Дрейфующий остров

Спецвыпуск
Москва, 03.11.2003
«Эксперт Северо-Запад» №41 (150)
Деловая и политическая элиты Калининградской области стремятся к сохранению в регионе status quo, что противоречит интересам федерального центра

Калининградский бизнес переживает расцвет. И в официальном, и в "сером" секторах экономики наблюдается рост. Местный капитал создал десятки успешных, динамичных средних предприятий. Активно строятся офисные и развлекательные центры, растут обороты на сборочных производствах, торговые сети развиваются даже быстрее, чем в Москве и Петербурге.

Отношения бизнеса с региональной властью тоже в данный момент складываются благополучно. Несмотря на ряд конфликтов в прошлом, между разными группами деловой и административной элиты установлены прочные связи.

Есть только одна сила, которая стремится сейчас к нарушению status quo, - федеральные чиновники и политики. В определенный момент Москва посчитала, что нелогично доверять региональной администрации полную власть на перспективной, с разных точек зрения, территории. Федеральные министры неизбежно приведут в регион родственные им российские компании.

Территория движется к переменам, однако пока не ясно, насколько они будут позитивными.

Стар и млад

Рост затронул практически все отрасли калининградской экономики, хотя и в разной степени. Менее активно увеличиваются обороты и расширяются активы предприятий, сохранившихся с советских времен, более значительно - новых сборочных производств, портовых структур, а также ритейловых предприятий. Ритейл становится ключевой компетенцией региона: по обороту и количеству работников калининградские торговые сети, как правило, крупнее местных промышленных предприятий. Указанные особенности отразились на структуре деловой элиты области.

В течение довольно долгого периода ведущую роль в экономике области играли крупные советские, ставшие средними в новое время производства, такие как целлюлозно-бумажный " Цепрусс", машиностроительный " Балткран", судостроительный " Янтарь" и некоторые другие. Соответственно, руководители этих предприятий воспринимались в качестве лидеров областного бизнеса. Консолидирующую роль в группе "промышленных капитанов" играл генеральный директор "Цепрусса" Борис Овчинников. Он являлся и неформальным, и формальным лидером - руководителем Союза промышленников и предпринимателей ( СПП).

Входил в группу "капитанов" и президент нового автосборочного завода " Автотор" Владимир Щербаков, представлявший то же поколение руководителей, что и Борис Овчинников. Органично дополнял ее генеральный директор компании " ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть" - дочерней структуры "ЛУКОЙЛа", Юрий Каджоян. Когда Каджоян выступал совместно с Овчинниковым, этот альянс считался непотопляемым.

Но постепенно промышленная группа отступила с первых позиций. Борису Овчинникову не удалось решить с областной властью ряд серьезных вопросов, что снизило степень его влияния. Владимир Щербаков остается весьма влиятельным человеком, но решает проблемы на федеральном уровне - работает в московском офисе "Автотора". Юрий Каджоян стал игроком-одиночкой. И деловая элита региона выдвинула новых лидеров.

Одним из них, бесспорно, является Николай Власенко, президент группы компаний " Виктория" - ей принадлежит самая крупная в Калининграде продовольственная торговая сеть. Совокупный годовой оборот магазинов "Виктории" составляет примерно 200 млн долларов, размер штата достиг 4 тысяч человек. К новым лидерам также можно отнести руководителей сети супермаркетов " Вестер" Олега Болычева и Александра Рольбинова, хозяина компании " Бауцентр" (оптовая торговля стройматериалами и магазины товаров для ремонта) Александра Ярошука и еще несколько человек. Все они молодые, 30-40 лет, и достаточно грамотные предприниматели.

