Тихая революция

Правила игры в Республике Коми будут определять компании федерального уровня и новое поколение управленцев

Одинаковые временные промежутки обладают разной исторической ценностью. Процессы, происходящие сегодня в Республике Коми (РК), являются определяющими для будущего этого региона. За те полтора года, что прошли со времени выборов главы Коми, здесь произошли заметные изменения. Тогда Владимир Торлопов победил Юрия Спиридонова, управлявшего республикой более 10 лет. Просуществовавший долгое время баланс сил внутри элиты нарушился, новоиспеченный - только начал формироваться. В деловых кругах и в республиканском правительстве появились новые люди, многие из которых приехали в республику извне и кажутся местной элите "чужаками". Меняются поколения бизнесменов и чиновников, структура отношений между ними, стиль управления. Меняется - и далеко не всегда бесконфликтно - экономическая и политическая "повестка дня".

Молот и наковальня

Наиболее заметная тенденция - проникновение в экономику региона крупного российского и иностранного капитала. Преодоление хозяйственной автаркии, господствовавшей в российских регионах в 90-е годы, - закономерное и практически повсеместное явление. Логика деятельности крупных финансово-промышленных групп, за последние пять лет накопивших значительные финансовые и управленческие ресурсы, приводит к региональной экспансии.

В Коми эта экспансия началась еще при "старом режиме", во времена Спиридонова, и продолжилась при Владимире Торлопове. В 1999 году в Коми, одним из столпов экономики которой является "нефтянка", появилась компания " ЛУКОЙЛ", за четыре года поглотившая большинство действовавших в республике мелких и средних нефтяных компаний. В 1998 году в республике началась разработка месторождения бокситов, которую производит группа СУАЛ. Сегодня в ее планах - строительство крупного глиноземно-алюминиевого комплекса. В лесоперерабатывающей промышленности крупнейшим игроком стала австрийская компания Neusiedler AG (она через своего владельца - компанию Mondi Europe - входит в мощный международный концерн Anglo American), которая приобрела Сыктывкарский ЛПК. Началась приватизация угольных компаний Воркуты и Инты. По всей видимости, аукцион по государственному пакету акций состоится в ближайшее время, и мало кто сомневается в том, что победителем на нем станет компания СУЭК (входящая в группу МДМ), которая через созданное совместно с республиканской администрацией предприятие "Печоруголь" уже установила контроль над сбытом угля. В республике действуют и компании, контролируемые крупнейшими российскими монополистами, - " Севергазпром" (входит в состав " Газпрома"), " КомиЭнерго" и " Печорская ГРЭС" (контрольные пакеты акций обеих компаний принадлежат РАО "ЕЭС России").

Следствие этого процесса - не только экономические, но и политические изменения. Региональные власти, с одной стороны, заинтересованы в приходе крупного капитала (в той степени, в которой это означает оживление экономической жизни, создание новых рабочих мест, рост налоговых поступлений). С другой стороны, крупный бизнес разрушает сложившиеся в регионах административные рынки, где близость к власти является едва ли не основным экономическим ресурсом, который способствует переделу собственности. Этот процесс местные элиты часто воспринимают болезненно. Кроме того, в результате деятельности крупных компаний по оптимизации внутрикорпоративных финансовых потоков налоговые отчисления в местные бюджеты часто сокращаются, а центры управления и отчетности переносятся за пределы региона. И вне зависимости от того, вредна или полезна для региона экономическая экспансия корпораций, она приводит к появлению новых центров сил, которые руководители субъектов Федерации не могут подчинить себе и, соответственно, вынуждены с ними считаться. В то же время и крупный капитал не может обойтись без содействия региональных властей, способных как помогать, так и ставить палки в колеса, то есть как снижать, так и ощутимо повышать трансакционные издержки.

Динамическая пара

Московский географ Наталья Зубаревич, описывая в статье "Пришел, увидел, победил?" (Pro et Contra. 2002. Т.7. 1) процесс проникновения крупного бизнеса в регионы, выделяет четыре стратегии, которых он придерживается по отношению к региональным властям. Это, во-первых, "приручение" и поддержка действующего губернатора, во-вторых, консолидация ресурсов нескольких компаний для избрания нового губернатора, в-третьих, выдвижение своего кандидата и создание "региона-корпорации", а в-четвертых, поддержка губернатора, способного гарантировать раздел сфер влияния в регионе.

