Высокая температура

По мнению экспертов, перегрев экономик республик Прибалтики сулит этим государствам большие проблемы

Быстрый рост потребления, наблюдающийся в Латвии, Литве и Эстонии, вызывает беспокойство у балтийских экономистов. Цифры указывают на то, что потребление в этих странах растет, и растет чересчур бойко. Так, в Литве розничный торговый оборот в первом квартале вырос в прошлом году на 28%, в нынешнем - на 12,7%.

При этом темпы роста ВВП были соответственно 4,1% и 9,1%, а если брать за год, то 5,7% в 2001 году и 6,7% - в 2002м. По данным ЦСУ Латвии, в марте этого года ее жители потратили в магазинах на 11% больше, чем за тот же период 2002го. Если сравнить с аналогичными месяцами двух предыдущих лет (соответственно 17% в 2000м и 14% в 2001м), то можно констатировать: бум проходит. По прогнозам специалистов Latvujas Unibanka, в целом по 2003 году ожидается рост розничной торговли 14%, в то время как в 2002м он был почти 18%. Встревожены ростом потребления и в Эстонии. Недавно газета Eesti paevaleht, ссылаясь на оценки инкассо фирм, писала о том, что в стране количество должников выросло на четверть и продолжает увеличиваться. Причину этого явления газета видит в чрезмерном увлечении покупками в кредит и очень мягкой политике банков при выдаче разного рода кредитных карт.

С одной стороны, рост потребления является мощным стимулом к развитию производства и наращиванию ВВП в целом. В то же время, вырвавшись из общего ряда других показателей (в частности, по сравнению с темпами роста того же ВВП), потребительский бум создает угрозу платежному балансу страны, способствуя росту его дефицита. Проще говоря, когда показатели потребления растут на величину большую, чем производство и экспорт, граждане влезают в долги: каждый в отдельности и вместе со страною в целом. Экономисты называют это явление перегревом экономики.

Один из ведущих экспертов Балтии директор института экономики Академии наук Латвии Райта Карните считает, что и 10 -12% - это большой и опасный рост потребления на фоне более медленного роста производства, который в первом квартале составил 7,9% по отношению к аналогичному периоду прошлого года.

Две причины

Эксперты чаще всего указывают на два главных ускорителя роста. С одной стороны, это общий экономический подъем, сопровождающийся стремительным развитием торговых сетей. Показательно, что наиболее быстрый рост торговли наблюдается

в крупных торговых центрах. Например, если общий рост продовольственного оборота в Литве в первом квартале был 6,6%, то в магазинах с численностью персонала свыше 50 человек - 14,1%. Именно ритейлеры, сбивая цены и делая разнообразным ассортимент, формируют культ потребления, ранее известный нам лишь по идеологической критике.

С другой стороны, потреблению способствует быстрое развитие системы потребительского кредитования, повышение ее доступности, прежде всего в связи с падением процентных ставок, почти приблизившихся к европейскому уровню, а также разнообразия банковских и страховых услуг (в частности, программы кредитования жилья, развитие системы лизинга и пр.). Особенно это заметно в Эстонии. Например, банк Nordea в этом году снизил кредитные ставки на покупку и строительство жилья до 3,95%, Hansapank - до 4,75%, Sampo - до 4,9% (еще в прошлом году они составляли 10-12%). Другие потребительские кредиты в эстонских банках упали до 14% - это даже ниже, чем в Европе, где они достигают 15-16%.

Опасная температура

Однако если в Латвии и Литве динамика потребления все же замедляется, то в Эстонии, наоборот, наблюдается ее ускорение. Об этом в начале мая новому министру финансов Тынису Пальтсу заявил вице-директор второго европейского отдела Международного валютного фонда (МВФ) Ричард Хаас. Он обратил внимание министра на то, что дефицит платежного баланса, который в первом квартале этого года достиг 15%, является худшим показателем со времени потребительского бума и биржевого краха 1997 года. В феврале дефицит по сравнению с прошлым годом вырос вдвое, причем в основном за счет внешнеторгового дефицита, который за год увечился на 92%. Хаас призвал применить фискальные средства для ограничения потребления. Впрочем, Тынис Пальтс не согласился с эмиссаром МВФ, отметив, что, хотя дефицит и велик, особой опасности для экономики страны в нем он не видит, так как пока платежный дефицит полностью перекрывается иностранными инвестициями. На них он рассчитывает и впредь, связывая их приток с вступлением в ЕС, а также налоговой реформой, которая сделает Эстонию еще более привлекательной для инвестиций. По сценарию этой реформы, в течение трех лет подоходный налог в стране должен снизиться с 26 до 20%, а необлагаемый налогами минимум поднят с 1000 до 2000 крон. По прогнозам Минфина, дефицит будет снижаться и к концу года достигнет 10,9%, а в 2004-м - 9,6%. Но оптимизм министра финансов в Эстонии разделяют далеко не все. Например, аналитик из инвестиционного банка Trigon Capital Тоомас Рейзенбук прогнозирует снижение дефицита только до 12%. Он считает, что Центробанк должен воздействовать на ограничение внутреннего спроса монетарными методами. Например, за счет ужесточения нормативов надежности коммерческих банков, в частности - увеличения норм обязательных резервов. О том, что подобные "меры воздействия" уже готовятся, упомянул в одном из интервью руководитель инфослужбы Банка Эстонии Кай Келл.

Скептически настроен и глава Hansapank Индрек Нейвельт, который не уверен, что в условиях нынешней мировой экономической конъюнктуры страна может рассчитывать на такие же капитальные инъекции, как в 1997 году. Он считает, что Центробанк должен серьезно рассмотреть создавшееся положение и проанализировать, что здесь можно сделать. "Ближайшие год-два будут не самыми веселыми", - констатирует банкир.

Вильнюс