В области действует еще один неформальный союз, составленный новыми бизнесменами, - так называемая портовая группа. К ней принадлежат менеджеры и совладельцы Морского торгового порта Владимир Калиниченко, Андрей Колесник, Олег Ершов и некоторые другие. Степень их экономического влияния возрастает и будет расти дальше, поскольку под контроль группы попадают новые активы. Совсем недавно Владимир Калиниченко вошел в состав руководства государственного рыбного порта. Новый глубоководный порт, который строится сейчас в городе Балтийске, тоже, вероятно, будет передан в оперативное управление "портовой группе".

Обладая не только экономическим влиянием, но и авторитетом в деловой среде, молодые предприниматели обеих групп могли бы зарабатывать и политические очки, однако, как заметил руководитель аппарата областной администрации Александр Торба, "они не вполне осознают своих возможностей". Иными словами, их трудно склонить к "общественной работе". Правда, Власенко пошел в политику: на нынешних выборах в Госдуму он включен в региональный список "Единой России" (ЕР). В свою очередь, Александр Ярошук стал депутатом Городского совета Калининграда, а также возглавил городское отделение ЕР. Но в основном эти люди действуют по принципу, хорошо описанному одним из них: "Если принимается неприятное мне решение, я поворачиваюсь к политикам спиной и иду кататься на яхте". Молодой бизнес считает политику попросту неэффективным способом решения проблем, предпочитая ей поиск неформальных связей с административной элитой.

Стратегическая зависимость

При обсуждении местной управленческой элиты неизменно возникает вопрос о степени самостоятельности губернатора Владимира Егорова. Распространено мнение, что Егоров является марионеткой: во-первых, в руках Федерального центра, который привел бывшего командующего Балтфлота в губернаторское кресло, и, во-вторых, по отношению к собственным заместителям. Такая оценка была, возможно, справедливой в первый год правления Егорова, но сейчас она не вполне верна. Известно, что губернатор держит под контролем текущее управление областью, хотя стратегические решения даются ему с трудом. С этой точки зрения Егоров очень зависим и постоянно нуждается в близких советниках.

Долгое время таким советником был первый вице-губернатор Владимир Пирогов - в прошлом бизнесмен, отвечавший за финансирование избирательной кампании Егорова. Его власть в регионе была почти абсолютной, но минувшим летом губернатор совершил революцию: Пирогов сначала отошел с первых позиций, а затем и вовсе отправился в длительный отпуск. Главным человеком в областной администрации стал вице-губернатор Михаил Цикель. Дополнительную поддержку вице-губернатор получает в лице федерального инспектора по Калининградской области Александра Саканова.

Влияния большого, успешного бизнеса Владимир Егоров остерегается, зато не боится "серых кардиналов". Ближе всего к губернатору стоят предприниматели, не входящие в элиту (то есть не воспринимаемые деловой средой в качестве лидеров), - Дмитрий Иванов и Георгий Арутюнян. Они управляют (частью официально, частью "за кадром") печально известной компанией " Балтптицепром", в которую был вложен и не возвращен кредит Dresdener Bank. Пользуется доверием губернатора и Гарий Чмыхов, контролирующий торфяные предприятия области.

Группы публичного бизнеса, о которых шла речь выше, влияют на Егорова и в целом на областную администрацию постольку-поскольку. Юрий Каджоян может решить с ее представителями некоторые важные для него проблемы, особенно после усиления Михаила Цикеля, ранее работавшего в "ЛУКОЙЛ-Калининградморнефти", а может и не решить. То же относится к Борису Овчинникову, руководителю " Янтаря" Николаю Волову, некоторым другим промышленникам. Отношения администрации с новым бизнесом не враждебные, но прохладные.

Практически все группы долго требовали от Владимира Егорова ограничить абсолютную власть вице-губернатора Пирогова, но добились этого, как было указано выше, только минувшим летом. Кстати, именно вокруг этой персоны вспыхнул в 2001 году конфликт между бизнесом и властью Калининградской области, попавший даже в центральную прессу. Формальным поводом стала новая Федеральная целевая программа развития региона: администрация привлекла бизнес к ее разработке только "для галочки", - об этом говорили промышленники Калининграда в гневных интервью. На деле же предпринимателей возмутил длительный бойкот их требований по поводу Пирогова.