Выбор той или иной стратегии зависит как от субъективных факторов (личность губернатора и его способность вести переговоры и идти на компромисс), так и от объективных. Например, создание "региона-корпорации" затруднено в больших по территории и количеству населения регионах, в которых действует множество экономических акторов. В этом случае победа одной группы и ущемление интересов других, скорее всего, вызовет корпоративную войну и политическую дестабилизацию. Способность корпораций выдвинуть или поддержать общего кандидата напрямую зависит от степени пересечения их интересов и наличия почвы для потенциальных конфликтов.

Какую стратегию использовали корпорации в случае Коми? Создание "региона-корпорации" изначально было исключено. Республика является одним из крупнейших по размеру территории и богатейших по количеству природных ресурсов регионов на Северо-Западе, ее экономика является многоотраслевой (опирается в основном на нефтяную, газовую, угольную, горнорудную, лесную и лесоперерабатывающую промышленность). Здесь работают сразу несколько крупных компаний, в определенной степени "уравновешивающих" друг друга.

Нельзя сказать, что Юрий Спиридонов был противником появления в Коми крупного российского капитала и рьяно отстаивал идею хозяйственной замкнутости региона. Скорее наоборот - он способствовал началу деятельности в республике и "ЛУКОЙЛа", и СУАЛа (в частности, первоначальное технико-экономическое обоснование добычи бокситов было составлено силами республиканской администрации). Однако в ряде вопросов позиции Спиридонова и крупного бизнеса расходились. В частности, это касается консолидации компаний в нефтяной отрасли. Спиридонов был и остается противником поглощения "ЛУКОЙЛом" мелких и средних компаний. Он говорит, что препятствовал бы этому процессу, если бы остался главой республики. Кроме того, он резко выступал против приватизации угольных компаний Печорского бассейна. Да и личные качества главы, склонного к вмешательству в экономическую сферу, не давали бизнесу гарантии свободы действий.

В то же время было бы ошибкой утверждать, что на выборах 2001 года крупные корпорации заняли однозначно антиспиридоновскую позицию. Некоторые из них поддержали Спиридонова, другие, судя по всему, Торлопова, третьи остались нейтральными или "играли на два поля". Поражение Спиридонова нельзя объяснить исключительно влиянием экономических игроков. Сказались другие факторы, например явные просчеты в предвыборной кампании или объективная усталость избирателей от долгого "правления" одного человека.

Искусство возможного

Новый глава РК Владимир Торлопов в своих отношениях с крупными компаниями стремится учитывать интересы всех игроков. Как результат, сегодня ни одна из корпораций не находится в состоянии явного конфликта с региональной властью. Не стал Торлопов "мстить" и фирмам, считавшимся проспиридоновскими.

Тем не менее некоторые противоречия между властью и бизнесом имеются. Административная элита республики недовольна размером налоговых поступлений в бюджет от компании "ЛУКОЙЛ - Коми" (которая продает нефть, добываемую в республике, по внутрикорпоративным ценам: чем ниже цена, тем, соответственно, меньше налогов). В то же время глава Коми подчеркивает, что "ЛУКОЙЛ" действует в рамках закона и проблема должна решаться путем взаимных уступок. "Сегодня "ЛУКОЙЛ" работает довольно качественно, - утверждает Владимир Торлопов. - У нас с ними с самого начала строились партнерские отношения. У нас нет законных оснований обязать их (платить больше налогов. - Ред.), но они могут пойти нам навстречу". "ЛУКОЙЛ", в свою очередь, недоволен пассивной позицией власти в лоббировании выдачи лицензий на разведку и добычу нефти в Минприроды.

