Модель для сборки

Цель проекта "Центры влияния в Северо-Западном федеральном округе" - проследить траекторию развития регионов в последние годы и дать прогноз их развития на обозримую перспективу

Детали политического и экономического развития российских регионов нечасто привлекают внимание центральных СМИ. Когда же это происходит, речь чаще всего идет о заметных событиях: смене власти, выборах, крупных сделках и инвестиционных проектах. Отражение региональной жизни в зеркале медиа мозаично, и сторонний наблюдатель, даже если он добросовестно следит за происходящим, вряд ли сможет восстановить цельную картину из этих разрозненных фактов. Неудивительно, что знания московской и петербургской читающей публики о механизмах принятия решений в регионах крайне недостаточны и, как правило, ограничиваются именами губернаторов. Значимые изменения в раскладе сил в регионах, которые, в конечном счете, влияют и на общероссийскую систему власти, для большинства оказываются неожиданными.

Что дано?

По сути, проблемы и достижения Чувашии и Коми, Великого Новгорода и Краснодарского края для нас так же не актуальны, как проблемы какой-нибудь "банановой республики". Эта несомненно уродливая ситуация сложилась не случайно. На протяжении 90-х годов региональные элиты реализовывали (осознанно или нет - сейчас не так важно) стратегию максимальной закрытости своих регионов. Федеральная власть в силу разных причин не хотела и/или не могла систематически влиять на расклад сил за пределами Садового кольца. Из-за общей экономической депрессии межрегиональные экономические связи, которые обычно являются катализатором информационной открытости, сводились к минимуму. Субъекты Федерации получили значительную степень фактической автономии, которой они, впрочем, воспользовались по-разному.

За 12 лет, прошедших со времени образования нового российского государства, каждый из регионов страны прошел свой путь. Сегодня многие территории, стартовавшие в 1991 году с равных позиций и обладающие сопоставимыми ресурсами, существенно различаются между собой типом политического режима, уровнем экономического и социального развития, характеристиками элит. Причины этих различий далеко не всегда лежат на поверхности. Некоторые из них являются объективными и не зависят от деятельности конкретных политических и экономических субъектов (например, географическое положение, наличие природных и трудовых ресурсов, национальный состав населения, существовавший в советское время тип хозяйствования). Другие причины, хотя они опосредованно зависят от вышеперечисленных факторов, носят субъективный характер (личные характеристики руководителей региона, проводимая ими экономическая политика, отношения с федеральным центром).

Занятная картография

Целью проекта "Центры влияния в Северо-Западном федеральном округе", задуманного редакцией журнала "Северо-Запад", является составление своего рода "политэкономической карты" этой территории России. Мы постараемся дать характеристику текущей политической и экономической "повестки дня" в регионах, проследить траекторию их развития на протяжении последних нескольких лет, сравнить регионы по ряду параметров и, что особенно важно, дать прогноз их роста на обозримую перспективу.

Предметом нашего анализа будут региональные элиты, действующие на экономическом и политическом полях. Мы сознательно выводим за скобки другие, не менее важные проблемы, такие как уровень развития гражданского общества, деятельность массовых акторов и ряд других. Этот редукционистский подход представляется в нашем случае вполне оправданным - влияние масс на принятие решений в постсоветской России было и остается на весьма низком уровне. Странно и несправедливо было бы полностью отрицать их участие в российской политике последних лет (вспомним хотя бы многочисленные выступления воркутинских шахтеров, прозвучавшие на всю Россию), но в конечном счете они оказывались лишь одним из ресурсов в "торге" между группами интересов внутри элиты.

Модель исследования

Понятия "центры влияния" и "группы интересов" в нашей трактовке близки, однако первое из них представляется более узким. Нас интересуют лишь такие группы, которые обладают ресурсами для реализации своих интересов и способны реально влиять на процесс принятия решений. "Центры влияния" - это политические и экономические акторы, обладающие определенными интересами и ресурсами для их реализации и участвующие в процессе "торга" за принятие тех или иных решений на уровне региональной и федеральной власти.

Динамику влияния мы будем рассматривать в рамках модели, заключающей в себе комплекс отношений между основными акторами. Это отношения между: 1) федеральной (включая полпредство) и региональной властью; 2) капиталом (как местным, так и российским) и властью (региональной и федеральной); 3) крупным российским и местным капиталом; 4) корпорациями, действующими на территории регионов; 5) географически локализованными центрами влияния внутри регионов; 6) исполнительной и законодательной властями в регионах; 7) региональной и муниципальной ветвями власти.

Каждый из этих типов отношений может принимать три основных значения: "конфликт", "сотрудничество", "отсутствие взаимодействия". В разных регионах Северо-Запада актуальны те или иные типы отношений, которые принимают разные значения в зависимости от объективных (структурных) и субъективных (процедурных) факторов. Конкретные исследования позволят нам со временем заполнить эту "матрицу отношений", "собрать" сконструированную нами модель и дадут материал для межрегиональных сравнений.

Первым объектом такого исследования мы выбрали Республику Коми. В качестве первого опыта мы провели 16 глубинных интервью (продолжительностью от получаса до двух часов) с представителями региональной и федеральной элиты. Нашими респондентами стали ныне действующий глава республики, его первый заместитель, бывший глава, руководители крупнейших компаний, действующих на территории республики, и другие политические и деловые лидеры Коми (полный список респондентов мы не публикуем, поскольку некоторые из них предпочли не афишировать свое участие). Кроме того, мы провели ряд интервью с местными экспертами и журналистами, не входящими непосредственно в состав элиты, но хорошо осведомленными о положении в ней. Данные интервью, которые проводились в течение апреля 2003 года в Сыктывкаре и Москве, и легли в основу исследования.

Научными консультантами проекта стали кандидат политических наук, преподаватель Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Гельман и доктор политических наук, профессор Сыктывкарского госуниверситета, ведущий научный сотрудник Института социально-экономических и энергетических проблем Севера Коми научного центра Уральского отделения РАН Виктор Ковалев, чей вклад в реализацию задуманного нами трудно переоценить.