Без стратегии, но со сценариями

Москва, 19.05.2003
«Эксперт Северо-Запад» №18 (127)
Грандиозные торжества по поводу 300-летия Санкт-Петербурга должны вновь поднять его престиж и значение, привлечь к нему внимание инвесторов. Однако реальной стратегии развития города все еще нет. Есть только предварительные сценарии

Еще вчера было бы, пожалуй, несправедливо требовать от городских властей четкой и внятной программы долговременного развития. Город, как и вся страна, только выбирался из многолетнего кризиса, связанного с разрушением плановой социалистической системы, и до самого недавнего времени на повестке дня стояли в основном проблемы выживания. Сегодня, когда эти проблемы хотя бы отчасти решены, настало время подумать о будущем. Сама подготовка к юбилею стала поводом для высказывания разнообразных идей, касающихся позиционирования города в современном мире, его исторической роли и перспектив.

Впрочем, нельзя сказать, что таких попыток вовсе не было в новейшей истории города. Некоторые программные наметки делались еще администрацией первого мэра Петербурга Анатолия Собчака. В ней, в частности, предполагалось сделать Питер финансовым центром страны, говорилось о создании свободной экономической зоны.

Уже при нынешнем губернаторе Владимире Яковлеве появился документ с названием "Стратегический план Санкт-Петербурга". Он был принят в декабре 1997 года, что дает формальное основание считать Петербург пионером долгосрочного городского планирования в новой России. Этот план возник по требованию Всемирного банка (ВБ), который в тот момент готовился выделить кредит на реконструкцию исторического центра города. Банку пришлось оплатить и создание "Стратегического плана".

Документ, как и следовало ожидать, оказался рыхлым и аморфным, некой декларацией "за все хорошее против всего плохого", в него были вписаны чуть ли не все пожелания городской общественности. Стремление максимально демократизировать процесс обсуждения плана подвел организаторов. В итоге никто так и не взял на себя ответственность за отбор наиболее достойных предложений и проверку их на общую совместимость и реалистичность.

После того как "Стратегический план" был принят и отправлен ВБ, городское начальство утратило к нему всякий интерес. Программой действий он не стал, а если использовался, то только как пиаровский козырь губернатора города.

Наряду с недостатками были у документа и несомненные достоинства - в нем подробно изложены основные проблемы города и намечены пути их решения. В частности, речь шла о мерах по формированию в городе благоприятного хозяйственного и социального климата, по интеграции его в мировую экономику, по улучшению городской среды. На тот момент и это было неплохо.

Не просто мечты

"До недавнего времени попытка выработать сценарий развития Петербурга могла бы показаться совсем праздной. Когда мы жили в условиях тотального дефицита, было не до таких проектов, денег ни на что не хватало. Сейчас мы можем себе позволить немножко помечтать, и это будут не просто мечты..." - объясняет всплеск интереса к стратегическому планированию генеральный директор "Ленэнерго" Андрей Лихачев. Активизацию "перспективного мышления" представителей политических кругов Питера можно также связать и с предстоящими в будущем, а возможно, уже и в нынешнем году (если они будут совмещены с думскими) новыми губернаторскими выборами. Как известно, Владимир Яковлев уже заявил о своем отказе баллотироваться на третий срок. Наибольшие шансы стать главой города имеет представитель Президента в Северо-Западном федеральном округе Валентина Матвиенко. А предлагаемые разными группами влияния сценарии долгосрочного развития можно считать поиском подходов к выработке повестки дня губернаторских выборов.

Среди сценариев выделяются разработки клуба "Петербург-2015", созданного по инициативе Андрея Лихачева, предложения, подготовленные председателем Комитета Госдумы РФ по экономической политике и предпринимательству, председателем петербургской организации СПС Григорием Томчиным, а также "Программу сотрудничества Санкт-Петербурга и Ленинградской области", подготовленную заместителем председателя партии "Яблоко" Игорем Артемьевым. Все эти сценарии и программы во многом повторяют или дополняют друг друга, и условно их можно свести в три группы - "Русская Венеция" (туристический центр), "Русский Амстердам" (транспортный узел), "Русский Бостон" (образовательный центр).