Однако имеющиеся противоречия не мешают компании и власти сотрудничать в других сферах. В частности, на прошедших в марте выборах в республиканский Госсовет генеральный директор компании "ЛУКОЙЛ - Коми" Владимир Муляк баллотировался в Усинске (столице "ЛУКОЙЛа" в Коми), где он одержал победу над Юрием Спиридоновым. Скорее всего, комбинация, целью которой было не позволить Спиридонову избраться в Госсовет, была разыграна "ЛУКОЙЛом" вместе с нынешним руководством республики (после визита в Коми президента концерна Вагита Алекперова).

Настораживает республиканскую власть политика компании "Neusiedler Сыктывкар", которая перевела в Москву сбытовое подразделение лесопромышленного комплекса. Это оптимизирует деятельность компании, но опять-таки грозит уменьшением налоговых отчислений в местный бюджет и потерей возможности контроля над финансовой отчетностью. Однако и это противоречие вряд ли приведет к открытому конфликту и будет решаться в рамках переговоров.

Важное, хотя и не всегда заметное "извне" отличие политики Торлопова от политики Спиридонова в отношении крупных корпораций заключается в большей степени свободы, которой пользуется бизнес, и в меньшем контроле со стороны власти. Бывшие руководители республики ставят это качество Торлопову в вину, трактуя его по-своему. "Правительство перестало заниматься развитием экономики", - говорит Юрий Спиридонов. "У меня такое ощущение, что сейчас бизнесом руководство республики занимается очень мало, - утверждает Анатолий Каракчиев, в свое время первый заместитель Спиридонова, а ныне - президент инвестиционно-финансовой группы "Новые финансовые инициативы". - Их посыл, что бизнес сам по себе, а мы - сами по себе, совершенно неправильный".

По всей видимости, "ползучее" изменение типа отношений региональной власти и бизнеса вызвано не только субъективными желаниями и представлениями об экономике нового главы республики. Ресурсы региональной власти не позволяют ей разговаривать с крупным капиталом с позиции силы. Благополучие главы республики и перспективы его избрания на новый срок напрямую зависят от того, насколько он учитывает интересы крупных компаний или, по крайней мере, не мешает им.

География влияния


Благополучие губернатора Торлопова зависит от того, насколько он учитывает интересы крупных компаний

Таким образом, тип взаимоотношений республиканской власти и крупного бизнеса ближе всего к четвертой стратегии, описанной Натальей Зубаревич: губернатор гарантирует раздел сфер влияния в регионе и выполняет функцию арбитра, учитывающего интересы разных игроков. Позиция власти облегчается тем, что почва для возникновения межкорпоративных конфликтов в Коми практически отсутствует. Интересы корпораций не пересекаются, каждая из них действует в своей отрасли (исключение - "нефтянка", в которой кроме "ЛУКОЙЛа" работает " Роснефть", несколько месяцев назад купившая компанию "Северная нефть", однако у корпораций имеется договоренность о разделе сфер влияния и конфликт маловероятен). Этим, по-видимому, можно объяснить и то, что назначение в феврале Николая Левицкого (выходца из группы МДМ, бывшего главы холдинга "Еврохим") первым заместителем Торлопова не вызвало негативной реакции других крупных компаний. Левицкий стал и фактическим главой республиканского правительства (вместе с ним в правительство пришли и два его заместителя - Алексей Кабин и Павел Орда). Их представители скорее приветствуют появление Левицкого в Коми, видя в нем представителя консолидированных интересов крупного бизнеса в республиканском правительстве.

Зоны влияния корпораций поделены даже на географическом уровне (что, впрочем, продиктовано не сознательным стремлением их поделить, а географией и экономической структурой республики). Усинск - столица "ЛУКОЙЛа", который в то же время имеет влияние и в Ухте (там находится Ухтинский НПЗ), где расположен головной офис "Севергазпрома". СУАЛ собирается строить глиноземно-алюминиевый комплекс в Сосногорске и Печоре. Зона интересов СУЭКа, если он станет полноправным владельцем угольных компаний, будет сосредоточена в Воркуте и Инте. В столице республики Сыктывкаре базируется Neusiedler и так или иначе представлены практически все крупные компании.

Конфликт поколений

Проникновение в республику крупного капитала меняет структуру местной элиты. Одно из заметных последствий - ее решительное омоложение.

