Успеть понять

Тема недели
Москва, 14.07.2003
«Эксперт Северо-Запад» №26 (135)
Реформа власти в Петербурге создаст условия консолидации элит и проведения эффективной экономической политики

До избрания губернатора Петербурга осталось семь недель. Сомневаться не приходится - Петербург обречен на губернаторство Валентины Матвиенко, об этом свидетельствует вся логика действий федерального центра. Избирательная кампания, которая по формальным признакам может сойти и за "альтернативную" (с участием 10-15 кандидатов), при сложившемся политическом формате лишена ключевого атрибута демократических выборов - реальной конкуренции политических сил и ярких публичных фигур.

Впрочем, предопределенный свыше сценарий превращения полпреда в губернатора, беспроигрышный для Кремля, все-таки оставляет место для весьма серьезной и важной для будущего Петербурга политической интриги. Нужно быть законченным "гоблином", признающим лишь силу власти, чтобы напрочь игнорировать традиции петербургского менталитета, несовместимые с грубым давлением любых "вертикалей власти", навязыванием людей и идей по принципу "так надо". И петербургская элита - политическая, деловая, культурная, иными словами, наиболее влиятельная, активная и пользующаяся уважением часть гражданского общества, безусловно, должна предложить свой ответ на вызов времени.

Вынужденный шаг

Каковы могут быть эти ответы? Конечно, можно надеяться на протестное голосование. Однако очень не многие политические силы и представители элиты готовы включиться в открытую агитацию против "ставленника Кремля", а значит - за "кандидата против всех", как никогда популярного в Петербурге. К тому же велика вероятность, что горожане, не желающие поддерживать никого из имеющихся в наличии претендентов, просто не пойдут на выборы. Для признания же выборов состоявшимися достаточно участия в них всего 20% избирателей.

Очевидно, что время массовых демократических движений и фронтов, походов на митинги и демонстрации давно миновало. Зато за полтора десятилетия реформ, по мере формирования и структурирования гражданского общества, возникали совершенно иные механизмы взаимодействия с властью - прежде всего на уровне самой элиты. Сегодня в России как никогда ценится умение договариваться, находить компромиссы, в том числе учитывающие интересы ведущих бизнес-групп и, такова уж наша реальность, их претензии на близость к власти. Все это сегодня особенно актуально для Петербурга, вступившего в очередной "переходный период". Причем поиск действительного консенсуса, устраивающего всех ведущих игроков и, главное, горожан как "акционеров" Петербурга (чем субъект Федерации не аналог "акционерного общества"?), не должен подменяться пиаровской имитацией "общественного примирения и согласия".

По мнению экспертов, в нынешней ситуации оптимальным решением могла бы стать реформа системы государственной власти в Петербурге, в первую очередь выражающаяся во введении поста "премьер-министра", который утверждается депутатами Законодательного собрания и отвечает за всю текущую работу городского правительства. Подобное решение не только расширило бы поле для достижения компромиссов, но и сделало бы работу городской исполнительной власти более системной, стратегически осмысленной, эффективной и, что немаловажно, прозрачной.

В нужное время

Депутаты ЗакСа из фракции СПС во главе с вице-спикером Юрием Гладковым, предложившие внести соответствующие изменения в Устав Петербурга, не претендовали на роль первооткрывателей. Еще в 1995-1996 годах мэра Анатолия Собчака убеждали учредить пост главы правительства. Поделившись властью, Собчак, как отмечают информированные наблюдатели, имел реальный шанс сохранить в орбите своего влияния некоторые бизнес-элиты, предотвратить их слияние с Владимиром Яковлевым. Идею повышения статуса правительства, руководимого не губернатором, а "премьер-министром", неоднократно выдвигали и в период семилетнего правления Яковлева. В числе прочих ее лоббировал тогдашний вице-спикер ЗакСа Сергей Миронов (впрочем, дальше чисто конъюнктурного политического шантажа Смольного дело не пошло).

Рассмотреть законопроект СПС до летних каникул депутаты не успели, а точнее - не захотели. Ряд фракций и политических групп отнеслись к инициативе прохладно, усмотрев в ней попытку "застолбить" новый пост для генерального директора ОАО "Ленэнерго" Андрея Лихачева. Между тем в действительности вопрос о том, кто станет "премьером", имеет второстепенное значение. Руководить правительством может и Лихачев, и Юрий Антонов, и Петр Родионов, и т.д. - разумеется, при условии, что они выступят в роли выразителей консолидированных интересов региональных элит. Главный смысл нововведения состоит в том, чтобы в значительной степени изменить сам механизм функционирования системы власти.

Предлагаемая реформа отнюдь не носит абстрактного, оторванного от практической жизни характера. Напротив, появление фигуры председателя правительства, обладающего особым статусом и определенной независимостью (естественно, при наличии четких механизмов ответственности перед ЗакСом), может иметь огромные последствия с точки зрения соблюдения принципов демократии в действиях власти. Децентрализация власти, появление еще одного полюса влияния (что важно, именно в рамках власти исполнительной) будет минимизировать соблазн установить в Петербурге режим "губернаторского авторитаризма", по поводу чего сегодня возникают отнюдь не беспочвенные опасения.

Дефицит легитимности

Об этом прежде всего свидетельствует такое наглядное проявление "управляемой демократии", как спецоперация по замене главы городской исполнительной власти. Чтобы обеспечить Матвиенко максимально комфортные условия для избрания, был "зачищен" ее основной потенциальный конкурент - Яковлев. Начальник канцелярии губернатора Александр Беглов легализован как "двойной агент" и поставлен и.о. губернатора, чтобы обеспечить полную лояльность Смольного кандидату Кремля. Хронологически комбинацию с отставкой Яковлева разыграли так, чтобы у новоиспеченного вице-премьера по ЖКХ не только осталось время для подготовки к зиме (поистине, "готовь сани летом..."), но и чтобы досрочные выборы состоялись не позже сентября.

Вряд ли кто-то сумеет доказать, что два летних месяца, на которые приходится почти вся избирательная кампания, благоприятны для политической раскрутки альтернативных Валентине Матвиенко кандидатов. Сознательно ставить всех потенциальных участников в условия, благоприятные лишь для Матвиенко (а благодаря масштабному пиару за последние три месяца, на фоне 300-летия, она значительно "поднялась"), значит издеваться над принципами демократии. Характерно в этой связи и пролоббированное полпредством решение установить минимально допустимый 20%-ный порог явки избирателей, выгодный в первую очередь Матвиенко (тем более что коммунисты передумали выставлять такого серьезного кандидата, как Сергей Глазьев).

Во многом благодаря целенаправленному вбросу дезинформации петербургская элита до последнего момента находилась в неведении о реальных планах кремлевских стратегов. В результате, если какие-либо бизнес-группы (не обязательно питерского масштаба) и были склонны выдвинуть кого-то из "своих" кандидатов, то время для этого безнадежно упущено. Можно только вообразить масштабы давления на потенциальных кандидатов. Даже Оксана Дмитриева, стабильно занимавшая в последние годы высокое место в рейтингах популярности, вынуждена была "сосредоточиться" на выборах в Думу по своему округу. На борьбу же за губернаторское кресло от партии "Развитие предпринимательства" откомандировали никому не известного "представителя среднего бизнеса".

Конец биполярности

Ситуация, сложившаяся после сдачи города Яковлевым, как ни парадоксально, стала представлять еще большую опасность для общества, с точки зрения обеспечения политических и иных прав граждан, чем во время правления Владимира Анатольевича. Избавившись от системы двух центров влияния, ликвидировав грань между администрацией города и полпредством, власть почувствовала свою ничем не ограниченную силу, близкую к полной безответственности.

Впервые в Петербурге власть перешла барьер, создав опасный прецедент в плане сохранения информационной свободы. Во многих СМИ (прежде всего на телеканалах) фактически введена политическая цензура. На питерском РТР единомыслие внедряется под видом укрепления "корпоративного духа" и со ссылками на прогрессивный и эффективный менеджмент. На ТРК "Петербург", куда с РТР-Петербург в качестве "антикризисного управляющего" пришел новый директор, сразу закрыли все авторские общественно-политические программы. Одновременно некоторые видные деятели петербургского медиа-сообщества яковлевской эпохи, похоже, спокойно решают свои личные вопросы. Так, за Александром Потехиным сохранен пост председателя совета директоров ТРК "Петербург" (по слухам, выручили былые комсомольские связи с Матвиенко).

Политика или хозяйство

Конечно, как за, так и против введения должности председателя правительства и соответствующего изменения отношений в системе власти можно привести много доводов. Однако, на наш взгляд, первых оказывается гораздо больше - именно благодаря специфике нынешней ситуации и вероятному приходу в Смольный Валентины Матвиенко.

Критики "премьерской" идеи говорят, что она неприемлема ни для какого губернатора, ибо превращает его в декоративную фигуру. Но, во-первых, из того, что Президент не руководит одновременно и страной, и деятельностью правительства, отнюдь не следует, что он царствует, но не управляет. В действующую модель "президентской республики" прекрасно вписывается и утверждение депутатами Думы предлагаемой Президентом кандидатуры премьера, и вынесение парламентом вотума недоверия кабинету.

Во-вторых, губернатор и сам может быть заинтересован разделить ответственность за управление городом с опытным хозяйственником, занимающимся всей будничной практической работой (в крайнем случае его можно выставить козлом отпущения).

В-третьих, губернатор (к примеру, Валентина Матвиенко, в свое время работавшая в партийных органах, позднее в дипкорпусе, затем вице-премьером по "социалке") может и не быть глубоким знатоком городского хозяйства. Стиль поведения, уже три месяца демонстрируемый Матвиенко, показывает: ей доставляют удовольствие представительские функции, посещения объектов, встречи с людьми - будь то рабочие коллективы или представители бизнеса, - в ходе которых она, как психотерапевт, внушает всем надежды на лучшее. Очевидно: мир не рухнет, если губернатор будет политической фигурой, а глава правительства - крепким хозяйственником, не отвлекающимся от своей работы на политические и дипломатические ритуалы, бесчисленные протокольные встречи и т.п.

За стратегию ответишь!

Более того, с появлением поста председателя правительства будет официально узаконено то, что и так имело место в Смольном. Фактически в администрации Петербурга и раньше были "премьеры", занимающие в неписаной "табели о рангах" вторую позицию после мэра или губернатора. Другое дело, что их реальные функции оказывались гораздо шире формального статуса и подобные деятели воспринимались скорее как "серые кардиналы", "разруливающие" и т.д. У Собчака таким человеком был первый вице-мэр Владимир Путин, в период Яковлева ключевую роль играли руководители канцелярии Виктор Яцуба, личный друг губернатора, а затем Юрий Антонов.

Если глава правительства будет "конституционной" фигурой, если его полномочия и обязанности будут четко прописаны в Уставе города, то в деятельности администрации может стать меньше "теневых" аспектов. Это особенно важно еще и потому, что Матвиенко не является специалистом ни в сфере экономики и финансов, ни в сфере юриспруденции, и поэтому за ее спиной чиновники смогут чувствовать себя гораздо смелее, чем прежде, в плане коррупционных соблазнов.

Положительно скажется на работе правительства и механизм ответственности его руководителя перед ЗакСом. В настоящее время депутаты могут выразить недовольство деятельностью губернатора лишь с помощью запросов, а также объявления недоверия отдельным вице-губернаторам (что, впрочем, еще никогда не приводило к улучшению работы курируемых ими отраслевых комитетов). Во времена Владимира Яковлева складывалась абсурдная ситуация: губернатор не только не мог представить депутатам общую концепцию экономической политики администрации, но из года в год нарушал закон, отказываясь направлять в ЗакС "послание" о целях социально-экономического развития города.

В случае реформы системы власти у законодателей появится инструмент воздействия на проводимую правительством экономическую политику. Ведь, по идее, именно председатель правительства должен персонально отвечать за осуществление структурных реформ, за инвестиционную политику и в целом за обеспечение роста городской экономики. Примечательно и то, что "премьер", в отличие от всенародно избираемого губернатора, может решительно проводить непопулярные в социальном отношении реформы.

Условия прорыва

Глава правительства, если это действительно сильный, влиятельный, грамотный руководитель, ставящий на карту свою репутацию, будет совершенно иначе подходить и к кадровым вопросам. Воспринимая правительство как некий авторский проект, "премьер" будет стремиться собрать вокруг себя действительно профессиональную и энергичную команду управленцев, разделяющую общую идеологию и стратегию развития города и способную проводить согласованную политику. Необходимо оптимизировать и структуру администрации, сократив ряд комитетов и управлений и четко "разведя" функции оставшихся. Петербургу в правительстве нужна команда современно мыслящих грамотных менеджеров, имеющих опыт работы и во власти, и в бизнесе. Только тогда можно ожидать, что в городе будут созданы условия для прорыва в приоритетных секторах экономики. Заметим, что, возможно, благодаря реформе и появлению фигуры "премьера" меньшую роль будут играть такие мотивы "вхождения во власть", как личная преданность губернатору, выполнение неких политических и прочих обязательств и т.д.

Простор для совершенства

Безусловно, в предлагаемой схеме можно усмотреть и недостатки. Например, есть опасения, что депутаты ЗакСа будут злоупотреблять правом влиять на деятельность правительства и либо оно станет заложником парламентского большинства, либо просто начнется "министерская чехарда". Высказываются предположения, что практика "ответственного министерства" выведет на новый этап депутатскую коррупцию - грубо говоря, голоса будут скупаться бизнес-группами, заинтересованными или оказать давление на главу правительства, или вообще поставить другого "премьера".

Однако многое здесь зависит от того, насколько четко будут прописаны в законе все нюансы взаимоотношений ЗакСа, правительства и губернатора (например, что вопрос о вотуме недоверия правительству не может ставиться чаще, чем раз в полгода, что для этого требуется конституционное большинство в две трети голосов и т.д.). Возможность манипулирования ЗакСом с чьей-либо стороны будет значительно меньше, если состав депутатского корпуса увеличится до 100 человек - за счет избрания дополнительно 50 депутатов по партийным спискам.

Что же касается коррупции в депутатской среде, то лучшим средством борьбы с ней было бы удаление сохраняющегося в закамуфлированном виде депутатского резервного фонда или "коллективной пакетной поправки" - они действительно являются инструментами воздействия на парламентариев со стороны исполнительной власти. В идеале же кандидат в губернаторы должен позиционироваться в связке с предполагаемым им претендентом на пост главы правительства. Тогда с самого начала будет больше ясности в вопросе о команде вероятного губернатора и предлагаемой им политике.

Повестка дня

Впрочем, сегодня все эти вопросы не так уж актуальны. Главная проблема состоит в том, чтобы смена власти в Петербурге не свелась лишь к приходу новых людей на ключевые позиции в администрации, как говорится, "на кормление". Изменение качества власти и проводимой ею политики, появление внятной стратегии развития города, не только декларируемой, но и реализуемой эффективно действующей командой управленцев, возможно при одном условии.

Все наиболее влиятельные деловые и политические элиты Петербурга, связывающие свое будущее с городом и его благополучием, должны воспользоваться моментом и показать готовность к консолидации на вполне понятной и конкретной основе. Новая петербургская власть должна быть легитимна в глазах всех городских элит, а не только 10-12% избирателей, традиционно посещающих избирательные участки в любое время года и при любой погоде. Будущая власть должна пользоваться уважением и доверием, а не восприниматься как нечто, "навязанное" из Москвы. Важно, чтобы власть была ответственна и открыта обществу, представленному в том числе и депутатами городского парламента.

За семь недель до выборов с предсказуемым результатом для всех представителей элиты должно быть очевидно: без реформы власти правила игры в Петербурге никогда не изменятся, предпосылок для превращения Северной столицы в современный, динамично развивающийся европейский город не возникнут. Вместо всего этого может появиться лишь римейк известного исторического анекдота, но уже с другим вопросом: "А зачем мы брали Смольный?"

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама