Владимир Бланк: "Город не должен заниматься бизнесом"

Экономика и финансы
Москва, 02.02.2004
«Эксперт Северо-Запад» №4 (161)

Новый председатель Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли (КЭРППиТ) администрации Петербурга Владимир Бланк, судя по его заявлениям и первым практическим шагам, намерен активно участвовать в формировании экономической политики города. Его комитет претендует на роль лаборатории либеральных экономических реформ, призванной генерировать идеи системных экономических преобразований в Петербурге, готовить их методологическую и нормативную базу, наконец, вырабатывать стратегию экономического развития города и конкретные механизмы решения приоритетных задач.
Владимир Бланк

Бланк, обладающий опытом работы и в госструктурах (вице-губернатор Псковской области по экономике), и в бизнесе (последняя должность - заместитель председателя правления ОАО "Промышленно-строительный банк"), имеет шанс оказаться в правительстве Петербурга весьма эффективным менеджером. Разумеется, при наличии у губернатора политической воли к проведению реальных реформ. Сегодня в интервью журналу "Эксперт С-З" Владимир Бланк разъясняет суть своих взглядов по самым разным городским проблемам.

Комфорт дороже льгот

- Возглавив КЭРППиТ, вы сразу стали утверждать, что в Петербурге "не все в порядке с инвестиционным климатом". Есть ли у вас уже представление о первоочередных мерах, которые необходимо принять для исправления ситуации?

- Действительно, с инвестиционным климатом в Петербурге неблагополучно. Об этом достаточно упрямо говорят такие цифры: в 2002 году объем иностранных инвестиций составил 881 млн долларов, а в 2003 году, как мы предполагаем, он упадет до 750 млн. Факторы, лимитирующие развитие экономики города, по убыванию важности выглядят следующим образом.

Проблема номер один для инвестора (а мы говорим в основном о промышленных инвестициях) - дефицит кадров. Проблема номер два - топливно-энергетический баланс города, доступ к ресурсам на тепло, электроэнергию, газ. Это чрезвычайно важно не только при реализации производственных проектов, но и при инвестировании в крупные объекты недвижимости, к примеру - без значительных изменений в топливно-энергетической инфраструктуре невозможно создать гостиницу в центре города.

Третья острейшая проблема - отсутствие свободных территорий с необходимой инженерной инфраструктурой для реализации новых инвестиционных проектов. На четвертом месте - сложность, длительность, непредсказуемость административных процедур при инвестировании. Исходя из этих проблем мы и определяем приоритеты, в соответствии с которыми будем двигаться вперед.

- Почему вы оперируете объемами иностранных инвестиций? Они действительно падают, но ведь общий объем инвестиций в основной капитал растет?

- Огромная доля общего объема инвестиций в основной капитал приходится на государственные вложения. К тому же в 2003 году темпы роста инвестиций нужно дисконтировать на ту величину, которую мы получили за счет 300-летия. Иностранные же инвестиции репрезентативны, механизм их функционирования почти чисто рыночный, поэтому они лучше всего свидетельствуют об инвестиционном климате. Кроме того, нужно понимать, что значительная доля иностранных инвестиций - это российские деньги, реинвестированные российскими же предпринимателями. О происхождении денег говорят и пути их прихода сюда. Мы обращаем внимание на иностранные инвестиции еще и потому, что они наиболее подвижны, и фактически здесь делается выбор между Петербургом и Ленинградской областью.

- Какие меры по улучшению инвестиционного климата уже приняты администрацией, условно говоря, за первые 100 дней?

- В бюджете на 2004 год нам удалось предусмотреть средства (пусть и небольшие) на инженерную подготовку территорий. Уже сейчас обсуждается концепция бюджета-2005, и мы понимаем, что и этот бюджет, и бюджеты последующих лет должны быть направлены на развитие городской инфраструктуры. Несколько отвечающих этому приоритету программ уже анонсированы - по газификации, по головным источникам теплоэлектроснабжения и т.д. Губернатор одной из первых задач для правительства поставила решение проблемы эффективности Инвестиционно-тендерной комиссии (ИТК) и перехода от распорядительных процедур предоставления пятен под застройку к конкурсным.