Лидирующие позиции в республиканской политике и экономике при Спиридонове занимали люди его поколения, родившиеся в 30-40-е годы, прошедшие школу партийной и хозяйственной деятельности в советское время. В большинстве своем они удачно "перестроились" после краха советской экономики и даже после поражения Спиридонова на выборах сменили чиновничьи места на кабинеты в сыктывкарских представительствах промышленных компаний и банков.

Смена поколений в элите Коми совпала со сменой главы республики. Сам Торлопов - 1949 года рождения. Люди, которые составили костяк его первого правительства, - из поколения 40-50-летних. Московские топ-менеджеры, появившиеся в республике недавно, часто еще моложе - многим из них чуть за 30 (Николаю Левицкому - 30 лет, бывшему советнику Торлопова, а ныне генеральному директору компании "Ренова" (учредителя СУАЛа и ТНК) Александру Зарубину и президенту СУЭКа Олегу Мисевре - по 35). Различие поколений означает в данном случае не просто разницу в возрасте, но абсолютно разный бэкграунд, начиная с банального жизненного опыта и заканчивая деловой культурой. Местные управленцы, люди в основном в возрасте, с естественным недоверием относятся к варягам из Москвы. "Многие представители политической элиты раздражены, - говорит член правления СУАЛа Алексей Гончаров (ему самому немногим больше 30). - Приходит молодой человек, многое меняет. При прежнем руководстве люди годами добивались незначительного изменения своей роли, по крупицам увеличивали свой политический вес. И вдруг в одночасье все это потеряло смысл". Впрочем, для молодых московских менеджеров работа в Коми - часто лишь один из карьерных этапов, и вряд ли многие из них задержатся в республике надолго.

Местная элита была недостаточно консолидирована для того, чтобы активно и успешно сопротивляться приходу крупных игроков извне. "Здесь нет такой концентрации бизнеса, как, например, в Красноярске. Наша экономическая элита не в состоянии противостоять сильным игрокам", - говорит Николай Левицкий. Небольшой конфликт был заметен лишь в нефтяной отрасли, когда начался процесс поглощения "ЛУКОЙЛом" небольших компаний. "Палки в колеса вставляли, да и сейчас не все гладко, - свидетельствует Владимир Муляк. - Понятно, что для многих наш приход был болезненным. Тем не менее таковы сегодня реалии, и другого не будет".

Руки Москвы

Политическая ситуация в Коми сегодня неоднозначна. С одной стороны, открытой организованной оппозиции Владимиру Торлопову незаметно. Это признает даже его основной оппонент Юрий Спиридонов: "Элита очень разобщена своими личными амбициями, делами, бизнесом". Госсовет, большая часть депутатов которого представляет интересы крупных промышленных предприятий, единогласно поддержал назначение в правительство команды Левицкого. Не видно открытой оппозиции республиканской власти и среди мэров крупных городов.

Федеральная власть настроена по отношению к новому главе региона скорее нейтрально: незаметно ни неприятия, ни явной поддержки. При Спиридонове "федералы" слабо контролировали ситуацию в республике и не стремились вмешиваться во внутриреспубликанские вопросы (важно подчеркнуть, что Коми была регионом-донором и не нуждалась в федеральных трансфертах). При Торлопове уровень контроля повысился, что, впрочем, лежит в русле общероссийской тенденции и вряд ли объясняется спецификой политической ситуации в республике. На выборах 2001 года федеральная власть осталась в стороне от предвыборной борьбы, не поддержав открыто ни одного из двух основных кандидатов.

Впрочем, политическая элита республики скорее недовольна федеральной политикой, направленной на централизацию финансовых потоков (сейчас НДС полностью уходит в федеральный бюджет, а региональным бюджетам остается налог на прибыль, ставка которого, однако, определяется вне регионов). "В целом отношение центра к регионам стало хуже, интересы регионов учитываются в меньшей степени", - говорит Николай Левицкий.

