Кролики свободы

Москва, 02.02.2004
«Эксперт Северо-Запад» №4 (161)
Технология МИАКРО не дает предпринимателям сверхдоходов, но позволяет вести бизнес, практически независимый от государства

В 1970-х годах петербургский актер Игорь Михайлов изобрел технологию МИАКРО (Михайлова Игоря акселерационное кролиководство), создав, по сути, новую породу кролика. Животные, выращенные по этой технологии, размножаются в геометрической прогрессии (пять крольчих через пять месяцев превращаются в 25, через 10 месяцев их уже 125, через 15 - 625), растут в три раза быстрее обычных кроликов и практически не болеют. Кроме того, Михайлов автоматизировал процесс ухода за животными и добился значительной экономии кормов. Получилась основа для динамичного прибыльного бизнеса. Предвкушая золотые горы, к Михайлову потянулись вереницы людей - за методикой, советами и чертежами ферм-автоматов.

Один из этих людей, северодвинский (Архангельская область) предприниматель Арсен Магомедов, создал после поездки к Михайлову самую большую МИАКРО-компанию в России. Как показал его опыт, золотых гор не получается: акселерационный бизнес требует больших расходов и приносит меньшие доходы, чем можно было предположить. Однако многие надежды, возложенные Магомедовым на кроликов, оправдались.

Не железный человек

Идея Арсена Магомедова заняться разведением кроликов-акселератов многим в Северодвинске показалась странной. Бывший работник оборонного завода "Полярная звезда" одним из первых в этом военно-промышленном городе начал заниматься бизнесом. В конце 1980-х Магомедов основал кооператив, ставший за несколько лет успешной средней промышленной компанией. Количество работников достигало 1200 человек, ассортимент продукции составлял более 100 позиций: оригинальные светильники, запчасти к станкам и автомобилям, другое "железо", отправлявшееся клиентам по всему СССР. И вдруг - кролики...

Магомедов столь резкий поворот в своей карьере считает вполне закономерным: в 1999 году существенно подорожал металлопрокат, став недоступным многим промышленным предприятиям (по подсчетам Магомедова, за год цена на металл поднялась на 500%). Впрочем, это не было единственной причиной ухода предпринимателя из "железного" бизнеса. Как он говорит, "я устал играть в игры с государством и решил заняться делом, в котором его влияние в виде всех этих пошлин, квот и так далее будет минимальным". Идея, в общем, здравая: как неоднократно отмечал "Эксперт С-З" (см., в частности, "Год отложенных надежд" в 1-2 от 19 января 2004 года), практически все отрасли бизнеса, которые тесно связаны с государством, подвержены частым кризисам.

Акселерационное кролиководство по методике Игоря Михайлова, по мнению Магомедова, идеально подходило на роль независимого бизнеса. Правда, абсолютной свободы от государства достичь не удалось - это в принципе невозможно, - но с каждым годом предприниматель становится все более самостоятельным, а в Архангельской области у него появляются последователи.

Новые русские кролики

Магомедов еще в "железный" период своей жизни пытался разводить кроликов в отдаленной деревне Архангельской области, затем в Подмосковье, но эти эксперименты провалились. Причина - работа по старой, традиционной технологии кролиководства, "когда только успеваешь акты падежа животных подписывать", - отмечает Магомедов. К тому же предприниматель выбрал неподходящее время для сельскохозяйственного бизнеса: люди в деревнях жили совсем бедно, так что большую часть кроликов растащили местные жители. Потом они же разобрали сараи, где стояли клетки, на доски. "Хоть теперь у народа есть кролики, - говорит Магомедов, - не всех же их съели".

У этого бизнеса был и еще один итог: предприниматель смог убедиться в правоте советских экономистов, относивших кролиководство к планово-убыточным отраслям. Бизнес на "традиционных" кроликах построить невозможно.

В советском кролиководстве было принято держать животных в тесных клетках, поставленных в душные сараи, и кормить их два раза в сутки. В результате они задыхались от собственных выделений, массово гибли от инфекций и набирали 3-4 килограмма веса в течение целого года. Этой системе Игорь Михайлов противопоставил полуавтоматизированный "дом", рассчитанный на 20 кроликов, в котором каждому животному отводится отдельный просторный отсек. Эти мини-фермы стоят на свежем воздухе, причем, по наблюдениям практиков, даже в 30-градусные морозы кролики чувствуют себя хорошо.

Отсеки снабжены специальными кормушками, которые всегда наполнены, и кролик ест, когда хочет. Емкости для воды тоже никогда не пустуют. Кстати, Магомедов усовершенствовал мини-ферму Михайлова - стал подогревать воду кипятильниками, работу которых контролирует электроника. Датчики сообщают и о состоянии грелок в закрытых утепленных отсеках для крольчих и потомства. Вообще, степень автоматизации в акселерационном хозяйстве весьма высока. За каждым кроликом следит компьютер: все данные о животном вносятся в электронную базу, обновляемую ежедневно. Тот же компьютер подсказывает зоотехникам, какие пары кроликов наиболее подходят для спаривания.