Туристический центр

Культурно-историческое прошлое Петербурга является лучшим товаром, которым город мог бы торговать, - на этой очевидной мысли сходятся авторы всех предложений.

ЮНЕСКО внесла в Список всемирного наследия ансамбль Государственного Эрмитажа и весь исторический центр Санкт-Петербурга, а также архитектурные ансамбли Невского проспекта, Адмиралтейства, Васильевского острова, Петроградской стороны, островов Невской дельты и набережные Невы, дворцы и парки Пушкина, Павловска, Гатчины, Петродворца, Стрельны, Ломоносова, Кронштадт, крепость Орешек, Пулковскую обсерваторию и многое другое - всего свыше 4000 объектов. В туристическом бизнесе есть такое понятие - "способность туроператора удерживать туриста средней наблюдательности на объекте определенное число дней". Способность эта, понятно, зависит от количества и качества памятников и развлечений. Так вот, по этой способности, по заключению Международной федерации туроператоров, Петербург уступает только Парижу и в несколько раз превосходит Москву.

Эта воистину золотая жила разрабатывается пока слабо. По разным данным, сейчас город посещают до 3 млн человек в год. Существует возможность увеличить эту цифру в несколько раз и, кроме того, резко увеличить количество денег, оставляемых приезжими в городе. Главное препятствие - число гостиниц. В Петербурге всего 31 тыс. гостиничных мест - цифра для такого города просто смешная. К примеру, в финском Турку на 179 тыс. населения и полтора исторических памятника приходится 45 тыс. гостиничных мест. Как предположил в беседе с корреспондентом "Эксперта С-З" председатель Комитета Совета Федерации по финансовым рынкам и денежному обращению Сергей Васильев, "отсутствие хороших 3-4-звездочных гостиниц в городе - это следствие некоего заговора местных властей и 5-звездочных отелей, который позволяет последним держать супервысокие цены".

Помимо развития гостиничной инфраструктуры (для этого необходимо снять ряд бюрократических ограничений на использование городских объектов недвижимости), по мнению членов клуба "Петербург-2015", город должен найти свою нишу в мировом туристическом бизнесе. Человек, отправляющийся в поездку, должен четко представлять себе, что он обнаружит в Петербурге нечто такое, чего нельзя найти нигде.

Но для того, чтобы организовать большие и стабильные туристические потоки, исторических и культурных достопримечательностей недостаточно. Путешественников интересует жизнь людей, особенно если она не похожа на их собственную. Скажем, в Бразилию туристы едут не столько из-за памятников, созданных ацтеками и майя, сколько для того, чтобы посмотреть карнавалы и потанцевать самбу. Для повышения этнографической привлекательности города в глазах туристов клуб "Петербург-2015" предлагает создать несколько специальных культурных зон. В частности, одной из них могла бы стать территория Санкт-Петербургского государственного университета. Университетские комплексы - традиционно один из наиболее интересных туристических объектов как в Европе, так и в Америке.

Другой туристической зоной может стать религиозный православный центр в Александро-Невской лавре. Для некоторых туристов посещение подобного центра могло бы стать одной из основных целей поездки.

Третьей культурной зоной мог бы стать "имперский пояс" Петербурга, простирающийся от Михайловского замка до Сенатской площади с Медным всадником.

В стремлении повысить привлекательность города, следуя вдохновляющему примеру Амстердама и Гамбурга, участники клуба "2015" дошли и до смелой мысли организовать питерский "квартал красных фонарей" - компактную зону чувственных развлечений и услуг. Авторы сценария даже указывают место для организации подобного бизнеса - это район Коломны, где до октябрьской революции 1917 года были дома терпимости.