Сказанное не отменяет, однако, того факта, что связи между деловой и административной элитой региона достаточно прочны. Более того, по выражению руководителя Центра анализа полюсов роста Института экономики РАН Наталии Смородинской, "договоренности между бизнесом и властью приняли здесь формы, близкие к завершенным".

На нескольких опорах

То обстоятельство, что губернатор обычно закрыт от публичного бизнеса стеной советников, заставило деловую элиту искать альтернативные центры власти. Таким центром стала мэрия Калининграда во главе с Юрием Савенко. В частности, на Савенко опирается ритейл. Все в Калининграде подчеркивают, что сетевики во главе с Власенко и Ярошуком активно поддержали Савенко на недавних выборах мэра. Заметим, что мэрия важна лидерам торговли не только как альтернатива губернаторской власти, но и как центр распределения земельных участков.

Другой альтернативой - правда, менее сильной - региональной администрации служит для бизнеса областная Дума. Самостоятельной политической роли она не играет, соглашаясь с администрацией по большинству вопросов, но помогает в решении локальных проблем тех или иных предприятий. Кроме того, есть теоретическая вероятность, что при возникновении серьезных конфликтов между бизнесом и властью контроль над Думой может стать важным козырем в руках предпринимателей. Сейчас деловая элита не имеет большинства в региональном парламенте, но постепенно занимает там места.

Например, депутатом стал уже упоминавшийся руководитель судостроительного "Янтаря" Николай Волов. Он привел в Думу Бориса Баталина, представителя менеджмента одной из "дочек" завода, дополнительно усилив свои позиции. Влиятельная фигура в Думе - владелец компании " Кёниг-Авто", контролирующей примерно 35% регионального рынка автоперевозок, Михаил Дударев.

Наличие нескольких центров реальной власти, а также отсутствие одной доминирующей компании или отрасли, делает калининградскую политэкономическую систему устойчивой - если исключить сильное воздействие внешних факторов, она может существовать в сегодняшнем виде долго.

Островитяне

Еще один немаловажный фактор, обеспечивающий стабильность калининградской системе связей, - достигнутое разными группами деловой и политической элиты согласие по ключевым вопросам развития региона. Главный вопрос - отношение к особой экономической зоне, статус которой обеспечивает калининградский бизнес серьезными внешнеэкономическими льготами. Несмотря на то что этот режим во многом ущербен (хотя бы потому, что ставит регион в жесткую зависимость от Москвы, которая вольна казнить - отменять льготы, или миловать), и административные, и деловые группы влияния в области поддерживают его абсолютно.

Другая негласная договоренность в Калининграде - закрытость региона. Например, в Коми (см."Эксперт С-З" 19 от 26 мая 2003 года) работает целая группа московских менеджеров, определяющих правила игры на данной территории. В Калининграде же предприятия с российским капиталом управляются либо непосредственно из Москвы, либо через местных менеджеров. Пополнения местной элиты людьми из России не происходит, крайне медленно расширяется группа российских предприятий, работающих в области. В последние годы в этой группе произошло лишь одно заметное пополнение - начал работать сборочный " Телебалт".

Не приходится говорить и о заметном воздействии на регион со стороны Запада. Область активно берет в Европе комплектующие, иногда - торговые марки (например, мебельные предприятия Калининграда стали покупать западные брэнды), но значительно реже финансовые и человеческие ресурсы. Западноевропейский капитал вложен в несколько известных средних компаний (прежде всего в " Балткран"), при этом они полностью контролируются российским менеджментом.

Сейчас наметился некоторый прогресс в поступлении иностранных инвестиций - в 2002 году регион привлек с Запада почти в два раза больше денег, чем годом раньше, - но их абсолютный объем, составивший 5,9 млн долларов, совершенно недостаточен. Если в РФ в 2002 году на душу населения приходилось в среднем 17 долларов иностранных инвестиций, то в Калининграде - только 6 долларов.

