Жить 2050 годом

Спецвыпуск
Москва, 24.11.2003
«Эксперт Северо-Запад» №44 (153)

Свою первую обувь он сделал в возрасте пяти лет. Увидел Мерилин Монро на обложке глянцевого журнала. И решил нарисовать для нее туфельки. А потом сконструировал по рисункам модель из бумаги, чем привел свою мать в неописуемый восторг. Удача, что родители Джанни Ренци владели маленькой фабрикой по производству детской обуви, - мать по рисункам сына сделала настоящую модель. В 15 лет он создал свою первую коллекцию, а вскоре основал собственную марку - Gianmarco Lorenzi и сегодня входит в пул самых влиятельных обувщиков планеты.
Джанни Ренци

- Господин Ренци, про вас ходит легенда, что вы родились на обувной фабрике. Понимать следует буквально или это метафора?

- Иногда мне кажется, что это действительно так, в буквальном смысле этого слова, потому что фабрика - моя жизнь, с ней связано все. Моя жизнь и фабрика - единое целое.

- Любовь к тому, что делаете, вам передали родители?

- Это нельзя назвать просто любовью. Знаете, это в генах: мои родители делали обувь, вся их жизнь была связана с фабрикой, я дышал этим воздухом и для меня не было вопроса, чем буду заниматься, когда вырасту. Я уже к четырем-пяти годам понимал, что буду делать обувь. Причем уже тогда точно знал, какую буду делать обувь: обязательно на высоком каблуке.

- Это были...

- Это были 1960-е годы... Я, как, собственно, и все тогда, был влюблен в Мерилин Монро. Она носила туфли на высоком каблуке и была для меня идеалом.

- Мерилин стала для вас первым источником вдохновения?

- Да, в четыре года это была Мерилин Монро. Впрочем, то детское впечатление до сих пор живет во мне. Я по-прежнему нахожу вдохновение в ее образе.

- Наверное, непросто делать хорошую обувь. Что для вас в этом процессе является самым трудным?

- Очень хороший вопрос. Все определяется одним словом - отличие. Самое трудное - делать разную обувь. Мы все время должны быть разными и отличными от других, и это очень непросто. Вы знаете, что в мире, и в Италии в частности, много талантливых людей, которые занимаются тем же, что и мы, поэтому мы, все время меняясь, должны оставаться Gianmarco Lorenzi и наша обувь должна выглядеть именно как Gianmarco Lorenzi. Стиль, марка должна быть абсолютно узнаваема. То есть, если вас пригласят на показ мод и на подиум выйдут десять девушек, пусть даже в простых лодочках без всяких излишеств, вы обязательно узнаете туфли Gianmarco Lorenzi и вам для этого не нужно будет видеть лейбл - уверяю, вы их узнаете и так. Поскольку я одновременно являюсь и стилистом, и владельцем бизнеса, я владею всеми коммерческими и прочими тайнами. Еще я постоянно общаюсь с клиентами и всегда могу проследить, какую судьбу будет иметь тот продукт, который я делаю. Вообще, всегда видно, сделано это одной головой или с сердцем.

- Но все-таки голова не последнее место занимает в этом процессе?

- Если ты капитан, то твоя воля - какой ты выберешь путь: легкий и короткий или длинный и очень трудный. Разница лишь в том, что, выбрав сложный путь, получаешь результат, который работает на тебя, а пройдя короткий и нехитрый путь, максимум, чего добьешься, - выпуск продукта-однодневки, который никто не узнает на следующий сезон. Есть модели, выпуск которых требует очень больших затрат, они стоят безумных денег, но мы все равно их делаем и предлагаем нашим клиентам. Терпим убытки и теряем прибыль, для того чтобы показать, кто мы есть на самом деле, на что мы способны, потому что это очень важно для нас.

- То есть вот так запросто вкладываете кучу денег, несете убытки и продолжаете делать?

- Я понимаю, в это трудно поверить. Просто, когда работаешь душой, начинается совсем другая арифметика. Например, возьмем две туфельки. Над одной мастер должен работать на час больше, над другой - на час меньше. Если думать головой, то разум подсказывает, что можно выбрать ту модель, которая требует меньших затрат, ведь результат, на первый взгляд, почти одинаков. А если думать сердцем, то вывод будет прямо противоположным. Если выбирать все время более экономичный путь, не думать о будущем, если позволить финансовым проблемам взять верх над творческими поисками, то очень скоро окажешься позади. И в итоге проиграешь.

- Обычно выбирают наиболее простое решение и наиболее экономичное.

- Считайте, что я исключение.

- Собственно говоря, эксклюзив - это и есть исключительность. В связи с этим вопрос: дизайнеры, выпускающие масс-маркет, мечтают об эксклюзиве, а вы делаете эксклюзивную обувь. У вас никогда не возникало желания сделать обувь для всех?

- Для меня вопрос, пожалуй, не в этом. Правда. Я, когда работаю, не задумываюсь, сколько женщин будет носить такую-то модель. Речь может, например, идти о высоте каблука, мы ведь делаем туфли и на высоком каблуке, и на нормальном, то есть такие каждодневные туфли... И женщина, которая покупает у нас туфли на каблуке 11 сантиметров, за теннисными туфлями на маленьком каблуке или на резиновой подошве тоже придет к нам, потому что и в них будет женственна - она это знает. С точки зрения дизайна это - эксклюзив, с точки зрения технологии...

- А что важнее - дизайн или технология?

- Будущее за авангардом, и обуви это касается в первую очередь. А авангард - это конечно же высокие технологии. У нас в Италии сейчас это камень преткновения. Недавно в Милане прошло собрание представителей компаний, занимающихся обувью, и вывод, к которому мы пришли, неутешителен. Через четыре года выживут лишь те, кто внедряет высокие технологии, и это касается не только обуви, но и одежды, строительства, производства - ну, не знаю - стекла, кафеля и так далее. Примерно треть предприятий закроется, поэтому мы должны смотреть вперед, время 1990-х закончилось, мы должны жить 2050 годом. Да-да, 2050-м!

- Для меня всегда оставалось загадкой, как формируется мода обуви. Такое ощущение, что кто-то вдруг щелкает пальцами и говорит: "Хоп! Ребята, теперь мы будем делать обувь так". И все начинают делать обувь так. Потом проходит время - и опять все меняется, как будто повинуясь кому-то. Так вот, у меня такое ощущение даже, что этот кто-то - Джанни Ренци...

- Это так и есть на самом деле. Правда, правда! Если речь идет о каком-то кардинальном изменении, то это всегда конкретный человек, дизайнер, который и говорит: "Хоп, ребята!"

- Скажите, у вас почти вся обувь на высоком каблуке, а ведь шпилька - порождение асфальтовой эпохи, до этого на шпильке было невозможно ходить...

- Ну нет, шпилька появилась давно, я видел в одном музее туфли на шпильке, сделанные в XIX веке. Очевидно, барышни меньше ели, ножки были очень узкие, каблук у тех туфелек был сделан из дерева. То есть туфли были гораздо менее технологичные, но неистребимое желание женщины встать на каблуки никуда, поверьте мне, не девается уже как минимум пару веков. Дамы, собираясь на бал в Петербурге, Москве, Париже или Берлине, точно так же хотели казаться изящнее, и для этого надевали туфли пусть на маленьком, но на каблуке.

- К стыду своему, не знал, что это именно вы придумали спортивные туфли на высоком каблуке. Всегда думал: когда же найдется человек, который сделает кроссовки на шпильке? Это вызов времени или просто полет фантазии?

- Если я скажу, что это все сделал я, это будет не совсем правда, но если появляется какая-то интересная идея, то я, естественно, хочу ее реализовать. А вообще, история появления этих туфель необычайно проста. Моя жена, устав ходить на высокой шпильке, часто надевала кроссовки, я все время смотрел на нее и ужасно обижался, раздражался, кричал ей: "Я делаю самые красивые туфли на шпильке, а ты все время носишь кроссовки! Ходишь, как утка. Надень нормальные туфли!" А ей было удобно в кроссовках. Я подумал: хорошо, хочешь носить кроссовки - пожалуйста, я сделаю тебе кроссовки на высоком каблуке. Так в прошлом сезоне появились эти туфли, а в этом сезоне их стали выпускать и другие фирмы, как бы это стало модным.

- И часто вы прислушиваетесь к мнению жены?

- Да! На работе. Причем с большим удовольствием - она не случайный человек в компании, это стало и ее жизнью.

- Вы, как и каждый, наверное, дизайнер, живете в мире фантазий. А когда не работаете...

- Женщина, для которой я делаю обувь, - моя жена. Это - главное. Для нее я рисую бесчисленное количество моделей и не устаю это делать. Но когда не работаю, наступает время, которое посвящаю второму своему увлечению. Это море и природа. Я - страстный охотник, у меня роскошная коллекция ружей, а также яхта, на которой с удовольствием рассекаю морские просторы.

- Красивая?

- Яхта? Безумно красивая! А как вы думали? Естественно, она сделана по моим эскизам. Согласитесь, кому я еще могу доверить дизайн любимой вещи?

У партнеров

    Реклама