Депутат Госдумы Григорий Томчин предлагает сместить акценты в организации турпоездок. Он считает, что сегодня иностранного туризма в Петербурге нет вовсе, а есть туризм в Россию с заездом в Петербург. "Никто никогда не ездит в Чехию с заездом в Прагу, - говорит Томчин, - большинство туристов, приезжающих в Прагу, сначала выбирают Прагу, а уж потом Чехию". Для того чтобы создать рентабельный бизнес на транзитном туристе, нужен туристический поток в пять-шесть раз больший, чем если бы турист приезжал насладиться именно достопримечательностями Петербурга, сказал депутат корреспонденту журнала "Эксперт С-З". В свою очередь, президент БАЛТОНЭКСИМ БАНКа Юрий Рыдник отмечает неразвитость транспортной инфраструктуры: "Большие круизные корабли вынуждены швартоваться у причальных стенок грузового порта, поскольку пассажирский морской вокзал, которому необходима реконструкция, их принять не в состоянии. И всем этим путешествующим старичкам, заплатившим за круиз большие деньги, приходится, проходя через грузовой порт, топать по грязи, прыгать через алюминиевые чушки и обходить сваленные мешки. Так гостей не встречают". По мнению Рыдника, для привлечения инвестиций в транспортную сферу и в гостиничный бизнес город должен создать специальные условия для предпринимателей. Говоря коротко, необходимо создавать свободную экономическую зону. Другое предложение банкира связано с созданием инвестиционного фонда развития города, куда можно было бы привлечь деньги крупных европейских финансовых институтов. По его мнению, это могло бы дать серьезный толчок для роста инвестиционной активности.

Город-порт

Через бассейн Балтийского моря проходит примерно 40% российских внешнеторговых и транзитных грузов. Значительная их часть приходится на Петербург.

В послевоенные и постсоветские годы роль Ленинграда - Петербурга как крупнейшего перевалочного узла, обеспечивавшего обработку транзитных грузов, неуклонно снижалась в пользу портов Балтии. Лишь в последние несколько лет портовый комплекс Петербурга постепенно начал теснить своих прибалтийских конкурентов. Правда, теперь городской порт испытывает сильное конкурентное давление уже со стороны бурно развивающейся перевалочной базы Ленобласти.

Одним из основных препятствий, мешающих развитию петербургского порта, являются ограничения, связанные с пропускной способностью Морского канала. Средняя глубина "Маркизовой лужи" (Финский залив от Кронштадта до города) равна 4 метрам. Для поддержания приемлемой для прохождения судов глубины канала (14 метров) администрации порта ежегодно приходится проводить значительные дноуглубительные работы. Но даже это не позволяет порту принимать современные суда большого тоннажа. Кроме того, дальнейшее развитие порта, зажатого со всех сторон жилыми кварталами, ограничено рамками территории, на которой он сейчас находится, и пропускной способностью железнодорожных и автомобильных путей, пролегающих по городским территориям. Поэтому наиболее рациональным решением для города, скорее всего, было бы переместить перевалочные мощности за пределы жилых зон и оставить за собой функции административного и делового центра транспортного узла.

Одним из возможных вариантов является предложение Григория Томчина о переносе петербургских портовых мощностей на линию Кронштадт - дамба - Ломоносов. Это значительно увеличит пропускную способность порта (глубины в районе острова Котлин, где располагается Кронштадт, составляют примерно 22-25 метров, что позволит принимать суда большой грузоподъемности), а также разгрузит город от транзитных потоков. Кроме того, освободятся значительные территории, занимаемые ныне самим портовым комплексом и обслуживающим его сортировочным узлом железной дороги. Для привлечения необходимых для осуществления этого проекта инвестиций (8-12 млрд долларов) депутат предлагает сдать в концессию на международном конкурсе недостроенную дамбу с прилегающей к ней территорией и площадь, занимаемую нынешним портом, с правом коммерческой застройки.