В решении проблем взаимоотношений с федеральным центром многие в Коми рассчитывают на Северо-Западное полпредство, возлагая некоторые надежды на лоббистские возможности Валентины Матвиенко. Едва ли не общее мнение состоит в том, что роль полпредства в решении региональных проблем должна увеличиваться, для чего его необходимо наделить дополнительными функциями. Полпредство, по мнению республиканских политиков, должно уделять больше внимания решению экономических вопросов, в частности тарифной политике, координации региональных экономик Северо-Запада, продвижению крупных инвестиционных проектов.

Неустойчивое равновесие

Однако положение Торлопова нельзя назвать абсолютно стабильным. Сила его позиции - в умении находить компромиссы между интересами различных групп внутри элиты и лавировать между ними. В этом ключе необходимо расценивать и произошедшие в январе кадровые изменения в республиканском правительстве. С одной стороны, отставка ряда ключевых управленцев, на место которых пришла команда Левицкого, не могла не вызвать у некоторых из них чувства обиды. С другой стороны, бывшие заместители Торлопова перешли в федеральные структуры, и глава республики утверждает, что они остались в его команде. Бывший первый заместитель главы Алексей Гришин стал представителем Коми в Совете Федерации от исполнительной власти. Юрий Колмаков (по-видимому, не без участия Торлопова) был назначен вице-президентом банка "Петрокоммерц" (который является одной из структур "ЛУКОЙЛа"). Евгений Лескин является генеральным директором крупной страховой компании " Согаз" - "дочки" "Газпрома".

Сложно судить о деталях отношений на республиканской "политической кухне", в силу ее естественной закрытости, но, по всей видимости, есть и недовольные политикой Торлопова. Еще недавно среди критиков главы региона был Иван Кулаков, нынешний председатель Госсовета. Харизматичный Кулаков считался наиболее вероятным претендентом на пост руководителя республиканского парламента после победы Торлопова на выборах (который до этого возглавлял Госсовет), но новый глава республики воспрепятствовал его избранию на эту должность. После того как конфликт был урегулирован и Кулаков таки возглавил Госсовет, произошло его "примирение" с Торлоповым.

После назначения Алексея Гришина на место в Совет Федерации, откуда был отозван "серый кардинал" Рахим Азимов, которого молва прочно связывает с теневым бизнесом, обозначился конфликт Торлопова с Азимовым. По некоторым свидетельствам, обострились отношения Торлопова и с депутатом Госдумы Алексеем Томовым, членом фракции "Единая Россия". Не исключено, что, если ситуация не изменится, "Единая Россия" поддержит на следующих выборах оппозиционного нынешнему главе республики кандидата, например бывшего заместителя Спиридонова - Анатолия Каракчиева, у которого, по некоторым свидетельствам, есть политические амбиции. Некоторые наблюдатели не сбрасывают со счетов и воркутинского мэра Игоря Шпектора - человека харизматичного и обладающего твердой поддержкой населения в Воркуте, который, однако, вряд ли сам захочет выходить на уровень республиканской политики, хотя бы в силу возраста.

Впрочем, делать такого рода выкладки более чем за два года до выборов - не более чем спекуляция. Личные отношения быстро меняются, а среди потенциальных оппонентов Торлопова могут появиться новые лица. Однако возникновение реальной оппозиции действующему главе возможно лишь в том случае, если он существенно нарушит баланс сил в пользу одного из влиятельных игроков. Пока крупный бизнес Торлоповым доволен. "Коми для нас - благополучный регион, в котором адекватная власть, - говорит Алексей Гончаров. - С политической точки зрения, это регион спокойный. Поэтому я не думаю, что на следующих выборах будет заметно активное участие корпораций". "Региональная власть стабильна и предсказуема", - считает Олег Мисевра.

Противовесом позиции корпораций могла бы стать мощная общественная поддержка оппозиционного кандидата в руководители региона и/или консолидация вокруг него значительной части местной элиты. Но общественные организации, и в частности партии, в Коми маловлиятельны, население политически не активно, а уровень протестного голосования крайне высок. Местная же элита разобщена и не способна что-либо противопоставить экспансии людей, идей и капиталов извне.

Петербург - Сыктывкар - Москва