Илья Баскин: "Я вижу на много лет вперед"

Экономика и финансы
Москва, 02.02.2004
«Эксперт Северо-Запад» №4 (161)

Широко известный в 1990-х годах предприниматель Илья Баскин внезапно напомнил о себе. Неутомимый производитель бизнес-идей и действующее лицо ряда скандалов, Баскин, похоже, готов сполна взять реванш за период "теневого" существования - после вынужденного ухода с должности председателя совета директоров ОАО "Компания "Усть-Луга "". Представленный им документ со скучным названием "Концепция выноса объектов железнодорожного транспорта за пределы Санкт-Петербурга и освобождение промышленных территорий с перемещением их в Ленинградскую область" содержит целый арсенал смелых проектов городского, областного, северо-западного, общероссийского и, можно сказать, европейского масштаба. Главные герои полета стратегической мысли Баскина - железнодорожные станции, вокзалы, порты, промзоны и даже Олимпийская деревня.
Илья Баскин

Разумеется, проще всего сравнить Баскина с автором прожектов типа Нью-Васюки, нынешнюю же его активность объяснить желанием выйти из забвения. Однако его предложения все-таки заслуживают внимания. В значительной степени это знак сегодняшних политических реалий, и в частности - обсуждаемых в столичных коридорах власти сценариев радикальных административных решений. Так, "Концепция..." Баскина вполне может рассматриваться в контексте возможного объединения Петербурга и Ленобласти, инициируемого Кремлем. Она дает почву и для анализа сугубо экономических аспектов слияния города и области - как для экономики региона и страны, так и для конкретного бизнеса. Наконец, "Концепция..." интересна и с точки зрения возможных стратегий развития региона - Баскин взглянул на этот вопрос с позиций будущего транспортной инфраструктуры. Стратегическое планирование для того и существует, чтобы среди даже кажущихся фантастичными предложений определять ориентиры развития - наиболее привлекательные и при этом желательно относительно реалистичные.

Музей в конце туннеля

- Ваше выступление некоторые наблюдатели восприняли просто как личный пиар, как желание заняться политикой и т.д. Что заставило вас замахнуться на столь грандиозные инфраструктурные проекты?

- Как я дошел до такой жизни? Многие идеи "Концепции..." возникли еще в ходе строительства порта в Усть-Луге. Мне уже тогда была понятна нелогичность, экономическая неэффективность, бессмысленность схемы прохождения грузопотоков. Так, Московская сортировочная станция, которая была когда-то на окраине города, теперь оказалась в центре Петербурга, при этом она задыхается от всевозрастающей нагрузки. И разве это не глупость, когда грузы, поступающие в порт Усть-Луга, везутся в Петербург, где они сортируются, а уже затем отправляются в Москву и по всей стране?! Впрочем, реализация самого проекта в Усть-Луге долго была под вопросом, и вряд ли можно было сразу браться еще и за сортировку...

А сейчас, я убежден, самое время заняться решением всех этих вопросов. В связи с вступлением России в ВТО надо заботиться о конкурентоспособности нашей продукции, о снижении ее себестоимости, в том числе за счет транспортных издержек. Нужно решать и проблему пробок в Петербурге - невозможно больше смотреть на это! Как в школьной задачке: в ванную из одной трубы вливается, из другой выливается; только здесь мы имеем дело с транспортными потоками. И то, что эти потоки никак не могут разделить, - полный абсурд! В общем, одно за другим потянулось, стал размышлять, и в итоге родилась "Концепция...". К тому же, когда я стал председателем Ленинградского областного отделения Российской партии жизни, то понял, что нужна какая-то экономическая программа. Мне хотелось, чтобы это было что-то серьезное, не местечковое.

- Ключевая идея "Концепции..." - перенос сортировочной станции?

- Скорее, это начало, за которым должны последовать другие этапы преобразования инфраструктуры. Сначала я предлагал перевести сортировку в Гатчину: это удобный пункт, оттуда через Тосно железнодорожные потоки идут на Москву и далее на всю страну. Когда мы обсуждали эти вопросы с Валерием Сердюковым, он предложил сделать вторую сортировочную станцию во Мге - чтобы замкнуть северные потоки из Мурманска, что позволит быстрее развиваться и Ленобласти. Естественно, потребуется серьезная реконструкция автомагистралей, по которым будут подаваться грузы, - Кингисеппского шоссе, магистралей на Гатчину, Лугу, Ивангород и др.