Низкий уровень внешнего воздействия обусловлен отчасти островной психологией калининградцев. Живя в эксклаве, изолированно и от России, и от европейских стран, люди ощущают себя особой общностью - более европеизированной, мобильной, чем русские, но и не полностью западной. Как население любого острова, жители области, особенно элита, дорожат традициями и негативно воспринимают перемены, привносимые из внешнего мира. "Чужих" всюду не слишком ждут, но в Калининграде особенно, что проскальзывает даже в очень осторожных интервью. Например, Николай Волов заметил в беседе с корреспондентом "Эксперта С-З": "Пусть они (т.е. "внешние" предприниматели. - "Эксперт С-З") у себя промышленность поднимают". В сходном ключе высказался Александр Мусевич, один из лидеров калининградских мебельщиков: "Область не вполне готова принимать крупные проекты. Здесь пирожок маленький, делить его будет очень трудно".

Битва за ресурсы

Действительно, помимо психологических существуют экономические причины, в силу которых элиты не торопятся "открывать" регион. "Пирожок" маленький - регион очень невелик и близок к насыщению средними предприятиями. Между собой местные бизнесмены договорились - цивилизованно поделили рынок. Прежде всего это касается ритейлеров: несмотря на то что только в продовольственном сегменте действуют три крупные компании, не видно, чтобы сети жестко конкурировали друг с другом. Магазины "разнесены" по разным кварталам Калининграда, цены всюду примерно одинаковы, что указывает на наличие картельного соглашения. Сборочные, как и мебельные и другие промышленные производства, поставляют продукцию на российский рынок, то есть друг с другом напрямую тоже не соперничают. Центры власти, как говорилось выше, примерно распределены между разными группами - все благополучно, никто в региональной деловой элите особо не мешает товарищам. Но стоит прийти в Калининград нескольким серьезным внешним игрокам, и система выйдет из равновесия - все начнут мешать соседям.

Учтем, что в регионе есть серьезные проблемы с водо-, электро- и газоснабжением, не говоря уже о человеческом ресурсе. Калининградские предприниматели называют дефицит рабочей силы острейшей проблемой. При появлении новых компаний битва за ресурсы станет неизбежной, что никого не устроит. Поэтому наиболее вероятный сценарий прихода внешних игроков на "делянки", уже занятые калининградцами, - устранение конкурентов через их покупку.

Договоренности между бизнесом и властью приняли в регионе формы,близкие к завершенным

В принципе, предприниматели, включая сетевиков, не прочь продать свой бизнес внешним игрокам, хотя не заявляют об этом открыто. Но подходящий момент для продажи еще не наступил, бизнес недостаточно капитализирован, поэтому в интересах местной деловой элиты - максимально отсрочить приход внешнего капитала, в том числе используя административный ресурс. Калининградские деловые люди пересказывают друг другу историю, когда одна международная сеть решила прийти в город, Николай Власенко сказал: "Добро пожаловать в ад!" И мэр Савенко не выделил "чужим" подходящего участка. Скорее всего, это красивый анекдот - если бы международный ритейлер действительно стремился прийти в регион, он нашел бы способ это сделать, пусть и с большими затратами, чем планировал. Но в анекдоте есть зерно истины: административная элита по-своему заинтересована поддержать местный бизнес, оттягивая приход бизнеса "чужого". Она тоже дорожит горизонтальными связями, которые пришлось бы полностью перестраивать при изменении расклада сил на рынке... И все-таки изменение расклада неизбежно.

