиболее распространенным относится гемофилия, которая, конечно, широко известна по российской истории. Кроме того, часто встречаются такие опасные болезни, как талассемия (нарушения структуры молекул гемоглобина - белка, ответственного за перенос кислорода кровью. - "Эксперт С-З"), от которой ежегодно умирает около полумиллиона детей, а также муковисцидоз (нарушение процессов образования слизи в дыхательной и пищеварительной системах. - "Эксперт С-З") и синдром Дауна.

- Сталкивались ли вы при разработке и внедрении вашей методики с сопротивлением, обусловленным этическими проблемами?

- Да, конечно. В Великобритании оно связано с деятельностью небольшой группы, которая называется Pro Life. Ее члены считают, что их чувства оскорблены. Как правило, это верующие католики, а Католическая церковь, как известно, вообще не одобряет искусственное оплодотворение. Но подавляющее большинство населения Великобритании, как и большинство членов нашего парламента, являются активными сторонниками разработки таких методов.

- Сейчас вы занимаетесь разработкой трансгенных методик. Что это за методики? С какими клетками вы работаете?

- Мы работаем со стволовыми клетками спермы мыши и используем ретровирусы, чтобы изменить их ДНК. Так мы можем создать трансгенных мышей - потомство особей с генетически измененными сперматозоидами. Цель же состоит в том, чтобы отработать эту методику для более крупных животных, таких как овцы или свиньи. В результате надеемся научиться получать от них органы для пересадки человеку. В Великобритании и США эти исследования находят большую поддержку.

- Имеет ли ваша группа научные контакты с учеными из России?

- К сожалению, нет. Но мы бы очень хотели, чтобы такие связи установились. В прошлом, теперь уже далеком, у нас были контакты с советскими учеными - правда, довольно ограниченные. Было бы неплохо возобновить их.

- Чем вызвано отсутствие таких связей: недостатком информации или же тем, что в России подобные исследования не проводятся?

- Наверное, все же отсутствием информации. Хотя сведения о своих исследованиях мы публикуем в журналах, которые доступны российским ученым, таких как Science, Nature и другие. Но, насколько я понимаю, российская наука прошла через довольно сложный период. Когда нет финансирования или оно сокращается, возникают большие сложности для фундаментальных исследований. Можно надеяться, что финансирование будет увеличено и эти проблемы исчезнут. Но мы в Великобритании и других странах Европы хотели бы, конечно, расширить наши связи с российскими учеными. Сейчас, как ни странно, мы работаем в контакте с китайскими учеными. Так что мы не закрыты и хотели бы, чтобы эти отношения развивались. Это было бы всем нам на пользу.

- Как известно, применение трансгенных пищевых продуктов вызывает общественное беспокойство. Действительно ли они вредны для здоровья?

- У меня очень оптимистическое отношение к генетически модифицированным продуктам. Вы, конечно, знаете, что в Великобритании были скандалы по этому поводу - как мне кажется, совершенно безосновательные. Наверное, отчасти они обусловлены риском коммерческого использования достижений в этой сфере. Но я считаю, что генетически модифицированные продукты и организмы, если они разумно используются, могут принести огромную пользу. Сейчас появляются сорта растений, которые требуют меньше воды или же в определенной степени устойчивы к вредителям. И не нужно запрещать их - наоборот, нужно всячески поощрять такие исследования! Они, например, могли бы принести огромную пользу для стран третьего мира, ведь они позволяют накормить больше людей при меньших затратах воды. А сама ДНК безвредна. Я часто говорю, что сегодня ел ДНК на завтрак.

- То есть у нас нет биологических оснований считать генетически измененные продукты вредными для здоровья?

- Совершенно верно! Есть проблемы, связанные с экологией, с распространением таких растений, с изменением экосистем, но нет свидетельств вреда генетически модифицированных продуктов для здоровья.

- С этой точки зрения, генетически модифицированные растения ничем не отличаются от сортовых культурных растений, выведенных традиционными способами?

- Это верно.

- Вы - не только ученый, но и общественный деятель. Почему генетика явно в большей мере, чем другие биологические дисциплины, оказывает влияние на общественное сознание и на политику?

- Замечательный вопрос! Исторически так сложилось. Все началось в конце XIX века. Френсис Гальтон и другие исследователи, которые интересовались генетикой в то время, вслед за Дарвином полагали, что они могут улучшить род человеческий. (Френсис Гальтон (1822-1911), английский психолог и антрополог, двоюродный брат Чарлза Дарвина, внук Эразма Дарвина. В многочисленных экспедициях Гальтон изучал народы с первобытной материальной культурой. Особенно успешными были исследования в Юго-Западной Африке (1850-1852). Стремясь объяснить индивидуальные особенности людей, Гальтон ввел в психологию и антропологию понятие наследственности. В работе "Исследования человеческих способностей" (Inquiries into Human Faculty, 1883) Гальтон предложил термин "евгеника" для обозначения теории наследственности, здоровья человека и пути улучшения человеческого рода. В 1908 году в Лондоне было создано Евгеническое образовательное общество (ныне Евгеническое общество), первым почетным президентом которого стал Гальтон. В 1909-м был возведен в рыцарское достоинство. - "Эксперт С-З"). Так появилась евгеника, которая активно развивалась, например, в Англии. Считалось даже, что власти предержащие должны решать, что лучше для рода человеческого, что можно менять, а что - нельзя. В США, например, этот подход привел к стерилизации людей, которые считались непригодными к деторождению.

- Когда это было?

- Сейчас, например, в Калифорнии есть закон, по которому, если вы умственно неполноценный, вас могут стерилизовать. На его основании было стерилизовано 40 тысяч женщин! Мы знаем, что случилось в 30-е годы в Германии. Насколько я помню, в те же годы и в Советском Союзе муссировались некоторые аспекты генетики. Эта наука ведь обращена к самым основам того, что делает человека человеком, поэтому, мне кажется, она и привлекает такое большое внимание общественности, вызывает ее обеспокоенность.

Признаюсь, что после беседы с профессором Винстоном и его лекции у меня тоже осталось чувство беспокойства, смешанное с восхищением. Действительно, речь шла о замечательных достижениях генетики, которые в перспективе могут победить наследственные заболевания, обеспечить всех нуждающихся органами для трансплантации и решить проблему голода. Но, научившись манипулировать с ДНК, генетика сама стала средством для манипулирования общественным сознанием. Пример тому - нагнетание страхов, не имеющих под собой научной основы, вокруг генетически модифицированных организмов.

Манипулируя же с ДНК человека, генетика бросает вызов самим основам нашей идентичности. И не обернутся ли блестящие успехи профессора Винстона и его коллег в ранней диагностике наследственных заболеваний возрождением евгеники - науки об улучшении человеческого рода, с которой сам профессор вовсе не солидарен? И может ли быть оправдано убийство человеческих эмбрионов, у которых будут выявлены генетические дефекты? Я считаю, что не может, даже если большинство населения Великобритании думает иначе.

Вероятно, 50 лет назад Джеймс Уотсон и Френсис Крик и не помышляли, что последствия их открытия поставят людей перед трудными этическими вопросами. Но сейчас нам от них уже никуда не уйти. Надо отвечать.

Санкт-Петербург