Слава побежденным!

Пока еще левадовский ВЦИОМ (и потому ему можно верить) констатирует: 48% нынешних россиян уверены, что путч был "просто эпизодом борьбы за власть в высшем руководстве страны", а 31% считают, что это было "трагическое событие, имевшее гибельные последствия для страны и народа". То есть 79% населения страны разделяют точки зрения, имеющие самое отдаленное отношение к действительности.

За прошедшие со времени августовского путча годы в СМИ были опубликованы материалы, убедительно (по крайней мере, для меня) показавшие, что дело обстояло совершенно иначе, и правы как раз те 10% опрошенных, которые полагают, что "события 19-21 августа 1991 года завершились победой демократической революции, покончившей с властью КПСС". Таким образом, 90% населения нынешней России (79% критиков и 11% затруднившихся ответить) в упор не видят ни аргументы, ни факты, широко публиковавшиеся в открытой печати, что делает несостоятельными ссылки типа: "я ничего не знаю", "ничего не понимаю", "мне ничего не объяснили", "в СМИ все врут" и т.д. Подобные слова - лишь отговорки.

Раз человек имеет мнение (конкретно отвечает на вопрос), значит, он и знает, и понимает. Это обстоятельство подтверждается еще одним опросом, проведенным как раз в день только что отмечавшейся 12-й годовщины путча. 51% из 4033 слушателей "Эха Москвы", позвонивших в редакцию, заявили, что поддержали бы ГКЧП (Ельцина - 49%), "если бы путч произошел сегодня". Эти данные особенно удивительны, если принять во внимание, что "Эхо Москвы" слушает (как показывают исследования) довольно продвинутая часть населения.

Такого рода поведение россиян трактуется психологами как иррациональное, обусловленное сильной фрустрацией общества от происходящих в стране радикальных перемен. Существует множество примеров такого неадекватного восприятия действительности. Например, утверждение большинства опрашиваемых социологами, что сейчас они живут хуже, чем при советской власти. Такая точка зрения тоже прямо противоречит объективным фактам. Правда, если исходить из принятого в развитых странах представления о "хорошей" и "плохой" жизни.

Психологи объясняют: для фрустрированного большинства россиян главным признаком "хорошей" жизни является душевное спокойствие, которого они сейчас не имеют из-за потери ориентации, неумения приспособиться к новым реалиям и самое, наверное, главное - значительно возросшего, по сравнению с советскими временами, бремени личной ответственности. Для таких людей самая большая неприятность - неспокойная жизнь, на которую они, однако, сами обрекли себя, выбрав демократию.

Понятно, что такое "страусиное" отношение к жизни объясняется подсознательным желанием россиян уйти от личной ответственности за свои поступки. Такая точка зрения подтверждается научными исследованиями. Так, в прошлом году Институт комплексных социальных исследований РАН выяснял живучесть идеологических мифов среди населения России. По словам заместителя директора института Натальи Тихоновой (интервью с которой было опубликовано в "Российской газете"), большинство россиян по-прежнему уверено, что "во всех наших бедах виноват кто-то". В начале 90-х большинство винило Горбачева. Ныне Михаил Сергеевич переместился на второе место, первенство среди "виноватых" держит Борис Ельцин. Бюрократы сдвинулись очень далеко, куда-то за "мафию". Зато вдвое сократилось число имеющих претензии к коммунистам. Значительно больше народу грешит на внешний фактор: американский экспансионизм, международный заговор против России и тому подобное. Социально развитых россиян хватает лишь на то, чтобы поставить признание обществом собственной ответственности за происходящее в стране лишь на третье место (в иерархии "виновников").

Понятно, что люди, неадекватно воспринимающие действительность и соответственно себя ведущие, тормозят общественный прогресс. Облегчает проблему лишь то, что они малодееспособны. Как показывает опыт, они не "выходят на площадь" для защиты своих убеждений, не в состоянии активно лоббировать свои интересы во властных структурах. Фрустрированный человек обладает психикой неразвитого (в социальном отношении) ребенка и потому не способен на эффективные общественные действия. В противоположность этой группе населения адекватная часть, наоборот, весьма дееспособна, активна и гораздо более эффективна (в силу активной жизненной позиции и верного выбора моделей поведения). Однако таких людей в России всего около 10% (может, немного больше за счет части тех 11%, которые не имеют мнения по поводу путча). Так что темпы развития страны зависят от того, насколько им удается компенсировать вред, наносимый фрустрантами.

И тут есть повод для оптимизма: в отличие от деградирующих (по степени влияния на развитие России) антагонистов, адекватные россияне все время повышают свою эффективность. От одного Чубайса пользы стране больше, чем вреда от десяти нытиков-фрустрантов. К тому же чубайсов (в силу их высокой эффективности) приглашают в правительство гораздо чаще, чем представителей неадекватного большинства. Популизм - популизмом, но и работать кому-то надо.