Итак, из центра Петербурга уходит сортировка, и что делать дальше? Необходимо последовательно освобождать земли в центре города. Прежде всего, железнодорожные пути, идущие к Московскому вокзалу по территории города, убираются в тоннель протяженностью 7,3 км. Московский вокзал продолжает принимать только традиционно туристические поезда из столицы - "Красные стрелы", "Авроры", "Юности" и т.п. Ладожский становится главным городским вокзалом - на него переключаются вообще все пассажирские перевозки. Балтийский, Витебский, Финляндский - закрываются, точнее - сами здания вокзалов перепрофилируются под другие виды деятельности. Так, Витебский вокзал, один из красивейших вокзалов Европы, может стать музеем - вспомните музей д'Орсэ в Париже.

Управделами "разрулит"?

- И какова "цена вопроса" по проекту выноса всей железнодорожной инфраструктуры из центра города?

- Я попросил "Балтийскую строительную компанию", и их проектный институт посчитал: уборка всего хозяйства будет стоить 1 млрд долларов. Замечу, из этих денег 400 млн долларов сразу вернутся в качестве налогов. Но затраты могут оказаться еще меньше... благодаря мировому сообществу. Ведь я предлагаю проводить Олимпийские игры 2012 года одновременно и в Москве, и в Петербурге. Часть территории, освобожденной от железнодорожных путей по Московскому направлению - от Обводного канала в сторону Сортировочной и Обухово (площадью более 900 га), - можно использовать под строительство Олимпийской деревни. Кроме того, продажа освобожденной земли даст городу 3 млрд долларов.

- То есть дело остается за малым - чтобы Международный олимпийский комитет утвердил Москву как место проведения Олимпиады?

- Нет, не Москву, а именно Москву и Петербург - в таком варианте шансы на победу значительно повышаются. Ничего фантастического в постановке такой задачи нет: например, чемпионат мира по футболу в свое время проходил сразу и в Японии, и в Южной Корее.

- А как вам видится технология реализации проекта, кто должен инвестировать средства?

- Будем говорить совершенно реально. Сегодня этот проект может возглавить только одна организация - Управление делами Президента, которое будет действовать вместе с губернатором.

- Но какое отношение Управление делами имеет к железнодорожным путям в Петербурге - ведь это не Константиновский дворец, имевший вполне понятное предназначение?

- Объясняю. В связи с тем, что здесь проблемы железной дороги завязаны на различные федеральные ведомства, город, Ленобласть, и у всех свои интересы, то единственным третейским судьей может быть только Президент - он должен решать этот вопрос. Раньше царь лично участвовал в составлении генерального плана Петербурга, следил, чтобы все исходили из общегосударственных, а не местечковых интересов. Сейчас же все делают так, как им хочется, строят, как хотят. Город, грубо говоря, загаживали, заявляя при этом, что негде строить. Мы же предлагаем конкретный проект, показываем, как освободить территорию, которая в два с половиной раза больше, чем центр города; и там, пожалуйста, стройте! Раньше было Министерство императорского двора, теперь - Управление делами Президента, - ничего не изменилось. И Петербург, убежден, вновь будет столицей государства, поэтому соответствующим образом нужно подходить и к решению его проблем.

Земля, высвобождаемая от железнодорожного хозяйства, нужна и городу, и стране. Известно, что сейчас в администрации Президента рассматривается вопрос переноса в Петербург ряда столичных функций. Присматриваются к зданиям в историческом центре города, и в результате возникают скандалы. Например, здание Института растениеводства им. Вавилова хотят отдать Верховному суду. Я считаю это неправильным - в таких зданиях должен быть бизнес, который приносит деньги, а не госструктуры или научные учреждения. Не надо ничего трогать в историческом центре. Лучше освободить территорию от Московского вокзала до Обводного канала (площадью 400 га) и там строить здания для размещения правительственных учреждений. По-моему, все вполне логично.