Халява, плиз

Наблюдаются две тенденции: возросший интерес к региону со стороны российского бизнеса и повышенное внимание, которое уделяют области федеральные политики и чиновники. Собственно, свежих примеров такого интереса, которые можно "потрогать руками", не так и много: во-первых, совсем недавно в область пришла крупная московская строительная группа "Конти", во-вторых, "Продукты питания", довольно давно работающие в КО, запустили большую программу по расширению производства. Но чувствуется интерес, который пока не обернулся конкретными проектами. По словам представителя Минэкономики РФ в калининградском Агентстве регионального развития Григория Бунатяна, "ситуацию в области активно тестируют крупные компании и финансово-промышленные группы. У меня лично и у целого ряда других людей, занимающихся развитием Калининграда, практически ежемесячно проходят встречи с представителями корпораций". Он подчеркнул: "Поверьте, это достаточно серьезные институты, чтобы их игнорировать".

Что касается чиновников высокого ранга, то за последние год-полтора в Калининграде побывали почти все министры и их заместители, причем не по одному разу. Но стоит выделить людей, которые бывают в области особенно часто и вникают в детали: министр экономического развития Герман Греф, министр транспорта Сергей Франк, а также глава РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс. Из политиков слабость к региону питают председатель Комитета Госдумы по международным делам, он же специальный представитель Президента РФ по проблемам КО, связанным с расширением Евросоюза, Дмитрий Рогозин и мэр Москвы Юрий Лужков.

У российского бизнеса и высших чиновников есть один общий мотив для интереса к региону. Благодаря переговорам с ЕС по проблемам транзита пассажиров вокруг области поднялся шум - благодаря этому шуму Москва узнала о Калининграде. Узнала, в частности, о льготах и, вероятно, многие предприниматели прочувствовали, что этой "халявой" могут пользоваться не только калининградцы, но и все желающие россияне. Также стало известно о существовании Федеральной целевой программы развития КО, под которую выделяются немалые бюджетные деньги, в основном - на строительные работы. Обнаружив все это, российский бизнес приобщает к области "своих" министров.

У некоторых представителей Москвы более специальные интересы. Так, Чубайс вникает в детали строительства калининградской ТЭЦ-2, поскольку надеется, скорее всего, экспортировать с этой площадки электроэнергию. Регион, окруженный зарубежными государствами, - крайне удобный плацдарм для экспортных поставок. Сергея Франка Калининград занимает как потенциальный транспортный узел, в том числе перспективным считается проект строительства глубоководного порта в Балтийске. Создание транспортного узла, во-первых, удовлетворяет амбициям Франка как министра и, во-вторых, вокруг портов всегда формируются группы интересов из числа крупных и средних компаний. Отчасти Франк опирается на местную элиту - к Минтрансу близка группа Калиниченко, о которой шла речь выше, - но не исключено, что контроль над транспортными потоками региона получат и российские компании. В частности, по некоторым сведениям, регионом интересуются группы, близкие к новороссийскому порту.

Помимо частных интересов высших должностных лиц есть и государственные, или, точнее сказать, политические, - калининградская проблема стала одним из приоритетов Президента Владимира Путина.

Эксклав служит для Запада зеркалом российской силы или слабости - важно содержать его в относительном порядке, то есть более-менее развивать. Люди, которые смогут предъявить свои личные достижения в деле развития "президентского приоритета", заработают политические очки. Тем более они их заработают, если найдут оригинальные способы использовать калининградский вопрос для заключения тех или иных договоренностей с Западом. По выражению депутата Госдумы от Калининградской области Владимира Никитина, "наличие такого пятака в центре ЕС может быть неинтересно политику, только если он полный дурак".

Таким образом, регион перспективен с разных точек зрения и эти перспективы работают против калининградской элиты.

Лишнее звено

По мере роста интереса к области региональная административная элита, несмотря на ее полную лояльность к федеральному центру, все меньше устраивает Москву. Во-первых, за ее спиной стоит местный бизнес, который является конкурентом российским компаниям. Во-вторых, она вместе с региональным бизнесом хочет сама контролировать средства, направляемые на реализацию Федеральной целевой программы. Иными словами, на данном этапе областная власть является для Москвы попросту мешающим, лишним звеном. Дополнительно ослабляет позиции региональной администрации то обстоятельство, что она объективно не вполне успешна, иными словами, есть к чему придраться.

