Прыжок "Балтийских тигров"

Оценивая поступательное развитие экономик стран Балтии, большинство экспертов считают, что эти государства умело использовали свои богом данные преимущества

Начало нового века экономики стран Балтии встретили в завидной форме. Темпы их развития особенно заметны на фоне общей депрессии мирового хозяйства и целого ряда неблагоприятных внешних факторов. Складывается впечатление, что даже для балтийских экспертов этот рост не вполне понятен, и они в который уже раз корректируют свои прогнозы в сторону улучшения показателей. Например, обнаружив, что за первый квартал 2003-го ВВП вырос на 9,1%, Минфин Литвы пересмотрел планку этого года с 4,9 до 6,1%. Значительно опередила Литва прогнозы и в прошлом году: вместо 5,2-5,5%, предсказанных различными экспертами, была взята планка 6,7%.

Корректировки в сторону повышения проводятся и у соседей. Например, Международный валютный фонд (МВФ) в этом году пророчит Латвии рост ВВП на уровне 5,5%, а в 2004-м - 6%. Для Эстонии прогноз 4,9 и 5%. Правда, Банк Эстонии более осторожен и скорректировал первую цифру с 5 до 4,4%. При этом средний прирост ВВП по 13 странам - претендентам на вхождение в ЕС, по прогнозам, составит в 2003 году 3,9%, а в 2004-м увеличится до 4,5%.

Откуда прыгучесть?

Несмотря на предпринятые усилия, систематизированного изложения совокупности причин "прыгучести" Балтийских стран найти не удалось. Думается, что динамичности развития Балтии способствовали, по меньшей мере, три объективных фактора.

Первый - это исключительно благоприятное геополитическое положение с выходом к Балтике, превратившее эти страны в сухопутные и морские мосты между Востоком и Западом. Это гарантирует им солидную долю транзитных доходов от перевалки грузов между Россией и Европой, а также от посредничества, в первую очередь в банковско-финансовой и торговой сферах. Например, даже в неблагоприятном 1998 году доля реэкспорта через таможенные склады в Латвии была около 45%, в Эстонии - 21%, в Литве - 13%.

Второй фактор: кадровый и технологический потенциал стран Балтии. Будучи витриной Союза, Прибалтика всегда находилась в несколько привилегированном положении по отношению к прочим регионам страны. Техническое перевооружение производственных мощностей здесь шло более быстрыми темпами, чем в целом по СССР. Особенно в 80-е годы, когда целые отрасли прибалтийской экономики (в частности, легкая и пищевая промышленность) были переоснащены импортным оборудованием.

Когда в 1990-е в Европе усилилась тенденция вывода производств в страны, имеющие более дешевые факторы производства, эти преимущества Балтии стали актуальными, в частности, для легкой промышленности Франции, Германии, Италии и других стран. Причем для европейцев, помимо дешевизны труда, не менее важным стало качество трудовых ресурсов, а также перспективы обслуживания новых рынков - скажем, рынков СНГ. В этом отношении Балтия идеально подходила для инвестиций.

Третьим немаловажным фактором являлся относительно быстрый и радикальный ход рыночных реформ в Прибалтийских республиках в режиме "шокотерапии". Этот опыт нельзя оценивать однозначно: в нем было немало перегибов, но он задал условия естественной реструктуризации хозяйственных систем, выявив жизнеспособные отрасли и избавив от неперспективных. А это благоприятствовало привлечению внешних инвестиций.

Совокупность всех трех причин наложилась на стремление Балтии к интеграции в ЕС и привела к тому, что еще до российского дефолта эти страны сумели переориентировать свой экспорт на Запад. Так, если в 1993 году доля России в экспорте Литвы составляла 44%, то в 1997-м - 24,5%. После дефолта эта тенденция ускорилась: в 2002 году российская доля в экспорте Литвы упала до 12,1%, в то время как часть ЕС выросла до 49,4%. (В 2002-м показатели импорта России и ЕС были соответственно 20,2 и 48,4%.) Однако и эти цифры обманчивы, поскольку около 60% экспорта в страны СНГ приходится на нелитовские товары. В частности, около половины его приходится на реэкспорт старых автомобилей. Характерно, что в кризисном 1998 году только Литва имела спад по торговому обороту, что свидетельствует о произошедшем еще до дефолта ослаблении зависимости балтийской торговли от СНГ. Российский кризис только усилил конкурентоспособность балтийских товаров, поскольку у предприятий не оставалось ничего другого, как улучшать качество товаров и искать выходы на альтернативные рынки, отмечает эксперт Vilniaus bankas Гитанас Науседа.

Случайность или закономерность?

