Самобытный брэнд

Новгородская область, находясь в стороне от влияний федерального центра и крупного российского капитала, выработала свою модель взаимоотношений между властью и бизнесом

Цель проекта "Центры влияния в Северо-Западном федеральном округе", который осуществляет редакция "Эксперта Северо-Запад", - составление своего рода "политэкономической карты" этой территории России. Мы стараемся дать характеристику текущей политической и экономической "повестки дня" в регионах, а также, что очень важно, дать прогнозы на обозримую перспективу. При этом основным предметом нашего анализа являются региональные элиты, вернее - их часть, относящаяся к "центрам влияния". В нашей трактовке "центры влияния" - такие группы, которые обладают ресурсами для реализации своих интересов и способны реально влиять на процесс принятия решений.

В каждом из регионов, где осуществлялось исследование (Республика Коми, Архангельская, Калининградская и Новгородская области), журналисты "Эксперта Северо-Запад" проводили от 15 до 25 развернутых интервью (продолжительностью от получаса до двух часов) с представителями региональной и федеральной элиты. Нашими респондентами становились главы администраций территорий, их первые заместители, руководители крупнейших компаний, другие политические и деловые лидеры (полный список респондентов мы не публикуем, поскольку некоторые из них предпочитают не афишировать свое участие). Кроме того, мы провели ряд интервью с местными экспертами и журналистами, не входящими непосредственно в состав элиты, но хорошо осведомленными о положении в ней. Данные интервью и легли в основу публикаций "Центры влияния".

В ближайших выпусках "Эксперта Северо-Запад" будут опубликованы результаты исследования, проведенного в Мурманской области, а также итоги проекта - обобщения, которые можно сделать при сравнении ситуаций в разных регионах. Выпуск, составленный по итогам проекта, предполагается распространить федеральным тиражом.

Новгородская область по праву считается регионом-брэндом. Создание имиджа "инвестиционного оазиса", привлекательного в первую очередь для иностранного капитала, территории с благоприятным климатом для развития бизнеса - несомненная заслуга губернатора Михаила Прусака и его команды.

Своеобразие Новгородской области (НО) в значительной степени обусловлено той моделью управления, которая сложилась в регионе в начале 1990-х годов и сохраняется до сих пор. Достаточно авторитарная, жесткая система власти, выстроенная губернатором, официально объявляется залогом политической стабильности, необходимой для развития экономики. Единственным реальным центром влияния является губернатор, которому полностью подконтрольна вся вертикаль власти. Более того, несмотря на провозглашаемую "открытость" НО для иностранных инвесторов, существующая властная система предполагает некоторую обособленность региона, замкнутость его экономического и политического пространства для воздействий извне. Тем самым сохраняется status quo, устраивающий и власть, и в целом местный бизнес.

Низкий старт

Михаил Прусак, уже тринадцатый год возглавляющий НО, - один из немногих оставшихся "при исполнении" региональных лидеров ельцинского призыва.

Когда Михаил Прусак стал губернатором, область занимала 63-е место среди российских регионов по ресурсному обеспечению. При отсутствии нефти, газа, золота, алмазов и т.д. единственным богатством был лес, причем лиственных пород (малопродуктивных с точки зрения целлюлозно-бумажного производства). Основа индустриального потенциала НО - предприятия радиоэлектроники и приборостроения находились в безнадежном состоянии. Главным "кормильцем" области, дававшим до 60% поступлений в бюджет, был завод "Акрон" - производитель минеральных удобрений.

Инвестиционная гипотеза

В итоге администрация сделала ставку на крупных иностранных инвесторов. Зарубежный бизнес, заинтересованный в создании новых производств, должно было привлечь удобное географическое положение НО, наличие дешевой, но квалифицированной рабочей силы, огромный выбор площадок с инфраструктурой (прежде всего на простаивающих госпредприятиях).