Просторные домики, свежий воздух, не-ограниченное питание и контроль электроники приводят к тем результатам, о которых говорилось выше, - ускоренному росту и размножению животных, а также отсутствию болезней. "У акселератов иммунная система намного крепче, чем у традиционных кроликов, - объясняет Магомедов, - в том числе и потому, что детеныши живут с крольчихой не пару недель, как принято в обычном кролиководстве, а минимум три месяца. Все это время мать кормит крольчат молоком".

Предварительный анализ

Игорь Михайлов, изобретая технологию МИАКРО, сделал обоснование ее применения в экономике. По его оценкам, бизнес, основанный на этой технологии, обречен развиваться очень быстро: начав с нескольких мини-ферм, предприниматель может довольно быстро перейти к сотням кроличьих "домов". Примерный срок возврата инвестиций в акселерационный бизнес, по расчетам Игоря Михайлова, составляет всего 16-18 месяцев. При этом, несмотря на то что животные постоянно едят, расход корма оказывается в несколько раз меньше, чем в традиционном кролиководстве (в частности, за счет того, что акселерат быстро вырастает до "забойной кондиции"), отсюда и сравнительно небольшие общие затраты на поддержание бизнеса. Также стоит отметить, что Игорь Михайлов замысливал МИАКРО как "бизнес выходного дня": по его мнению, благодаря автоматизации мини-ферм присутствие человека в хозяйстве может сократиться до одного-двух раз в неделю. Это, в свою очередь, позволяет иметь небольшой фонд оплаты труда.

Взяв за основу расчеты Михайлова, Арсен Магомедов в 2001 году составил бизнес-план своего фермерского хозяйства. Стоимость проекта он оценил в 11 млн рублей, срок окупаемости - в 16 месяцев, то есть до середины 2002 года. Рассчитал Магомедов и примерную себестоимость продукции: 40 рублей за килограмм мяса. Проблем со сбытом при такой себестоимости быть не могло, но предприниматель подстраховался - договорился с мэрией Северодвинска о поставках крольчатины в городские больницы, школы и детсады (по цене 50 рублей за килограмм).

Предположение о скорости развития бизнеса оправдалось. Магомедов начал МИАКРО-бизнес в мае 2000 года с 40 ферм, чертежи которых привез от Михайлова, и 70 кроликов. В конце 2001-го у него уже было 550 мини-ферм и 6 тыс. кроликов, а в конце 2002-го - 800 ферм и около 10 тыс. кроликов. На тысяче ферм Магомедов решил пока остановиться. Что касается поголовья, то летом 2003 года в хозяйстве северодвинского предпринимателя было 12 тыс. кроликов. Зимой Магомедов значительно сокращает поголовье, так как зимовать, несмотря на все технические новации, кроликам непросто. Таким образом, в данный момент в хозяйстве около тысячи кроликов.

Что же касается других прогнозов - о коротком сроке окупаемости, небольших расходах и значительных доходах, - то они оправдались далеко не полностью.

Клубок расходов

Вместе с Магомедовыми (Арсену помогает жена Галина) мы попытались восстановить смету расходов, возникших в начальный период их кроличьей эпопеи. За 2,5 млн рублей предприниматель выкупил у военных заброшенный полуразвалившийся свинокомплекс на окраине города. В переоборудованных свинарниках расположились забойный цех, контора, раздевалки для работников, плотницкая мастерская и кабинет ветеринаров. Одно строение Магомедов занял под теплицу, в которой стал выращивать зеленый лук. "Раз уж я ушел в сельхозбизнес, так пусть он состоит из нескольких направлений", - пояснил Магомедов. В общем, создание производственной "инфраструктуры" обошлось предпринимателю примерно в 3,5 млн рублей.

"За 90 тыс. рублей мы купили у Игоря Михайлова лицензию на право использовать его изобретение, - продолжает Магомедов, - к ней он дал нам чертежи мини-ферм. Кроме того, примерно за 20 тыс. рублей купили у Михайлова 20 крольчих". Мини-фермы Магомедовы изготавливали сами, в своей плотницкой мастерской. Плотницкий цех оказался самым важным в хозяйстве, потому что количество мини-ферм росло, как отмечалось выше, в высоком темпе. Производство одной фермы обходилось Магомедову в среднем в 3,7 тыс. рублей. На первом этапе стоимость производства мини-ферм занимала в общей сумме затрат почти 50%.

Определенную часть расходов занимала и занимает покупка кроликов-производителей: Магомедовы ездят за ними по всей стране. "Родственные связи между кроликами приводят к появлению у потомства дефектов, вот и приходиться ездить", - объясняют фермеры. Кроме того, пришлось потратиться на пожарную сигнализацию (по словам Магомедова, в 2001 году у них сгорели около 100 мини-ферм, это 2,5 тыс. кроликов), охрану (кроликов постоянно воруют), автобус для работников, холодильную установку, оборудованный рефрижератором грузовик.