Признавая объективную роль вышеперечисленных факторов в подъеме экономик Балтийских стран, эксперты расходятся в оценке их роли и перспектив устойчивости роста. Так, по мнению Гитанаса Науседы, рост официальной латвийской экономики последнего времени во многом обеспечен сокращением "серого" сектора. Показательно, что эксперт ссылается при этом на данные Латвийского госстатуправления, по оценкам которого доля теневой экономики сократилась с 48% в 1999 году до 18% в 2002-м. Столь высокие цифры никого не шокируют, так как Латвия пользуется не только в Балтии, но и за ее пределами репутацией страны с большой долей "серого" сектора.

Кстати, легализацию экономики Гитанас Науседа рассматривает как фактор, благоприятствующий дальнейшему развитию страны. В частности, он считает, что это создаст дополнительные предпосылки для увеличения притока инвестиций. К числу позитивных моментов эксперт относит и привязку лата, в отличие от лита и эстонской кроны, не к одной валюте, а "корзинке" валют (SST), что позволяет ему меньше, чем валютам соседей, зависеть от колебаний курсов доллара и евро. В то же время банковский специалист призывает не преувеличивать значение этого фактора для экономики Литвы и Эстонии, напоминая, что колебания лита к евро в пределах доллара случались и прежде. И они в некоторой степени погашались за счет соотношения выигрыша и проигрыша при импорте и экспорте.

Эксперты по-разному оценивают влияние на сегодняшнюю ситуацию в Балтии внешних факторов, прежде всего - общей мировой экономической и политической конъюнктур. Существует мнение, что в этом плане регион выигрывает благодаря тому, что стал одной из "спокойных зон", куда потечет капитал в поисках благоприятной среды для инвестиций. Особенно с учетом того, что в ближайшее время он войдет в ЕС.

В то же время известный литовский экономист Юлиус Весялка считает, что сильная зависимость от внешних факторов таит в себе опасность для экономики. Что касается надежды на роль "тихих гаваней", то она иллюзорна: сегодня для мирового бизнеса характерна обратная - антиглобалистская тенденция возвращения капиталов на родину. По мнению Весялки, оптимальным вариантом для Балтии было бы не стремление переориентировать свою торговлю и прочие виды экономического сотрудничества на Запад, а разумное, географически ей отведенное посредничество между Востоком и Западом.

Литовский экономист в своем макрообзоре также весьма осторожно оценивает перспективы роста внешнего потребительского спроса, полагая, что падение цен на нефть - недостаточное основание для выхода мировой экономики из депрессии. Поэтому Юлиус Весялка воздержался от корректировки прогноза ВВП в сторону увеличения. В то же время он не видит серьезных причин и для замедления темпов роста в ближайшие два-три года. По мнению же Гитанаса Науседы, негативное воздействие экономической конъюнктуры в Европе и США будет компенсировано притоком средств из евросоюзных фондов, а также ростом внутреннего потребления, наблюдающимся во всех трех Балтийских странах.

Гораздо большие угрозы прибалтийским экономикам специалисты усматривают со стороны не глобальных факторов, а конкретных действий своего восточного соседа. Например, в Латвии уже на уровне вице-премьера Айнара Шлесерса впервые открытым текстом власти заговорили о серьезном ударе по экономике страны со стороны России. Прекращение компанией "Транснефть" подачи экспортной нефти по "трубе" никак не может компенсироваться поставками по железной дороге и оценивается бюджетной потерей примерно 145 млн долларов в год. Сокращения нефтедолларового потока, а также доли транзита через порты в целом опасаются и Литва с Эстонией.

Другой причиной возможного негативного влияния на экономику Литвы, с которым столкнулась в прошлом году эта прибалтийская республика, можно считать санкции, принятые к ее автоперевозчикам сначала со стороны России, а затем и Белоруссии.

Сложно быть маленьким

Общее впечатление от радужной картины макроэкономики Балтии портит такой показатель, как дефицит платежного баланса по текущим операциям. Особое беспокойство он вызывает у эстонцев и латышей.

Практически это означает, что балтийские резиденты приобретают за рубежом товаров и услуг больше, чем они там зарабатывают. И так продолжается уже почти 10 лет. По словам латвийского эксперта Олега Божко, внешнеторговый дефицит в каждой из стран Балтии в прошлом году превысил 1 млрд долларов. Жить не по средствам прибалтам позволяют иностранные инвесторы, осуществляющие прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в регион. В отличие от портфельных инвестиций, ПИИ являются долгосрочными и расцениваются экспертами как надежные, которые не могут быть изъяты при первых признаках ухудшения экономической ситуации. По данным Божко, в прошлом году ПИИ в Литву покрывали дефицит платежного баланса на 110%, в Латвии - на 82%, а в Эстонии - на 33%.

Большинство экспертов сходятся в одном: Прибалтийские страны умело использовали свои богом данные преимущества. Однако дальнейшее развитие во многом будет зависеть от того, как они смогут использовать плюсы, которые получат их экономики от европейской интеграции, и в то же время как они смогут избежать опасностей, связанных с решением могучим восточным соседом своих внутренних проблем.

Вильнюс