Главным "ноу-хау" стало предоставление инвесторам внушительного пакета льгот, вплоть до полного освобождения от налогов в федеральный и местный бюджеты на период окупаемости проектов. Внедренная Прусаком система работы с инвесторами, несмотря на ее "авторитарность", несла в себе признаки "единого окна". Так, льготы предоставлялись исключительно по утвержденным губернатором проектам (с 1995 года их было около 120). Для сопровождения одобренных проектов к инвесторам, в первую очередь иностранным, были приставлены чиновники-кураторы. Эта практика в целом сохраняется и сегодня.

В течение 90-х годов доминирующими были иностранные инвестиции, а не российские (в лучшем случае их соотношение - 80 на 20). Некоторые опрошенные нами эксперты ставят под сомнение утверждение председателя экономического комитета администрации НО Арнольда Шалмуева, что "сегодня мы выровняли кривую: иностранных инвестиций у нас 47%, и 53% - российских".

Примечательно, что в среде местной деловой и политической элиты существует устойчивое мнение, будто Прусак сознательно стимулировал приход иностранного капитала, причем не только по причине отсутствия инвесторов отечественных. Есть основания полагать, что губернатора привлекали дополнительные "удобства" работы с иностранным бизнесом. Зарубежные предприниматели и их менеджеры заведомо лояльны к власти, менее подвержены криминализации и, главное, не склонны играть в политику. Прусака и сейчас считают лоббистом прежде всего иностранных инвесторов, для которых администрация готова создавать максимально комфортные условия.

Черепаха обгоняет Ахилла

Целью - привлечением инвесторов - областные власти оправдывают особенности сформировавшегося в НО политического режима. В Новгороде, по сути, предвосхитили нынешние тенденции федерального уровня и задолго до появления понятия "управляемая демократия" нашли собственную формулу организации власти: "команда единомышленников". Разумеется, в "команду" записываются все - от губернатора до рядового жителя области.

О том, насколько губернатор Прусак и в целом система власти органичны менталитету жителей области, свидетельствуют результаты выборов. 7 сентября 2003 года за Прусака проголосовало 78,7% участвовавших в выборах, и хотя этот результат менее эффектен, чем тот, который был четыре года назад (91%), главное не это. Прусак как политический лидер по-прежнему не имеет в НО ни реальных конкурентов, ни структурированной оппозиции.

Понятно, что администрация НО заинтересована в сохранении сложившейся ситуации "политической стабильности". Поэтому общественно-политической жизни в регионе сознательно придаются архаичные формы. Имидж Прусака сочетает элементы патернализма, жесткого руководства с весьма примитивным популизмом, рассчитанным на иллюзию "близости к народу": за счет бесчисленных поездок по районам, встреч с трудовыми коллективами, проведения "партхозактивов", информационных "политдней" и т.д. При любом удобном случае у населения реанимируется ностальгия по советским временам (свежий пример - помпезное празднование 85-летия комсомола, растянувшееся на несколько недель). "Говорят, у нас политическая жизнь отстала на три-четыре года, - рассуждает председатель областной Думы Анатолий Бойцев. - Ну и хорошо, лучше бы она отстала на 10-15 лет, за это время мы хотя бы экономику вытянули!"

Политическую задачу призвана решить и культивируемая идеология "новгородского патриотизма" (еще в 1998 году Прусак добился возвращения Новгороду имени "Великий"). Излюбленный идеологический сюжет - о Новгороде, всегда стремившемся быть независимым от Москвы (местное телевидение НГТРК "Славия"даже сняло исторический фильм о борьбе "Новгородской республики" с экспансией "московитов" во времена Ивана III и Ивана Грозного).

Интересно, что на популярности Прусака, символизирующего собой власть, не сказываются даже явные проблемы в социально-экономической сфере (несмотря на рекламируемый инвестиционный бум, в регионе достаточно низкие зарплаты, 35% населения живет за чертой бедности, розничные цены выше, чем в соседних регионах, смертность превышает рождаемость и т.д.). По мнению директора центра " Диалог" политолога Александра Жуковского, подобная специфика политического сознания жителей НО делает маловероятным возникновение серьезной оппозиции, опирающейся на местные деловые элиты. "В регионе идет снижение уровня жизни основной части населения, но это ухудшение не создает ситуации плюрализма и выбора. Чем хуже положение, тем в большей мере население ищет защитника в лице власти, олицетворяемой губернатором. Это отличает регионы со слабой природной ресурсной базой, а именно таким является НО, от регионов, где есть что делить, где у бизнеса имеются крупные интересы. У нас же влияние бизнеса, особенно после выборов мэра Новгорода в 2002 году, падает, он обособляется, а жители стремятся "под руку" администраторов, официальной власти", - поясняет Жуковский.

С Думой в ладу

Система власти в форме "команды единомышленников" удобна еще и тем, что она не создает условий для формирования политической элиты и выдвижения новых лидеров - по причине отсутствия самой площадки для публичной политики как на районном уровне, так и на областном.

Дума самостоятельной роли не играет - она лишь придает законную силу решениям администрации. Возглавляющий Думу с 1994 года Анатолий Бойцев, личный друг Прусака, в кресло спикера пришел с должности заместителя главы администрации области, еще раньше он был и заместителем председателя Новгородского областного совета, и председателем райкома КПСС, и первым секретарем райкома ВЛКСМ. На постоянной основе из 26 депутатов работают только председатель Думы и его заместитель.

Состав Думы весьма стабилен (в 2001 году 16 из 26 депутатов предыдущего созыва сохранили свои места). За исключением одного-двух депутатов, на выборах побеждают кандидаты из "списков Прусака". Единственный идейный оппозиционер - лидер местной КПРФ Валерий Гайдым (в прошлом первый секретарь горкома КПСС). В Думу входят восемь глав районов, формально избираемых населением, а реально "подбираемых" губернатором. Они настолько зависимы от губернатора, что не представляют особого интереса для бизнеса. Более половины депутатов - бизнесмены. "Впрочем, Дума как лоббистский инструмент для бизнеса непригодна, - отмечает Сергей Брутман, политолог и редактор "Новой новгородской газеты". - Учитывая то, как она формируется администрацией, бизнесу для решения своих вопросов проще покупать чиновников, а не депутатов". Некоторые предприниматели стали депутатами по просьбе губернатора и воспринимают это как "общественную нагрузку" или место для общения. Например, генеральный директор ОАО "Машиностроительная корпорация "Сплав"" Владимир Федоров констатирует: "От Думы мы никаких дивидендов не имеем, ничего от бюджетного пирога не получаем. В принципе, депутатство мне ничего не дает, хотя встречи в Думе с коллегами и позволяют узнавать, что пытаются делать наверху области, быть в курсе интриг".

На взгляд Анатолия Бойцева, эффективность действующей "командной" системы состоит в том, что она исключает конфронтацию между администрацией, Думой и органами местного самоуправления: "Говорят, Дума у губернатора карманная, но это не так. За полтора часа мы можем без обсуждений и какой-то политики рассмотреть 30 вопросов и принять решения, которые, по определенному губернатором порядку, выносятся на Думу уже в согласованном виде". Кроме того, для "информирования и связки" раз в два месяца проводятся "семинары" с участием руководителей администрации, Думы и глав районов, а также ежеквартальный "сход" 250 представителей городских и поселковых администраций. Отсутствие представительства в Думе партий с лихвой компенсируется заседаниями Общественной палаты, где представители всевозможных политструктур "выпускают пар".

Чиновники без бизнеса?

"Команда единомышленников" по линии администрации НО давно устоялась и почти не подвержена ротации. Окружение губернатора в значительной мере формируется на основе связей, возникших во время его работы в комсомоле (выпускник Высшей комсомольской школы, Прусак в середине 80-х был первым секретарем райкома ВЛКСМ). Появления в команде ярких, амбициозных, независимых личностей губернатор избегает. Зато были случаи, когда он неожиданно продвигал на должности своих заместителей глав районов, не отличавшихся особыми достижениями на местах и, казалось бы, не имевших шансов на карьерный рост.

Первого заместителя губернатора Михаила Скибаря называют самым влиятельным человеком в администрации после Прусака. Опытный партийно-хозяйственный руководитель, ранее - первый заместитель мэра Новгорода, Скибарь, по словам одного из собеседников корреспондента "Эксперта С-З", принимал "живейшее участие во всех процессах раздела госсобственности в городе и области" и имеет серьезный вес в деловых кругах. Его непубличное влияние выражается в способности решить любой вопрос, интересующий бизнесмена; он может выступить и в качестве посредника в конфликтах между предпринимателями. Из бизнеса за последние годы в администрацию пришел только Арнольд Шалмуев - на должность председателя экономического комитета. Непродолжительное время он руководил ООО "Новгородский бекон" - подразделением ЗАО "Адепт", которое именно сейчас стремительно укрепляет свои позиции на рынке (в частности, создает мощную сеть аптек "Адепт-Медфарм").

Местные наблюдатели единодушны во мнении, что определяемый всецело Прусаком выбор "московских новгородцев" как лоббистов для региона неудачен. Член Совета Федерации от администрации НО Бурбулис, сохранив определенный политический вес, решает в Москве в основном собственные задачи. К тому же говорят, что в последнее время их отношения с Прусаком стали прохладными. Представляющий Думу Михаил Сорокин (в прошлом - военный комиссар Москвы) был, по слухам, "обменян на трубу": его делегировали в Совет Федерации в рамках договоренности администрации со структурами "Газпрома" о газификации НО. Не чувствуется никакой реальной пользы для НО от деятельности представителя областной администрации в правительстве РФ Владимира Подопригоры (с ним Прусак сблизился в середине 90-х годов, будучи членом Совета Федерации).

Цена лояльности

На уровне местного бизнеса сколько-нибудь значительных конфликтов в НО уже давно не происходит: основные сферы интересов в целом поделены и действующие игроки прочно занимают позиции в своих секторах. Тем не менее было бы неверно полагать, что новгородская бизнес-элита консолидирована.

Так, можно выделить часть деловой элиты, которая в большей степени ориентируется на администрацию Прусака - в основном в силу "производственной необходимости". Больше других в этом нуждаются предприниматели, занимающиеся лесозаготовкой и деревопереработкой, "пищевкой" и торговлей. Знаковой фигурой здесь является Исаак Слуцкер, генеральный директор ЗАО " Новгородские лесопромышленники". В своей сфере он занимал руководящие позиции еще в советское время.

Часто к "прогубернаторским" бизнесменам относят Станислава Садальского - руководителя Новгородского областного потребительского общества " Облпотребсоюз", Юрия Бобрышева, генерального директора ОАО "Алкон", Владимира Беломестного, генерального директора ЗАО "Агропромышленный концерн " Великий Новгород"", генерального директора крупной строительной компании ЗАО "Деловой партнер" Юрия Горохова (бывшего вице-мэра Новгорода).

Прорыв в политику

Единственная серьезная попытка местного бизнеса вступить в открытую политическую борьбу с Прусаком относится к осени 2002 года, когда проходили досрочные выборы мэра Новгорода (после гибели Александра Корсунова). Избрания первого заместителя мэра Сергея Лобача добивалась неформальная бизнес-группа, много лет складывавшаяся вокруг почетного гражданина Великого Новгорода предпринимателя Тельмана Мхитаряна (почти все эксперты характеризуют его как чрезвычайно влиятельную и авторитетную фигуру, в прошлом связанную с теневой экономикой). Администрация НО, в свою очередь, поддерживала Николая Гражданкина, который, не обладая качествами харизматического политика, мог рассчитывать в основном лишь на публичную поддержку Прусака. Когда возникла угроза поражения Гражданкина, его кампания с подачи Прусака стала вестись под лозунгом недопущения к власти "мафии".