Не последнюю статью расходов занимает зарплата работникам - их в компании около 30, и этого явно недостаточно. "Только казалось, что животные почти не требуют ухода - сидят себе в мини-фермах, без конца едят и жиреют, - отмечает предприниматель. - На деле выяснилось, что за ними приходится постоянно следить: то миску с водой опрокинут (а поилка с электроподогревом), то еще что-нибудь сделают". По расчетам Магомедова, на попечении у одного кроликовода должно находиться не более 100 животных. Эта "норма" не выполняется, но увеличить штат фермер не может, потому что пока не способен платить нормальную зарплату уже нанятому персоналу. "Конечно, 2 тыс. рублей в месяц, которые я в среднем плачу, людям мало, - признает предприниматель, - но платить больше не получается: мы еще не вернули все кредиты и не окупили вложенные средства. К тому же приходится постоянно инвестировать в дальнейшее развитие производства".

"За три года, что мы занимаемся кроликами, мы вложили в компанию в общей сложности 15 млн рублей, - подводит итог Магомедов, - и это не предел. У меня много планов".

Сколько приносит кролик

Себестоимость производства крольчатины оказалась существенно выше запланированных Магомедовым 40 рублей: предприниматель не учел некоторые из перечисленных выше затрат. Жизнь скорректировала расчеты, и получилось, что на производство килограмма крольчатины нужно затратить 110 рублей. Предприниматель сдает мясо в основном оптовым базам Москвы и Санкт-Петербурга, а также некоторым супермаркетам в Архангельске и Северодвинске, в среднем по 120 рублей - дороже уже не берут. В 2002 году, к примеру, ферма реализовала мяса примерно на 4,2 млн рублей, а затраты хозяйства составили около 3,7 млн рублей; в общем, прибыль оказалась не такой высокой, как надеялся вначале Магомедов.

По скорректированным фермером расчетам, в 2003 году прибыль должна была увеличиться вдвое, что ускорило бы возврат затраченных 15 млн рублей. Так бы и получилось, если бы резко, в два раза, не подорожало зерно - основа комбикорма, затраты на который занимают сейчас половину всех расходов фермы. "Отпускную цену мы подняли на 5 рублей, - комментирует предприниматель, - и супермаркеты сразу сократили объемы и так небольших закупок. Так что увеличивать цены дальше не имеет смысла".

Один из способов повышения доходов Магомедов видит в изменении структуры сбыта. Чтобы посредники "не наживались" (оптовые партнеры фермы сдают крольчатину в магазины по 200-250 рублей за килограмм, то есть получают стопроцентную премию), компания решила самостоятельно выйти в московскую розницу. Как это у нее получится, пока сказать сложно, во всяком случае, потребуются значительные дополнительные вложения: аренда склада в Москве, оборудование для вакуумной упаковки, штрих-кодовые аппараты и т.д.

Безусловно, отдача от кроликов была бы гораздо больше, если бы ферма наладила выделку шкурок. Пока невыделанные шкурки сдаются на "Архпромкомбинат" почти даром - по 7 рублей за шкурку. "Чтобы меховое направление приносило прибыль, мы должны закупить оборудование для выделки, нанять мастеров, - рассуждает Магомедов. - НИИ пушного производства предложил нам купить технологию выделки, и одно только оформление лицензии на право использования стоит 50 тыс. рублей. В общем, мы посчитали, что на развитие мехового направления нам нужно около 1 млн рублей". Магомедовы предполагают, что в этом году у них уже появится цех по выделке шкурок, то есть объем вложений в бизнес опять возрастет.

Полная автономия

Предприниматель признает: проект давно бы окупился (даже если учесть подорожание зерна), если бы не стремление к промышленным объемам бизнеса. Ферма, которая согласна оставаться маленькой, может, по убеждению Магомедова, выйти на относительно короткие сроки возврата инвестиций. Впрочем, несмотря на корректировку планов, Магомедов считает свой проект успешным, и таким же его признают в области. Во всяком случае, в регионе появились еще три хозяйства, работающие по технологии МИАКРО, для которых Магомедов является главным наставником. "Один человек поставил 10 мини-ферм в Северодвинске и еще два хозяйства, покрупнее, созданы в Холмогорском районе, - рассказывает предприниматель, - особых результатов мои коллеги пока не достигли, но они ведь только начали".

Что касается ставки на независимость от государства, то кроличий бизнес действительно оказался более автономным, чем многие другие. Нет зависимости ни от пошлин и квот, ни от ставок оплаты аренды недвижимости, которые зачастую загоняют предпринимателей в угол (см. "Большое в малом" в "Эксперте С-З" 48 от 22 декабря 2003 года). Единственная оговорка - суверенитет Магомедова зависим от ситуации на рынке зерна, цены на котором во многом обусловлены государственной политикой. Но и эту проблему предприниматель пытается решить, отказываясь от практики покупки зерна и кормов на открытом рынке. Ферма договорилась с несколькими хозяйствами Каргопольского района, чтобы они в этом году вырастили для нее рожь и заготовили сено. Если крестьяне не сорвут сделку, уйдя в запой (подобный печальный опыт с заготовкой сена у Магомедова уже был), идея полной автономии будет почти реализована.

Архангельск - Северодвинск

Новости партнеров

Реклама