Бараний рог

Я многого не знаю. Зачем нужны праздники, например? Выплеск энергии - этой, как ее, пассионарной? Владимир Ленин был не так уж неправ, когда говорил, что революции - праздники угнетенных и обездоленных. То есть он был неправ, конечно. Все как раз с точностью до наоборот: праздники нужны, чтобы не происходили революции. Как в Древнем Риме? Сатурналии? Когда все равны и веселы! Все жители этого города - и патриции, и плебеи, и рабы. Эта демократическая, если угодно демагогическая, основа есть в каждом празднике - иначе он лишь официальное мероприятие с учрежденным регламентом.

Может быть, в этом смысл праздника? Всякая жизнь, рассмотренная изнутри, - цепь сплошных поражений. Никто о них не знает, а сам человек - знает. Празднуя, он об этом забудет, верно? На то и праздник, в нем нет и не может быть первых и вторых. Верно ведь и другое, по крайней мере в христианской традиции: ничью жизнь нельзя считать совсем пропащей; ни одного человека нельзя презирать совсем уж безоговорочно. Праздник дает основания для этого...

Господи, ну что я какие-то банальности несу. Это же всем известно, это как дважды два. Фигушки - оказывается не всем. Потому что есть праздники и праздники. Есть сатурналии, где все могут почувствовать себя вольными и счастливыми, а есть имперские праздники, самой историей созданные для того, чтобы каждый понял, кто есть ху, а кто не есть ху.

По удивительной, но, право же, объяснимой причине таким праздником сепарации, сегрегации, апартеида стал юбилей трехсотлетия города Санкт-Петербурга. Две вещи, два факта вспоминались в это время. Первое - юбилей по-древнееврейски означает "бараний рог", ибо в полый рог трубили, как в трубу. И второе, самое питерское, самое ленинградское событие: блокада, поскольку ни в одном городе мира не было такого кошмара, как полная изоляция.

А знаете, почему вспоминались эти факты? Потому что город был скручен, как бараний рог, чтобы в этот самый бараний рог продудеть славу начальству, VIP-персонам и иностранным туристам. Потому что Петербург был поделен на секторы, и попасть в один из другого было, мягко говоря, непросто.

О Господи, ну чего ж это я раззуделся? Я же литератор, мещанин. Мне так немного надо. Книжку почитать. С друзьями обсудить прочитанное. Мне же литература интереснее жизни, бучи вашей, боевой и кипучей. Но вот как раз в связи с праздником вспоминаются именно литературные мотивы. К примеру, электричка, которую без объяснения причин остановили в Лигово. А до празднующего Питера пентюхайте как можете, дорогие сограждане! Рядом со мной сидела женщина, добиравшаяся хрен знает сколько времени из Соснового Бора с множеством сумок и ребенком в очках с во-от такими диоптриями. На Балтийском вокзале их должен был ждать отец с машиной, чтобы везти в Новгородскую область - отдыхать. Вы уж простите, но ребятеночек, перепуганный имперским праздником, всхлипывал. Стоит ли все лазерное великолепие Хиры Ямагато одной слезинки этого ребенка? Кажется, даже великий патриот и поклонник империи Федор Михайлович Достоевский решил бы этот вопрос в пользу малыша.

Да мне, собственно, плевать на лазер и его великолепие. Если и есть в этих дымах и салютах что-то, то это "что-то" бесчеловечное и декорационное, бутафорское, ненастоящее. Я ж обыватель. Мне бы в гости. Есть такой обычай у русских интеллигентов и обывателей - в праздник ходить друг к другу. Шлындраешь себе по Малой Морской, к знакомым. Подходишь к ресторану "Леонардо да Винчи", и тут - шлеп! блокпост! Ваши документы! Вы же не на этой улице прописаны? Не на этой - и вали отсюда. Что же это такое? А это праздник такой - трехсотлетие Петербурга, в котором я родился. И по улицам моего родного города не могу пройти? Не тать, не вор, не душегубец, не террорист, просто - житель?

Нет, начинаешь понимать террористов, после того как постоишь рядом с милиционером и поканючишь у него: "Ну можно туда пройти? Ну я хороший, дяденька! Я - пустой, начальник. И в чоботах у меня ничего нет. Мне в гости. Тут друзья мои живут". А он на тебя посмотрит эдак искоса и только плечами пожмет в ответ на совсем уж нелепый вопрос: "А когда блокпост снимут?" Мол, а кому ж это ведомо? Потерпи, родимый. Праздник!

Вот мне интересно - гипотетическая ситуация: Лондону стукнуло столько-то лет. Тыщу, две - точной даты основания города нет. Еще при римлянах какая-то была крепостца. В общем, решили справить сколькитолетие Лондона. Понаехало! Буш! Путин! Хиро Ямагато! Жак Ширак и Ясир Арафат! На Темзе - салют и в дымных облаках чьи-то рожи пролетают. Красиво! Какой-то лондонец шлепает к Темзе то ли на салют посмотреть, то ли в гости. Подходит к близлежащей улице, а там - цепь полисменов зябнет и носами шмыгает. Документы, уважаемый мистер-твистер! Зачем? Как зачем? А чтобы посмотреть: живете ли вы на этой улице? Ах, не живете? Тогда какого хрена вы поперлись? Как - в гости? Как - просто так гуляете? Какие гулянки в момент ответственного мероприятия - празднования юбилея? Брысь!

Лондонец бы, наверное, решил, что произошел государственный переворот, оккупация случилась, землетрясение в Тауэре.

А мы привыкли. Ну, не пускают и не пускают. Ну, улицу перекрыли. Ну, поезд остановили. Ну, что мы - не граждане великой империи, что нам, руки, что ли, не ломали, в физиономию, что ли, не плевали? Решеточек мы не видели, что ли? Утремся. Плевки - божьи, решеточки - не особенно.