"Бизнес-группа Мхитаряна работала в тесной связке с прежним мэром и не хотела упускать этой возможности, - поясняет Сергей Брутман. - Те выборы они рассматривали как подготовку к выборам губернатора и в случае победы непременно посягнули бы на губернаторское кресло. Проиграв, они самоустранились, причем некоторые предприниматели выступали в поддержку Прусака. Все просто: оказалось, что теперь им не за что бороться. Не участвуют они и в думских выборах - Мхитаряну не нужен свой депутат, его интересуют городская недвижимость, инвестиционные проекты, а не геополитика или бюджет страны".

Исаак Слуцкер не склонен преувеличивать значение возникшего тогда раскола в бизнес-сообществе: "Это была маленькая группа, выдвинувшая своего кандидата; мы же, Союз промышленников и предпринимателей, поддержали кандидата Прусака. А теперь, выпустив пар, они идут вместе с Прусаком - и Мхитарян тоже! Они поняли, что плетью обуха не перешибешь". Впрочем, по мнению наблюдателей, торжеству "стабильности" способствовали некие договоренности, укрепляющие позиции группы Мхитаряна. В настоящее время к сфере интересов Мхитаряна (в Новгороде его называют "владельцем заводов, газет, пароходов") относятся строительство, торговля, различные отрасли производства, рынок минеральной воды, телевидение и т.д.

В федеральном раскладе?

Прогнозировать политическое будущее Прусака сложно, в том числе в силу противоречивости его отношений со структурами, которые в обиходе связывают с понятием "федеральный центр".

Его отношения с полпредством до сих пор были напряженными (этот институт власти он всегда называл бесполезным), с полпредом Виктором Черкесовым он публично конфликтовал. Тогда же бурную активность развили главный федеральный инспектор НО Любовь Андреева и Северо-Западное подразделение Генпрокуратуры. После одной из проверок ушел в отставку "по состоянию здоровья" начальник УВД Александр Богданов (Прусак сразу назначил его своим заместителем).

Больной темой остаются для Прусака отношения с единственным "одномандатным" депутатом Госдумы от НО Евгением Зеленовым, представляющим "Единую Россию" (ЕР). Военный летчик, Герой России, избранный в 1995 году в Госдуму при поддержке администрации, Зеленов затем "расправил крылья" и стал претендовать на независимость от "команды единомышленников". Зеленов пользуется поддержкой Бориса Грызлова, Олега Морозова и, как говорят, средства в его политическую деятельность инвестируются Владимиром Потаниным (возможно, в расчете на то, что когда-нибудь Зеленов станет претендентом на губернаторское кресло). В 2002 году на выборах мэра Новгорода Зеленов, ЕР и "Народная партия" (в области ее возглавляет главный федеральный инспектор Любовь Андреева) демонстративно поддерживали Лобача. Только за несколько месяцев до губернаторских выборов Прусак добился, чтобы местную организацию ЕР вместо Зеленова возглавил Бойцев.

Между тем Прусак, прежде раздражавший Кремль своим "фрондерством", сейчас стремится упрочить отношения с администрацией Президента и руководством ЕР. Сразу после переизбрания Прусак публично благодарил Путина за поддержку на выборах (хотя внешне федеральный центр скорее соблюдал нейтралитет). Символичен и демонстративный отказ от участия в избирательной кампании Демократической партии России, который в сегодняшних условиях идет на пользу губернатору НО, так же как и тот факт, что он не принадлежал ни к одной из кремлевских группировок и не имел явных покровителей среди "олигархов".

В общем, у Кремля не должно быть особых оснований брать Прусака "в разработку". Новгородская область - отнюдь не самый неблагополучный регион в РФ, да и не столь значимый в политическом и экономическом отношении (как тот же Петербург). Учитывая электоральный потенциал Прусака и специфику настроений жителей области, центру выгоднее оставаться лояльным к НО и не вступать в борьбу со столь своеобразным регионом-брэндом.

Великий Новгород - Санкт-Петербург