Как в Роттердаме

- Другая глобальная идея вашей концепции: вывести промышленность из Петербурга, сконцентрировав все промзоны в Ленобласти - в Лужском, Гатчинском, Кингисеппском, Волосовском и др. районах. Но разве это реально при наличии двух самостоятельных субъектов Федерации, в том числе потому, что Петербург не хочет терять налоговые поступления от предприятий?

- Если мы посмотрим на город сверху, то увидим, что он напоминает слоеный пирог: вот центр города, затем идут промзоны, возникшие еще при царе-батюшке, затем жилые районы типа Купчино и Гражданки, затем опять промзоны. Конечно, Матвиенко не хочет, чтобы предприятия уходили в область и там платили налоги. Между тем думать нужно о другом - о максимально эффективном использовании потенциала региона. Например, 40% бюджета Лондона, являющегося финансовой столицей мира, дают не финансовые дела, а туризм. Петербург можно сравнивать и с таким туристическим центром, как Париж, только у нас потенциал больше, потому что есть порт. В Петербурге поступления от туристического и гостиничного бизнеса, при ожидаемом потоке 4,5 млн человек в год, могут составить около 85 млрд рублей и более. Понятно, чтобы развивать туризм, нужно не промзоны сохранять в центре города, а создавать соответствующую инфраструктуру, приводить город в нормальный, цивилизованный вид. Но для этого, безусловно, нужно объединить город и область.

- Каким образом - это же сложная процедура?

- Все просто, не нужно даже проводить референдумы. Сначала Президент издает указ о создании федерального округа, включающего в себя Петербург и Ленобласть. Дума принимает соответствующий закон, Совет Федерации его утверждает, а Президент подписывает. Все это можно сделать в течение недели. Главой этого федерального округа Президент назначает губернатора Петербурга. Все избранные мэры городов остаются, а Сердюкова можно назначить председателем правительства.

В результате появляется возможность грамотно выстраивать экономическую политику. Во-первых, необходимо выводить транспорт за КАД или на примыкающие к ней территории. Во-вторых, освобождая территорию от промышленных предприятий, не нужно концентрировать их в одном районе: нагрузка на экологию может оказаться колоссальной. В области 29 муниципальных образований - почему бы в каждом из них не разместить промзоны (в среднем площадью 3 тыс. га)? Впрочем, главные предприятия должны располагаться в зоне "Новый Роттердам" от Усть-Луги до Соснового Бора.

- В чем идея "Нового Роттердама"?

- Это промышленно-торговая портовая зона. Наша экономика зависит от нефти, причем все ориентировано на продажу сырья. Завтра, допустим, обрушится рынок нефти - и мы опять будем в кризисе. Но ситуация окажется совсем иной, если мы, по примеру Роттердама, поставим в этой зоне крупные предприятия по переработке сырья, в том числе нефтеперерабатывающие заводы, и будем экспортировать уже готовую продукцию, на которую цены никогда не упадут.

Для этого здесь идеальные условия: порт в Усть-Луге, железная дорога, в изобилии дешевая электроэнергия с ЛАЭС в Сосновом Бору. Нам нужно наконец прийти к пониманию, что порт, в принципе, - всего лишь разгрузочно-погрузочная площадка большой промышленной зоны. Именно рядом с портом необходимо строить крупные промпредприятия по переработке больших объемов сырья. Сердюков говорит - мол, при мне в районе Соснового Бора не будет строиться алюминиевый завод. А я убежден, что будет (неважно, при Сердюкове или без него), потому что здесь наиболее выгодные условия, есть все необходимые ресурсы. Вступление в ВТО заставит именно в зоне, которую я называю "Новым Роттердамом", размещать металлургические, алюминиевые предприятия.

Собственникам покажут

- Вы собираетесь переводить из Петербурга в Усть-Лугу и грузовой порт?

- Я ничего не перевожу, я только предлагаю, исходя из своего опыта и знаний. Что бы ни говорили, в портовых делах я один из самых крупных профессионалов в нашей стране. Реализация задуманного мною проекта порта в Усть-Луге полностью подтвердила мою правоту; убежден, что и с нынешними предложениями я прав на 99,9%. В свое время я настаивал, чтобы в Усть-Луге был сделан канал 16-18 метров, как в Датском проливе. Когда ЛенМорНИИпроект попытался сделать канал 12 метров, то есть как в петербургском порту (не удивлюсь, если узнаю, что им дали взятку!), я устроил скандал. В петербургский порт могут заходить суда водоизмещением максимум 25 тыс. тонн - проходу более крупных судов с осадкой 14 метров мешает, в частности, дамба. Между тем в мире 80% всех судов - 60-тысячники. Кроме того, если порт в Усть-Луге имеет канал всего 3 км, то в Петербурге - 42 км, а это означает совсем другой уровень канальных, причальных, лоцманских сборов.

Поэтому возможны два пути развития ситуации. Первый - более длинный. Жизнь все равно докажет, что в порт может поступать не более 3 млн тонн грузов, и то маленькими судами. Порт в Усть-Луге удобнее, здесь совсем другая логистика, он дешевле. Кстати, некоторые это уже понимают. Не случайно сейчас из петербургского порта уходит угольный, химический терминал, владельцы нефтяного терминала начинают строительство в Усть-Луге.

Второй путь - объяснить собственникам порта: если на месте торгового сделать международный пассажирский порт, настоящие морские ворота страны, то его нынешние хозяева будут получать в четыре раза больше, чем сейчас. Ничего удивительного в этом нет - в туризме самые большие деньги делаются на пункте пересадки; скажем, через порт Майами огромные океанские суда идут почти ежеминутно, как трамваи. Если собственники порта захотят, то выйдут на меня, а я готов им показать и объяснить всю экономику.

- Кстати, на ваш взгляд, в предложениях экс-депутата Госдумы Григория Томчина о переводе порта на уровень Кронштадта - Ломоносова есть логика?

- Нет. Крупные суда опять не смогут входить в такой порт, более дорогой будет транспортировка по каналу, там негде делать железнодорожные подходы и станции, наконец рядом невозможно разместить промзоны...

Просто пророк

- Как вы видите свою роль в реализации предлагаемых проектов? Сделали вы какой-то вывод из истории с Усть-Лугой (проект был инициирован вами, а завершается-то без вас)?

- Если бы сформировали некий координационный совет, то я бы вошел в него. Какой-то кусочек этого огромного проекта я мог бы и сам строить. Что же касается Усть-Луги, то здесь "без комментариев". Считаю, что сейчас бессмысленно что-то обсуждать. Скажу только одно. Меня объявляли авантюристом, но ведь проект живет и все замолчали, а я доказал, что вижу на много лет вперед. Сегодня даже терминалы называют так, как я их назвал, и программы, которые я писал десять лет назад, переписывают с точностью до тире!

- Чем вы занимались, когда перестали быть председателем совета директоров ОАО "Компания "Усть-Луга"" и ушли из публичной сферы?

- Жил своей жизнью - и хорошо. Главное - быть в согласии с самим собой... Продолжал заниматься бизнесом - у меня есть несколько предприятий, которыми я руковожу... Кстати, своим успехом я считаю то, что сейчас по проекту в Усть-Луге я не должен ни одному банку, хотя долги были очень большие. А вообще, я очень много вложил в этот проект.

- Илья Михайлович, в сегодняшние проекты будете вкладывать?

- Я готов вкладывать деньги в анализ проекта. Но, естественно, инвестировать средства в его реализацию невозможно, пока не будет политического решения вопроса. Считаю, что Петербург и Ленобласть нужно объединять в единый федеральный округ - тогда все пойдет проще.

- Что вас вдруг стало сближать с Сергеем Мироновым и Российской партией жизни?

- Мне симпатичен Миронов. Я знаком с ним месяца три, мы не знали лично друг друга, тем приятнее, что точки зрения по многим вопросам у нас совпали. Я никогда не состоял ни в каких партиях, а в Партии жизни мне чисто интуитивно понравилось: здесь интеллигентные, умные люди, от общения с которыми я получаю удовольствие. Вообще, я уверен, что Партия жизни окажется одной из двух партий, которые будут у нас в стране.

- А кто должен лоббировать ваши проекты?

- Владимир Путин и Валентина Матвиенко - только они могут решить эту проблему. Неважно, по моему предложению или кого-то другого... Но вообще-то, как и в случае с Усть-Лугой, сперва эту штуку нужно начать обсуждать, общественность должна ее как следует "пожевать"...

Санкт-Петербург

Новости партнеров

Реклама