По мере роста интереса к области региональная административная элита, несмотря на ее полную лояльность к федеральному центру, все меньше устраивает Москву

Стратегических решений по развитию региона не предлагается: к приоритетным направлениям развития администрация относит почти все отрасли экономики, существующие в КО, то есть приоритетов нет. Интересных предложений для переговоров с ЕС по совместному развитию области тоже не видно. Федеральная программа реализуется с большими недостатками. В подготовленной Минэкономразвития справке по реализации этой программы говорится, в частности, о "небольшом объеме привлеченных внебюджетных средств", - иными словами, регион осваивает в основном бюджетные деньги, а инвестиций для программы должным образом не ищет.

Федеральный центр нашел элегантный способ ослабить лояльных, но не нужных ему в данном случае чиновников. Сейчас Минэкономики разрабатывает новый закон об особой экономической зоне. В нем будет предусмотрено, в частности, создание федеральной дирекции по управлению зоной или делегирование этих полномочий тому или иному федеральному органу власти. Несмотря на многочисленные оговорки московских должностных лиц (управление зоной - еще не управление всей областью и так далее), речь идет, по сути, о введении прямого федерального правления. Правда, не исключено, что дирекцию возглавит кто-либо из представителей области, но подчиняться он будет федеральным структурам и отчитываться перед ними, что весьма принципиально. Также закон, видимо, предусмотрит, что полномочия дирекции могут быть переданы региональной администрации. Читать следует так: могут быть переданы, а могут и не быть - смотря как вести себя будет. То есть федеральный центр получает мощный дополнительный рычаг влияния на областную власть, и при таких условиях говорить о ее сколько-нибудь самостоятельной роли, по большому счету, не приходится.

Даже самый лояльный губернатор должен возмутиться подобной перспективой, что, в общем, и произошло. Владимир Егоров, во-первых, высказал осторожные сомнения относительно целесообразности создания федеральной дирекции, во-вторых, основал собственную, региональную администрацию по управлению ОЭЗ - во главе с Михаилом Цикелем.

Эти шаги только усилили недовольство федеральных чиновников Егоровым, но не помогли ему - вопрос о создании федеральной дирекции на данный момент со счетов не снят. Более того - некоторые федеральные эксперты предлагают более радикальные меры: принятие закона о заморских территориях, в соответствии с которым губернаторы в зонах, подобных калининградской, избираться не будут - федеральное правление станет прямым в буквальном смысле.

Сценарий усиления федерального контроля над регионом будет означать полный слом существующих в регионе горизонтальных связей. Местной деловой элите придется менять договоренности с региональной властью на неформальные контракты с властью центральной, что непросто, а также вступать в альянсы с российским бизнесом. В противном случае она будет смыта новыми экономическими игроками, чей приход станет следствием изменения административной системы. Калининградские предприниматели продадут свой бизнес, не дожидаясь, пока он подорожает, и станут наемными менеджерами. Такой исход вполне возможен. Надо учесть и то, что ряд федеральных фигурантов, в том числе Дмитрий Рогозин, предлагают существенную либерализацию правил игры в регионе с целью быстрого привлечения в КО международных компаний. Таким образом, местному бизнесу предстоит, вероятно, не одно, а несколько испытаний - несколько пришествий конкурентов. В любом случае, не вызывает сомнений, что область в среднесрочной перспективе ожидает серьезная трансформация.

Насколько она будет позитивной, зависит от экономических сценариев, которые будут предложены. Вряд ли модель, предусматривающая смену одних экономических субъектов, эксплуатирующих льготы, на других, занятых тем же самым, обеспечит области долговременный рост.

Калининград - Москва - Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама