За проволокой льгот

Экономика и финансы
Москва, 15.12.2003
«Эксперт Северо-Запад» №47 (156)
Льготы особой экономической зоны являются жестким ограничителем любых изменений калининградской экономики

В этом году модели развития Калининградской области (КО) обсуждаются на всех уровнях. Во-первых, о них активно говорят в Москве - представители Минэкономики, администрации Президента и других ведомств - в связи с грядущим принятием нового закона об особой экономической зоне (ОЭЗ). Во-вторых, администрация области в апреле издала фолиант, где вроде бы подробно описывается стратегия КО. Правда, если вчитаться, этот труд вызывает недоумение: авторы слабо представляют себе пути перехода из настоящего в будущее, точные параметры которого, например удвоение ВРП и двадцатикратный рост накопленных прямых иностранных инвестиций к 2010 году, указаны на последней странице. Евросоюз также вырабатывает свое видение перспектив региона, чем вызывает крайнее неудовольствие областных властей.

К сожалению, все эти попытки наметить будущее предпринимаются без подробного анализа текущей ситуации в экономике области. Выпадает и еще одно важное звено: взаимосвязь стратегии с моделированием режима ОЭЗ, устанавливающим для калининградских компаний льготы по таможенным пошлинам и ряду налогов. Стратегии предполагают, что можно скорректировать траекторию развития региона, оставив, по сути, прежними правила действия зоны. Это грубая ошибка: льготы ОЭЗ являются жестким ограничителем - своеобразной колючей проволокой - любых изменений калининградской экономики. Иными словами, при сохранении нынешнего режима разрабатывать стратегии совершенно бесполезно: что ни сочини - все равно вкладывать деньги будет выгодно только в импортозамещение.

О ломаном гроше

Важно разобраться в том, что представляет собой калининградское импортозамещение. Фактически это завуалированный импорт товаров на территорию РФ - импортные комплектующие беспошлинно ввозятся в калининградскую ОЭЗ, здесь скручиваются-склеиваются и, опять же беспошлинно, отправляются в материковую Россию. На российском рынке товар продается по рыночным ценам, а маржа от сэкономленных пошлин оседает в частных карманах. Критерием достаточности переработки является добавленная стоимость, производимая в регионе, в размере 30%, а для товаров технической номенклатуры - 15%.

Наиболее характерна описанная схема для машиностроения, мебельной и пищевой промышленности региона - около 90% их объемов производства приходится на импортозамещение. Оно присутствует и в других отраслях, но из-за статистических пробелов точно отследить его размер невозможно. По нашим оценкам, импортозамещающие производства, вероятнее всего, создают 45% валового регионального продукта.

Эта значительная доля экономики Калининградской области приносит в бюджеты всех уровней ломаный грош. Налоговая эффективность экономики области на 7% ВРП ниже, чем в среднем по России, в том числе чистое влияние добавленной стоимости, производимой в регионе, составляет всего около трех процентных пунктов. В итоге наблюдается прогрессирующая дотационность бюджета области. В качестве "компенсаций" (калининградские чиновники очень любят это слово) на финансирование строительства областных объектов из федерального бюджета перечисляется почти столько же, сколько поступает туда из области в виде налогов. Поскольку импортозамещение интенсивно растет, бюджетная отдача экономики все больше снижается и, при прочих равных условиях (в том числе при сопоставимом уровне ВРП на душу населения, а этот показатель в Калининграде вдвое ниже среднероссийского), увеличивается дотационность бюджета.

Теневые портреты

Закон об ОЭЗ устанавливает минимально необходимую норму производимой в регионе добавленной стоимости (так называемую адвалорную долю) - "верхнего" ограничения нет. Иными словами, никто не мешает производителю добавить к цене импортных комплектующих, скажем, 50-60% стоимости. Однако большинство калининградских компаний минимальный уровень вполне устраивает - они декларируют адвалорную долю в размере 30%, не более того. При этом учтем, что добавленная стоимость должна включать определенные позиции - практически весь список расходов предприятия. Может ли этот список уложиться в 30% (а в производстве техники - в 15%) стоимости изделия? Может - в том случае, если зарплату и прибыль держать в тени, а реальный уровень переработки свести к минимуму. Таким образом, низкий размер адвалорной доли, предусмотренный режимом ОЭЗ, не только поощряет скрытый импорт вместо реального производства, но и способствует разрастанию "серого" сектора экономики. Предприятия активно используют полу- и полностью незаконные схемы уменьшения налогооблагаемой базы, причем каждая отрасль имеет свой теневой портрет.

Предприятия машиностроения в имиджевых целях регулярно публикуют сведения об объемах выпуска продукции, но размеры прибыли тривиально прячут в издержки. Например, только две компании этой отрасли в 2002 году импортировали комплектующие на сумму в 151,5 млн долларов, что эквивалентно 77,5% объема машиностроительного производства всей Калининградской области, включая судостроение. В первом полугодии 2003 года это соотношение уже приближается к 91%.

Остальные отрасли в целях оптимизации налогов широко используют вывески индивидуальных предпринимателей и малых предприятий: большие компании дробят бизнес на множество ЧП или МП. Этим объясняется относительно высокая доля малого предпринимательства в Калининградской области (29% ВРП против 12% в целом по России). Продукция, производимая под маркой ИЧП, не учитывается статистикой, поэтому некоторые отрасли калининградской промышленности парадоксальным образом вывозят за пределы области больше продукции, чем официально производят. Например, в регионе сегодня работает около сотни мебельных производств; по статистике, за прошлый год они (без учета самых мелких) вместе произвели 516 кроватей и 1887 шкафов. Если верить этим цифрам, то, во-первых, производительность труда граничит с вымиранием отрасли и, во-вторых, мебель обладает свойством материализоваться прямо на границе. В первом квартале текущего года, по данным областной администрации, в регионе было изготовлено мебели на сумму в 750 тысяч долларов, при этом местные производители вывезли в Россию продукцию на 9,8 млн долларов. Как нетрудно подсчитать, вывезли в 13 раз больше, чем произвели.

Основанное на экономии пошлин обогащение многих фирм вкупе с их "затененностью" приводит к ряду контрастов. С одной стороны, в Калининграде удивительно много особняков и новых иномарок, а охват мобильной связью составляет 20% (на фоне российских 12,4%). С другой стороны, 29,5% населения, по статистике, имеет доходы ниже прожиточного минимума. Индекс Джини (в данном случае - показатель неравномерности доходов населения) в течение 2002 года вырос с 0,28 до 0,34. Причем поправка на затененность доходов только увеличит его значение.

Впрочем, разрастание "серого" сектора и связанные с этим социальные контрасты (скудость регионального бюджета не позволяет осуществлять масштабные социальные программы) - важная, но не главная проблема. Промышленный рост, обусловленный ростом импортозамещения, вызывает прогрессирующее ухудшение экономической ситуации - темпы роста импорта в КО все больше обгоняют темпы роста производства. Объясняется это просто: импортируемые комплектующие имеют гораздо более высокую степень переработки, чем готовый продукт, изготовленный из них на территории ОЭЗ. Фактически область работает на иностранную экономику и бюджеты других стран в большей мере, чем на свою собственную. Геометрия дефицита платежного баланса региона напоминает преддефолтную. Импорт, на 25% превышающий ВРП, свидетельствует о финансовой неустойчивости региона и опять же о грандиозных масштабах теневого сектора: получается, что регион постоянно тратит больше, чем зарабатывает.

Пошлины как лекарство

Хотя, как было показано выше, режим особой зоны деформирует экономику, очевидно, что упразднить его волевым решением нельзя - это парализует региональную промышленность. Но сказанное вовсе не значит, что ситуация в Калининграде является тупиковой. На наш взгляд, стратегия развития КО могла бы заключаться, во-первых, в постепенном видоизменении "зональных" льгот и, во-вторых, в столь же постепенном переводе экономики на экспортную ориентацию. Как неоднократно отмечал "Эксперт С-З", экспортная модель, с учетом географического расположения региона, является для него наиболее естественной. Однако, говоря об экспорте, надо учитывать, что износ основных фондов в товаропроизводящих отраслях области составляет порядка 50% и валовое накопление основного капитала не превышает 5-6% от стоимости фондов. Соответственно, вряд ли при выходе на западные рынки удастся сделать областную продукцию конкурентоспособной по качеству - для этого в данный момент нет условий.

Если невозможно конкурировать по качеству, то конкурировать по цене вполне реально: при выходе на рынки стагнирующих Европы и Америки это может стать актуальным. Но сейчас в Калининграде только труд и энергия дешевле, чем на Западе; этого недостаточно, и надо существенно снижать налоговую составляющую. Правда, грабить бюджеты сильнее, чем сейчас, тоже недопустимо. Значит, бюджетные потери надо как-то компенсировать - например, за счет изменения таможенного режима, то есть введения таможенных пошлин при ввозе товаров из ОЭЗ на основную территорию России, как это делается в мировой практике работы свободных экономических зон. С учетом местных условий, целесообразна величина этих пошлин - 4% за первый год и 8% в последующие. При снижении налогового прессинга значительная часть бизнеса выйдет из тени, что позволит дополнительно компенсировать издержки бюджета от сокращения налогов.

Импортозамещение тоже приобретет более цивилизованные черты - доля добавленной стоимости будет повышаться, - но работа, безусловно, осложнится. При снижении налогов "замещающие" предприятия сэкономят примерно 16 млн долларов в год; с другой стороны, около двух третей всех пошлин ляжет на их плечи. При ставке таможенной пошлины 4% чистые потери в первый год действия нового режима составят примерно 2,5 млн долларов. Рост в этих отраслях сначала будет равен нулю, но и к спаду предлагаемые мероприятия не приведут. Поступления в бюджеты от введения 4%-ных таможенных пошлин в первый год составят 30,4 млн долларов - меньше, чем потери от снижения налогов. Но государство окупит недобор за 4,5 года действия 8%-ных пошлин на ввоз товаров ОЭЗ в Россию.

Таким образом, предложенная схема реформирования поможет решить сразу несколько проблем, о которых подробно говорилось выше, - она будет стимулировать предприятия к сокращению скрытого импорта и увеличению реально производимой в регионе добавленной стоимости, способствовать снижению доли теневого сектора, а также повышению через определенное время бюджетной отдачи экономики. При этом мы далеки от мысли, что указанными мероприятиями можно будет ограничиться - региону нужна долгосрочная программа действий, разработка которой требует участия самого широкого круга экспертов.

Калининград

У партнеров

    Реклама