Литва подала хороший пример

26 мая 2003, 00:00
  Северо-Запад

Литва стала четвертой страной после Мальты, Словении и Венгрии, в которой прошел референдум по поводу вступления в Евросоюз.

ВЕС не существует единых требований к процедуре референдума, важны лишь сам его факт и конечный результат. Остальные правила регламентирует национальное законодательство. В Литве оно гласит, что для положительного ответа требуется не менее 51% голосов, причем референдум считается состоявшимся, если к урнам пришло не менее половины избирателей.

Проевропейски настроенная политическая элита Литвы, опираясь на многочисленные прогнозы социологов, верила в успех голосования, но опасалась низкой активности избирателей. Для таких сомнений были веские основания. Во-первых, элита еще не отошла от шока, пережитого во время президентских выборов, сопровождавшихся критически низкой явкой, и, главное, от демонстративного недоверия населения к голосованию (тогда социологи много говорили о "конфликте власти и граждан"). Во-вторых, серьезное беспокойство вызывало настроение населения в деревне, всегда отличавшейся "евроскепсисом". В этом году, кроме того, крестьяне были возмущены катастрофическим падением закупочных цен на молоко и мясо.

Чтобы переломить эти настроения, предпринимались отчаянные меры. Например, после большого фермерского митинга в Вильнюсе сейм принял резолюцию, призывающую правительство выделить из резервного фонда 145 млн литов на дотации молочникам (уже после референдума стало известно, что правительство изыскало лишь 50 млн).

Помимо этого предпринимались попытки изменить и сами правила голосования. В сейме вносились предложения исключить из избирательных списков тех, кто временно выбыл за границу, и даже тех, кто не голосовал на последних выборах. Вняв юристам, президент наложил вето на эти поправки, и голосование проходило по старым правилам. Удалось провести лишь беспрецедентно комфортные условия голосования: избирательные участки работали вместо одного дня - два, причем с 6 утра и до 22 вечера.

Но результаты оказались убедительно "еврооптимистическими" - явка составила 63,5%, "за" проголосовали около 90% голосовавших.

За ходом литовского референдума с напряжением следили в других странах-кандидатах, особенно в Латвии и Эстонии. Незадолго до плебисцита на встрече трех балтийских президентов в Тарту Вайра Вике-Фрейберга и Арнольд Рюйтель пристрастно "допрашивали" своего литовского коллегу Паксаса, уверен ли он в позитивном результате. Президенты не скрывали, что прогнозы их социологов хуже литовских и "дурной пример" только усилил бы вероятность провала.

Хотя у Латвии и Эстонии время в запасе еще есть (в Эстонии референдум назначен на 14 сентября, в Латвии - на 20 сентября), нервы у их руководства явно сдают. Недавно латвийский сейм, отбросив всякую щепетильность, принял поправки, согласно которым для кворума достаточно, чтобы пришла половина избирателей, участвовавших в последних парламентских выборах (а в них явка составила 71,5%). Причем в число голосующих не попадают более 500 тыс. неграждан, в основном русских. Подсчитано, что после такой перекройки для получения позитивного результата достаточно набрать 245 тыс. голосов (население Латвии - около 2,3 млн человек). В Эстонии пока этот вопрос не обсуждался, но в республиканских СМИ литовский опыт уже широко обсуждается.

Вильнюс