Город-вуз

Петербург остается одним из крупнейших научных и вузовских центров страны. Сегодня в городе зарегистрировано 110 вузов. По мнению депутата Госдумы Игоря Артемьева, город имеет все предпосылки, чтобы стать не только российским, но и одним из европейских лидеров в образовательной сфере. Петербург и его пригороды представляют уникальную культурную среду обитания, привлекательную для зарубежной аудитории, - при выборе абитуриентом места обучения это может быть решающим. Но преимущество мегаполиса в этой перспективе не исчерпывается только культурным ландшафтом. Город остается родиной многих научных школ и направлений (математика, физика, востоковедение, генетика, материаловедение и др.), которые традиционно высоко котируются за рубежом.

При известных структурных преобразованиях и гарантиях со стороны центрального правительства петербургская высшая школа могла бы рассчитывать на солидные "кредиты развития" со стороны ВБ и других международных финансовых институтов. Например, кредиты ВБ на систему образования Китая только в 2001 году составили 10 млрд долларов. Инъекции такого масштаба могли бы помочь петербургской высшей школе стать модельной площадкой для российской реорганизации вузов. Тем более в условиях реформы образования, которая, как считает сенатор Сергей Васильев, должна улучшить позиции петербургских и московских вузов по отношению к региональным образовательным центрам.

Общая тенденция в мире состоит в концентрации образовательных услуг в крупных учебных заведениях. В России этим параметрам отвечают очень немногие вузы. Как считают аналитики, прежде чем осуществить переход высшего образования на коммерческую основу, необходимо укрупнить вузы и вместо сегодняшних 580 с их средней численностью 5,7 тыс. учащихся оставить не более сотни со средней численностью 24 тыс. студентов. В этом случае в Петербурге осталось бы 10-12 мощных конкурентоспособных университетов и институтов.

Полет фантазии

В последние годы и в Петербурге, и в Москве всерьез обсуждается вопрос делегирования первому ряда столичных функций. Чаще всего встречается предложение перенести в Петербург Банк России. Однако проведенный нами опрос представителей петербургской элиты показал, что большинство из них весьма скептически относятся к возможному перемещению федеральных чиновников из Москвы в Петербург. В частности, Юрий Рыдник справедливо полагает, что деньги в город можно привлечь и другим путем, без передачи ему столичных функций. Тем более что наплыв чиновников в мегаполис, где и так актуальны транспортные проблемы, может еще больше усугубить ситуацию.

Сергей Васильев отмечает, что хотя Петербургу получение ряда столичных функций, может быть, и не помешало бы (поскольку за функциями идут деньги, а деньги нужны), но лично он в такой подарок не верит. "В России нет традиции территориального распыления центральной власти, - отмечает сенатор, - поэтому я плохо себе представляю, как это может быть. Кроме того, перенос столицы обычно происходит в условиях мощного кризиса элит. Сейчас наша элита, в принципе, достаточно сплоченная. Наконец, есть еще такое чисто шкурное объяснение. Никто не захочет менять привычную обстановку. И главное здесь даже не квартиры, их здесь можно сделать даже лучше, чем там. Но вот дача - это святое".

Тем не менее, большинство опрошенных нами политиков и бизнесменов считают, что помимо экономических функций Петербургу необходимы и общественные.

Так, Игорь Артемьев отмечает, что Петербург должен стать локомотивом интеграции России с Европой и Западом в целом. Григорий Томчин считает, что миру сегодня необходимы духовные коммуникации, а более достойной площадки для межконфессионального общения, чем Петербург, в мире не найти. В городе есть храмы 42 конфессий, включая самую крупную в Европе мечеть с фарфоровым куполом, единственный на континенте буддистский храм и одну из самых красивых капелл Мальтийского ордена. Из Петербурга вполне можно было бы создать центр, куда съезжались бы духовные лидеры для межконфессионального диалога. По мнению того же Томчина, при наметившемся кризисе ООН как места переговоров исполнительных властей, в мире зреет необходимость создания всемирной переговорной площадки не стран, а социальных групп, иначе говоря - выборного Всемирного парламента. Петербург идеально подходит и для этого.

Эти и многие другие проекты звучат наивно. Однако подобная фантастика плодотворнее, чем безрадостная провинциальная приземленность, которая до недавнего времени доминировала в высказываниях петербургских политиков и интеллектуалов.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама