Прибалтийский акцент

Инвестиционная "дочка" латвийского банка хочет утвердиться не только в Европе, но и в России

В июне этого года "дочка" крупнейшего в Латвии Parex Bank - инвестиционная компания Parex Asset Management (PAM) вошла в список 400 крупнейших управляющих активами в Европе, заняв 392-е место. Более того, по данным авторитетного журнала Investment & Pensions Europe, который и опубликовал рейтинг, PAM является крупнейшей управляющей компанией в Прибалтике и второй - в странах Восточной Европы (после польской Handlowy Asset Management). Под управлением PAM находится около 700 млн долларов.

"То, что нас оценили в масштабах всей Европы, еще раз подтверждает правильность принятого несколько лет назад решения о создании лучшей в Балтии команды опытных специалистов, ведь в первую очередь благодаря именно их усилиям мы присоединились к европейской инвестиционной элите, - комментирует успехи Parex Asset Management председатель совета компании Евгений Золотарев. - Сейчас у нас работают бывший глава трейдинга ЦБ Латвии, который управлял золотовалютными резервами страны, один из директоров инвестиционной компании Lehman Brothers и много других специалистов подобного уровня".

"Это достойный контраргумент тем, кто воспринимает Балтию как маленький домашний рынок скандинавских инвесторов", - добавляет президент PAM Гунтарс Витолс. По словам Витолса, "дочка" Parex Bank намерена утверждаться не только на просторах Евросоюза, куда Латвия окончательно вступит в 2004 году, но и в России. Сейчас PAM учреждает в нашей стране собственную дочернюю структуру со штаб-квартирой в Москве.


Гунтарс Витолс

Да и вообще, находясь в центральном офисе Parex Bank в Риге (в котором размещается и дочерняя инвестиционная компания), как-то не верится, что находишься за границей. Клиенты и персонал активно общаются на русском языке, информационные материалы на "великом и могучем" лежат на самом видном месте. Многоязычие в Латвии многие воспринимают как одно из конкурентных преимуществ страны, способной играть роль "финансового моста" между Евросоюзом и странами СНГ во главе с Россией.

Разговор с Гунтарсом Витолсом, а также с директором по маркетингу и продажам PAM Сергеем Медведевым начался с небольшого исторического экскурса.

Г.В.: Компания Parex Asset Management была зарегистрирована в самом начале прошлого года и юридически существует немногим более полутора лет. Если же брать фактическую историю, она стартует с момента образования Parex Bank, то есть с 1992 года. PAM была создана на базе департамента доверительного управления активами и аналитического департамента банка.

В Parex портфель ценных бумаг всегда занимал очень существенную часть активов. На сегодня - около 40%. И банк всегда показывал прибыль, даже в тяжелый год российского кризиса, когда рухнули многие банки не только в России, но и в Балтии, да и банки Европы и Америки закончили год с безумными убытками. Успешно миновать 1998-й год помогла структура портфеля ценных бумаг. В Балтии мы считаемся одним из наиболее активных участников финансовых рынков России и стран СНГ, ведь в свое время мы одними из первых пришли на эти рынки, что позволило нам получить большой опыт и понимание всех особенностей этого рынка. Поэтому мы сумели вовремя сориентироваться и приняли в противовес тенденциям рынка решение выходить из ГКО - всего за несколько месяцев до кризиса. Важно, что, управляя клиентскими портфелями, мы оперируем в основном теми бумагами, которые входят и в портфель Parex. То есть рискуем, по сути, собственными деньгами. Это отличает нас от тех управляющих, которые сами при управлении рисков не несут.

- Можно ли говорить об отличиях вашего предложения от имеющихся на российском рынке?

Г.В.: В первую очередь это спектр предлагаемых продуктов. На российском рынке компании в большинстве своем предлагают вложения в местные инструменты, мы же говорим о возможности выбора среди всего спектра финансовых инструментов, доступных на основных мировых фондовых рынках. Во-вторых, это более высокая степень защиты инвестора. Латвийское законодательство, относящееся к рынку ценных бумаг в том числе, практически полностью гармонизировано с европейским. Кроме того, оно успешно прошло проверку временем, реально обеспечив защиту владельцев ценных бумаг во время банкротства ряда небольших банков в середине - конце 90-х годов.

- Какова сегментация ваших продуктов?


Сергей Медведев

С.М.: Мы делим наши продукты на три большие группы. Первая - наши собственные инвестиционные фонды, зарегистрированные в Латвии. Сегодня таких фондов шесть. Они дают возможность самым мелким клиентам, которые оперируют суммами в несколько сотен долларов, инвестировать и получать повышенный доход. Безусловно, наши фонды ориентируются на те рынки, где мы чувствуем свой опыт, где наши результаты будут лучше показателей аналогичных продуктов других управляющих. Прежде всего это фондовые рынки стран Восточной Европы (включая Россию) в целом, а также рынки высоконадежных облигаций развитых стран Европы и Северной Америки.

Однако никто не может быть лучшим абсолютно во всем. Поэтому следующая группа - фонды крупнейших западных управляющих компаний, с которыми у нас заключены соглашения. В общей сложности это более 300 различных фондов. Мы работаем с наиболее весомыми международными управляющими, например с крупнейшей в США компанией по управлению инвестиционными фондами Franklin Templeton. Подобные продукты дают возможность инвесторам, не обладающим значительными капиталами (от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч долларов), сформировать свой индивидуальный портфель и получать довольно высокий доход. Само число фондов говорит о том, что можно подобрать стратегию на любой вкус или интерес. Есть фонды региональные, которые инвестируют, допустим, в акции Китая или только в сектор биотехнологий. Есть сбалансированные фонды, есть фонды, нейтральные к рынку, которые позволяют зарабатывать вне зависимости от того, вверх или вниз идет рынок. С этой точки зрения мы имеем весь спектр предложений - от очень консервативных до очень агрессивных, обеспечивающих иногда до нескольких сотен процентов в год.

И наконец последняя группа - это индивидуальные портфели. Подобное предложение мы делаем для клиентов с инвестиционным потенциалом свыше 100-200 тыс. долларов. Стараемся предложить портфели как с использованием вышеупомянутых фондов, так и с добавлением тех или иных акций, облигаций и других финансовых инструментов рынка.

Г.В.: Индивидуальные портфели - услуга очень востребованная. Как правило, клиенты с солидным инвестиционным потенциалом формируют именно такие портфели. Кроме того, при крупных суммах доступны более интересные продукты, например - с гарантией основной суммы или минимальным гарантированным доходом. В рамках индивидуальных портфелей мы также предлагаем возможность получить доступ и к рынку первичных размещений ценных бумаг. Клиенты могут покупать бумаги по более выгодным ценам, нежели на вторичном рынке, при обращении на котором банки и брокерские конторы уже закладывают свой интерес.

- Если говорить о первых двух пунктах, в чем состоят издержки инвестора?

С.М.: В рамках каждого фонда заложены определенные расходы. Они делятся на две основные группы - расходы на управление (в зависимости от фонда варьируются от 0,5 до 2,5% годовых) и расходы по администрированию фонда, которые также включают расходы депозитария (от 0,2 до 0,5% годовых в среднем). Кстати, следует отметить, что издержки по депозитарному обслуживанию инвестиционных фондов в Латвии в несколько раз ниже, чем в России. Весь доход, который фонд показывает по результатам своей деятельности, является для инвестора чистым, так как все расходы уже учтены. Единственное - клиент платит комиссии за выписки о состоянии счетов и за прочие подобные операции, которые на общем фоне вообще незначительны.

- Хотелось бы понять, в чем преимущество вложений в фонды через вас, а не напрямую?

Г.В.: Как мы уже отметили выше, зарубежные инвестиционные фонды мы используем в качестве дополнительной возможности при управлении портфелями своих клиентов, добиваясь с их помощью экспозиции на те рынки, где сами не работаем активно, например на азиатские рынки. Так что теоретически мы можем приобрести акции любого зарубежного фонда, которые только существуют. Но мы сознательно ограничили круг наших партнеров, с которыми заключили особые договора, чтобы у нас была возможность приобретать акции фондов для наших клиентов не на стандартных, а на более выгодных условиях. Например, стандартная комиссия за покупку акций фондов Franklin Templeton составляет 5%, а мы имеем возможность сэкономить 70% комиссии, снизив ее до 1,5%. Такое сильное расхождение в размере комиссий обусловлено особой агрессивной ценовой политикой многих западных управляющих на новых для себя рынках стран Балтии.

С.М.: По нашему убеждению, существующее предложение из примерно 300 фондов покрывает практически любые потребности. Если же кто-то принципиально хочет фонд Fidelity, а не Franklin Templeton, мы спорить не станем, хотя разница в результатах управления у них, как правило, незначительна. Просто через нас купить акции Templeton, а также многих других зарубежных управляющих, гораздо выгоднее.

- Можно ли охарактеризовать разброс доходностей предлагаемых вами продуктов?

Г.В.: По результатам первых шести месяцев этого года одним из наиболее высокодоходных наших фондов был фонд российских акций. Просто потому, что ваш рынок демонстрировал хороший рост. Доходность этого фонда за первое полугодие превысила 45% в абсолютном выражении, то есть почти 100% годовых. Понятно, что вложения в акции подвержены наибольшему риску колебания цены, а потому фонд акций в чистом виде мы вряд ли порекомендуем инвестору, который нацелен на стабильный доход, а не на рисковые операции.

Другой наш фонд - фонд облигаций стран Восточной Европы. Он очень хорошо диверсифицирован и включает в себя бумаги эмитентов практически из всех восточноевропейских стран - от более доходных облигаций эмитентов из стран СНГ (кстати, в составе фонда очень много российских эмитентов еврооблигаций) до менее доходных облигаций той части Восточной Европы, которая уже одной ногой в ЕС, включая страны Балтии. Этот фонд по итогам первого полугодия показал почти 13% в абсолюте, то есть более 25% годовых.

С.М.: Есть и зарубежные фонды, которые показали высокий доход. Например, фонд Franklin Templetion, работающий с акциями биотехнологических компаний, за этот период вырос на 25%. Факт состоит в том, что первая половина года была очень удачной для западного рынка акций, который с весны показывает очень существенный рост как в Европе, так и в Америке. Да и в Азии тоже.

Г.В.: Если брать в целом, то бывают годы, когда доходность тех или иных вложений измеряется трехзначной цифрой, но при этом существуют фонды, которые по итогам управления демонстрируют и отрицательные показатели. Например, в прошлом году большинство фондов, которые инвестировали только в немецкие акции, потеряли около половины своей стоимости. Этот факт подтверждает правильность житейской мудрости "не хранить все яйца в одной корзине".

- Будет ли обновляться линейка ваших продуктов?

Г.В.: В этом году мы запустили закрытый "Балтийский фонд недвижимости", доли которого были успешно размещены почти на 5 млн долларов. Сейчас мы находимся на этапе вложения средств в объекты недвижимости. Наша точка зрения состоит в том, что потенциал роста рынка недвижимости здесь далеко не исчерпан. За последние несколько лет цена на многие объекты выросла в два-три раза, но сам факт присоединения к ЕС приведет к дальнейшему росту. Кроме того, сейчас бурно развивается ипотечное кредитование. Этот процесс вызван тем, что в Балтии хорошо отрегулировано законодательство в области залогов. Это дает возможность банкам не иметь особых проблем с кредитами под залог недвижимости. Чем банки и пользуются, кредитуя на срок до 25 лет с финансированием до 90-100% стоимости недвижимости под 4-6% годовых. Вкупе с общим ростом платежеспособности это приводит к значительному увеличению спроса на недвижимость, а следом - и цен. Так что планируем, что осенью мы либо подготовим еще одну эмиссию существующего фонда, либо зарегистрируем новый фонд уже на большую сумму.

- Ваш клиент не путается в богатстве выбора?

Г.В.: Основную свою задачу мы видим не в том, чтобы просто предоставить клиенту возможность широкого выбора. Мы считаем, что самостоятельно разобраться во всем многообразии, а тем более сделать правильный выбор практически невозможно. За исключением, может быть, тех периодов, когда рынки демонстрируют тот или иной устойчивый тренд, когда заработать может практически любой, причем достаточно просто. Что, однако, развращает и в результате все равно приводит к убыткам. Все помнят российский фондовый рынок до 1998 года, бум NASDAQ конца 90-х, когда любой инвестор зарабатывал несколько десятков процентов годовых без особого напряжения. В конце концов отрезвление наступило, но для многих - поздно.

С.М.: Мы принимаем на себя функции по составлению и ведению портфеля, согласовывая с клиентом лишь основу стратегии. Тем самым клиент избавляется от необходимости тратить время и усилия, чтобы самостоятельно во всем разобраться. Он скидывает головную боль на профессионалов, которые в зависимости от "профиля" клиента (консервативный он или агрессивный) составляют оптимальный портфель.

На практике это происходит следующим образом. После обстоятельной беседы с клиентом мы стараемся наиболее точно определить его пожелания и потребности. После этого представляем на выбор два-три варианта инвестиционного портфеля, которые уже детально оговариваем с клиентом. В результате (возможно, с какими-то изменениями), останавливаемся на одном из вариантов. Такой подход гарантирует, к примеру, что консервативный портфель не будет предложен агрессивно настроенному клиенту, и наоборот.

- С точки зрения географии, ваш клиент - это кто?

С.М.: Прежде всего мы работаем со странами Балтии. Но учитывая, что законодательство Латвии не налагает запретов или ограничений на работу с зарубежными инвесторами, у нас есть клиенты и из других стран. Если обобщать географию, то у нас представлены клиенты со всех континентов. До недавнего времени не было только из Африки, но буквально на днях мы заключили первый договор и с резидентом с этого континента.

- А как такие клиенты вас находят?

С.М.: Во-первых, Parex имеет представительства не только в восточноевропейских странах, но и в Западной Европе. Уже давно действует офис во Франкфурте-на-Майне, недавно открылся офис в Стокгольме, представительство нашей группы есть в Лондоне. Сейчас рассматриваем вопрос об открытии офиса в Японии. Наши специалисты участвуют и во всевозможных конференциях, часто в качестве докладчиков. Все это приводит к тому, что информация об услугах расходится гораздо дальше, чем нам иногда кажется. Поэтому возникают клиенты из стран, где наша нога никогда не ступала. И, конечно, многие клиенты находят нас через Интернет.

- Известно, что в Балтии серьезные позиции занимают иностранные финансовые структуры. Как вы с ними конкурируете?

Г.В.: Действительно, если посмотреть на балтийский финансовый рынок, то основные игроки на нем (крупнейшие банки, страховые компании), как правило, приобретены скандинавским и немецким капиталом. Корпорация Parex осталась единственной частной структурой, которая не только существует, но и успешно конкурирует с филиалами или дочерними структурами крупных западных банков и компаний. Но если говорить о сфере инвестиций, то местный рынок очень маленький. Например, оборот на Рижской фондовой бирже составляет порой несколько десятков тысяч долларов в день, а в официальном списке биржи всего три акции.

Поэтому, исторически занимая весомую долю местного рынка ценных бумаг, мы никогда не ставили перед собой в отношении него особых задач. Клиентов в условиях скудости "домашнего" рынка интересуют возможности вложений за рубежом. И вот в этом вопросе нам в Балтии равных нет.

- Насколько в Балтии активно инвестируют?

С.М.: Картина, в принципе, типична для всех постсоветских стран. Уровень накоплений пока низок, поэтому потенциал роста - высокий. Примерно до 2000 года балтийского рынка инвестиций практически не существовало. У людей не было свободных денег для вложений. Большинство жило от зарплаты до зарплаты, а та небольшая часть, которая не испытывала подобных проблем, предпочитала банковские депозиты, вложения в недвижимость или в собственный бизнес.

Сейчас ситуация резко изменилась. Период активных вложений в бизнес прошел бурную стадию. Появилось много людей, которые могут направить деньги не на текущее потребление, а на сбережение. Они задумываются об оплате учебы своих детей, о безбедной старости. Кроме того, улучшилось образование людей. Средний клиент, который к нам приходит сегодня, уже обладает какими-то базовыми знаниями. Рынок инвестиций ожил, но для того чтобы он развился, нужно еще года три, может, больше. Думаю, в России ситуация во многом схожая.

- Тогда каковы ваши планы по поводу России?

Г.В.: Сейчас там основана дочерняя компания. Она находится в стадии лицензирования. Планируем в ближайшие несколько месяцев получить все необходимые бумаги и зарегистрировать до конца года один или два паевых фонда, которые сможем предложить нашим клиентам для вложений в рублевые инструменты или в еврооблигации российских эмитентов.

Основными целями дочерней компании в России мы определили две. Во-первых, иметь фактическое присутствие в России, что поможет предоставить нашим клиентам более качественные аналитические услуги по российскому рынку ценных бумаг и добиться более высоких результатов управления портфелями, состоящими из российских бумаг. Во-вторых, мы видим громадный потенциал российского рынка и интерес на нем к нашим продуктам, который, в силу достаточно жесткого валютного регулирования, сложно реализовать, действуя за рубежом. Поэтому зарегистрированная в соответствии с российским законодательством наша дочерняя компания при наличии всех необходимых лицензий для работы позволит получить доступ на российский рынок капитала.

Либерализация финансового законодательства, которая сейчас происходит в России, также обнадеживает. Ваши граждане с недавних пор имеют возможность осуществлять вложения в иностранные ценные бумаги на сумму 75 тыс. долларов. Благодаря этому мы планируем предложить клиентам в России не только рублевые, но и зарубежные валютные инструменты, с которыми мы имеем наибольший опыт и возможности работы.

- Компания будет базироваться в Москве?

Г.В.: Да. На первое время мы планируем сконцентрировать свои усилия на работе нашего московского офиса. И также находимся в процессе поиска партнеров, которые могли бы заняться распространением наших продуктов. Время покажет, в каком направлении следует развиваться.

- Произойдут ли какие-то изменения законодательства после вступления Латвии в ЕС?

С.М.: По большому счету, нет. Хотя бы по той причине, что процедура вступления подходит к концу. Это процесс постепенный, а не скачкообразный. Законодательство Латвии приведено к нормам ЕС на 99%. С этой точки зрения акт формального вступления в Евросоюз не приведет к каким-то резким изменениям.

Рига - Санкт-Петербург