- Нужно ли реформировать городское инвестиционное законодательство, которое почти не менялось с 1998 года?

- Законодательство должно быть серьезнейшим образом переработано, прежде всего в плане его упрощения. Необходимо честно признать, что в Ленобласти вопросы рассматриваются гораздо быстрее, чем у нас: в Петербурге вопросы проходят через ИТК в среднем за год, а наш сосед укладывается менее чем за полгода.

- Вы согласны, что сегодня для бизнеса вопрос процедуры намного важнее величины предоставляемых инвесторам льгот?

- Да, налоговые льготы - это фактор второго уровня, на первом же плане комфорт и предсказуемость всего инвестиционного процесса. Тем не менее мы планируем выйти в феврале на правительство города с пакетом первоочередных мер в сфере налоговой политики, направленных на улучшение инвестиционного климата. В этом документе будут фигурировать четыре налога: единый налог на вмененный доход, касающийся малого предпринимательства, земельный налог, налог на имущество и налог на прибыль.

Лично я убежден: мы должны давать существенные льготы крупным инвесторам по максимально простой процедуре. Если инвестор доказывает, что вложил соответствующие средства в развитие бизнеса, то без каких-либо дополнительных административных процедур он должен получать льготы в нормативном порядке. Но не на срок окупаемости, а на некий установленный срок (три или пять лет).

- А почему не на срок окупаемости, как это обычно принято?

- Если мы вводим понятие "срок окупаемости", то нам сразу нужен бизнес-план, возникает бюрократическая процедура его рассмотрения, появляется масса технических вопросов (как считать дисконтирование, окупаемость, амортизацию и т.д.). Это затягивает процесс рассмотрения предложения инвестора, к тому же чревато злоупотреблениями. Опыт же и Петербурга, и других регионов свидетельствует, что средний срок окупаемости проектов колеблется от трех до пяти лет.

Приоритет -наукоемкой промышленности

- Предоставляя льготы крупным инвесторам, будет ли город придерживаться каких-то приоритетов, например стимулировать проекты в определенных отраслях экономики?

- Безусловно. И в самое ближайшее время город обозначит приоритеты своей политики. На мой взгляд, они должны выстраиваться исходя из объективных ограничений, о которых я уже говорил. У нас, скорее всего, вряд ли появятся инвестиционные проекты, требующие огромных территорий (тысяч гектар для размещения новых предприятий). Маловероятно, что в городе будут располагаться энергоемкие производства, несущие большую нагрузку на электросистему. Петербург должен сосредоточиться на том, в чем он силен, в первую очередь это наукоемкие отрасли промышленности с высокой производительностью, высоким уровнем доходов и высокой добавленной стоимостью.

- Среди приоритетов традиционно говорят о Петербурге как транспортно-транзитном центре...

- Конечно, он значителен, но мы должны понимать, что крупные проекты в сфере транспорта и логистики не могут быть рассмотрены в рамках только одного субъекта Федерации - это проекты федерального масштаба, охватывающие интересы нескольких регионов. Подобные проекты должны реализовываться синхронно с Ленобластью, в рамках стратегии, которую на самом деле формирует Федерация. Сейчас мы готовим предложения к имеющемуся экономическому соглашению между Ленобластью и Петербургом. Они охватывают широкий круг вопросов - начиная от социальных программ и кончая развитием портов.

- Кстати, как вы относитесь к идее переноса порта из Петербурга на линию Кронштадта - Ломоносова?

- Проекты, связанные с подобного рода гигантскими перемещениями уже работающего бизнеса, когда имеются несамортизированные капвложения, должны опираться на очень серьезные обоснования. Пока таких обоснований никто не представил.

Ни заниматься бизнесом, ни рулить им

- Должна ли быть у администрации промышленная политика? Если да, то какая?

- Это зависит от той роли, какую городская власть отводит для себя в экономике Петербурга. Полагаю, что эта роль должна быть очень скромной. Государство принципиально не должно заниматься бизнесом, не должно участвовать в коммерческой деятельности. Власть должна обеспечить две вещи: населению - определенные стандарты качества жизни, а бизнесу, в том числе и промышленности, - нормальные условия функционирования (топливно-энергетические ресурсы, транспорт, персонал, территория и другие ресурсы). Ничем иным власть не должна заниматься. Соответственно, промышленная политика исчерпывается второй функцией власти.

Впрочем, мы еще должны политически поддерживать проекты, имеющие экономическую перспективу и стратегическое значение для города. Так, ведущие федеральные корпорации имеют крупные инвестиционные программы, и в ближайшее время мы собираемся начать лоббировать интересы питерского бизнеса, чтобы он принимал в них участие. Подобные возможности могут быть связаны с РАО "ЕЭС России", "Газпромом", "Российскими железными дорогами", автопромом. Их проекты очень перспективны для питерского бизнеса, для машиностроительных предприятий, для бывшей оборонки.

- Из вашего принципиального заявления, что городская власть не должна заниматься бизнесом, вытекает масса следствий в отношении реформ и способов решения известных городских проблем: управления госсобственностью, реформирования общественного транспорта и др. В частности, вы согласны, что все имущество, которое напрямую не связано с исполнением государственных функций и служит лишь для получения неналоговых доходов, должно быть приватизировано (эту позицию, похоже, разделяет и новый председатель КУГИ)?

- Занятие бизнесом и получение доходов от имущества - это два отдельных вопроса. Доходы от имущества можно получать различными способами - можно самостоятельно этим заниматься, а можно сдать собственность в управление. Чиновник не должен заниматься бизнесом, он исполняет закон или контролирует его исполнение. Функция управления имуществом - частная функция, это дело частного бизнеса. Исходя из этого, я считаю, что все имущество, не связанное с исполнением госфункций, должно быть или приватизировано, или сдано в управление на стандартных, понятных условиях.

Например, обеспечение города водой не является государственной функцией - ее можно реализовывать и частным порядком. В настоящее время соответствующая инженерная инфраструктура не может быть приватизирована. Однако возможна более логичная конструкция. Государство, то есть ГУП "Водоканал", перестает быть хозяйствующим субъектом и берет на себя только функции надзора и владения имуществом. Реальными же операторами выступают частные компании, отбираемые на конкурсной основе.

Такой же механизм должен быть реализован по отношению ко всем городским естественным монополиям - транспорт, теплоснабжение, водоснабжение. За городом остаются вопросы, связанные с исполнением функций госзаказчика по госвложениям, а также функций владения и распоряжения имуществом, которое не нужно приватизировать. А бизнес нанимается для выполнения конкретных хозяйственных функций.

Бизнесу - транспорт и ЖКХ

- Этот подход относится к реформированию системы городского общественного транспорта?

- Безусловно. То, как должен поступать город, определено концепцией, разработанной ранее КЭРППиТ и Комитетом по транспорту. Перевозочную деятельность следует демонополизировать и передать частным компаниям. Логика сводится к следующему: город определяет маршруты и продает право работы на них, если же маршрут носит социальный характер, то город оплачивает эту услугу. И его не волнует, кому принадлежат автобусы, он не занимается их содержанием - все это должно быть частной функцией. Ясно, что у частных компаний гораздо больше средств, чем у бюджета, для приобретения современных автобусов, и они скорее закроют потребности города.

Что касается имущества ГУП "Пассажиравтотранс", то, скорее всего, правительство одобрит некий смешанный вариант: часть имущества будет приватизирована, а другая часть может использоваться на каких-то иных условиях - концессионных, будет передана в управление. Впрочем, полагаю, со временем городу все равно придется избавиться от имущества, не связанного с исполнением госфункций.

- Есть ли у вас представление о принципах подхода к решению проблемы ЖКХ?

- Есть. Есть моя собственная позиция и позиция, которую одобрило правительство. Точка зрения правительства отражена в документе, который называется "Концепция реформирования жилищно-коммунального хозяйства".

Я считаю, что реформирование ЖКХ следует начинать с выработки набора стандартов качества услуг в данной сфере. Город должен гарантировать жителям выполнение этих стандартов. Если какие-то показатели в каком-то районе падают ниже аварийных, город принимает в обязательном порядке обязательства по доведению их до некоего среднего уровня.

Кроме того, город берет на себя социальную функцию. Для населения, которое неспособно полностью оплатить свое жилье, необходимо определить уровень дотаций по социальной норме. Причем дотации должны идти не в общую копилку ЖКХ, а расходоваться на четко определенные цели. Условно говоря, мы из бюджета будем финансировать уборку дворов, а все остальное жильцы обеспечивают сами. Город должен четко сказать населению: "Вот эти функции я буду выполнять, а остальные функции - ваша задача".

- Следует ли изменить нынешнюю систему обслуживания домов?

- Да. У каждого здания должен появиться управляющий - хозяйствующий субъект на рынке ЖКХ, оператор, который полностью отвечает за его содержание и эксплуатацию как инженерного сооружения. Нынешние управдомы от РЖА не обладают всеми необходимыми правами и полномочиями. К тому же они ни за что не отвечают своим карманом. И потому ничего не могут гарантировать.

- Так в этом же и заключается главная проблема - где найти эффективного и ответственного управляющего?

- Я считаю, что его должны найти владельцы квартир, которые обязаны объединиться в товарищество собственников жилья.

- То есть вы выступаете за "эстонский вариант", где государство обязало жильцов брать на себя управление своим домом?

- Это не эстонский вариант, а общеевропейский. Он предусматривает конструкцию, согласно которой у каждого здания имеется оператор, который, по закону, несет ответственность за содержание здания как инженерного сооружения. Нынешнее законодательство такого принуждения жильцов не предусматривает, поэтому мы будем выходить на федеральный уровень и активно лоббировать принятие соответствующего закона.

Легализовать стоимость земли

- Должен ли и далее использоваться такой механизм привлечения бизнеса к решению городских проблем, как агентства по развитию территорий (АРТ)?

- Не подлежит сомнению, что АРТ должны существовать и этот механизм нужно развивать. Однако инструменты для освоения той или иной территории необходимо выбирать осознанно. АРТ не является идеальным механизмом. Не должно происходить то, что мы сейчас наблюдаем на Выборгской стороне: территория с очень сложным правовым статусом была передана АРТ и оно оказалось просто бессильно: у него явно не хватает полномочий для решения вопросов с неэффективными собственниками и для вывода предприятий из этой зоны. На таких территориях, как Выборгская набережная, город должен сначала сам осуществить предварительную подготовку: юридическую очистку, нормализацию юридического статуса территории. И лишь после этого передавать ее девелоперу.

При решении проблемы вывода промпредприятий рычаги влияния должны быть прежде всего экономическими. Главная задача - установить четкие, понятные правила ценообразования на землю (губернатором обозначен срок - 2005 год). Когда земля будет стоить в центре города достаточно серьезные деньги (именно в тех кварталах, которые предназначаются для коммерческого, делового использования), многие директора заводов всерьез задумаются, следует ли им и дальше сидеть, скажем, на 10 га в центре города или имеет смысл привлечь деньги под развитие территории, часть производства вывести на свободные земли, а участок в центре использовать более эффективно. Появление реальной стоимости земли станет фактором, который кардинально изменит ситуацию. Поэтому одним из первых шагов, который мы планируем предпринять, - вынести на рассмотрение правительства соответствующий пакет документов, касающихся вопросов стоимости земли.

- Но строители уже сейчас утверждают, что цена земли слишком высокая. Стоило вам на 40 долларов поднять отчисления на инфраструктуру, как они подняли крик...

- Сегодня в Петербурге нет проблемы низкой стоимости земли. Проблема в том, что ее стоимость не легализована. Необходимо, чтобы реальная стоимость земли, доходящая в центре города до 250, 300, 400 долларов за кв. метр, соответствовала стоимости официальной, инвентаризационной. Пока в качестве первого шага мы обозначили, что земля не может стоить меньше 80 долларов за кв. метр. Если мы добьемся повышения номинальной стоимости и она приблизится к реальной рыночной, то увеличатся поступления в бюджет и, что особенно важно, удастся убрать с рынка посредников. Строители могут рассказать вам тысячу и одну историю о том, как трудно получить участок земли, но как при этом легко купить компанию, которая имеет нужное пятно.

- Федеральное законодательство не помешает вам устанавливать цены на землю?

- Нет. Оно определяет нормативную стоимость земли для налогообложения и не ограничивает верхнее значение. Хотя особо подчеркну: такой инструмент, как высокая стоимость земли, должен применяться избирательно. Механизм зонирования, когда для соответствующих кварталов определяется не только функция, но и регламент, позволит уйти от перегибов.

Антикоррупционный заказ

- Каким образом реформированная система городского заказа будет обеспечивать экономию бюджетных средств и для чего создается семь межведомственных комиссий (МВК)?

- Создание МВК преследует решение ряда задач. Во-первых, позволяет отделить принятие решений по закупкам у "единственного источника" от главных распорядителей бюджетных средств. Во-вторых, станет публичным процесс принятия решений по крупным сделкам (свыше 5 млн рублей). В-третьих, в одном месте сосредотачивается информация по однородным закупкам. Хотя и не обязательно, чтобы все закупалось у одного поставщика. Кстати, на днях губернатор приняла решение включить депутатов ЗакСа в МВК и Государственную конкурсную комиссию при правительстве. Это создает жесткий механизм общественного контроля.

- Как вы планируете преодолеть такой распространенный порок прежней системы, как искусственное ограничение круга участников торгов, в результате чего многие фирмы просто не допускались к конкурсам?

- Этот дефект устраняется прозрачностью - важнейшие процедурные документы теперь подлежат обязательной публикации. Должна публиковаться информация о создании каждой конкурсной комиссии (КК) и ее персональном составе, который затем уже нельзя пересматривать. Публикации подлежат факт появления конкурсной документации и сами эти документы, на основе которых будут приниматься решения. И с этого момента в документации не допускаются изменения (невозможны и какие-либо дополнительные соглашения).

То есть главный распорядитель, желая что-то закупить, составляет конкурсную документацию, отвечает за нее и передает ее в КК. Обязательно публикуются сведения о принятии КК конкретного решения - о выборе победителя и наконец о заключении госконтракта. Таким образом, пресса и общественность могут посмотреть, что хотел главный распорядитель, какое решение и в результате какой процедуры приняла КК и с кем заключен контракт. Вся эта информация, все номера журнала "Городской заказ" будут в открытом доступе в Интернете.

- Все эти меры - результат вашего опыта работы в бизнесе с горзаказом?

- Это обобщение имеющегося в Петербурге опыта, анализ опыта других регионов и стран. Мы много консультировались с теми, кто профессионально занимается вопросами материально-технического снабжения и на этом съел собаку. По большому счету, суть новых принципов, которые мы внедрили, в разделении функций и, соответственно, ответственности. Главный распорядитель бюджетных средств должен отвечать за то, чтобы четко и грамотно сформулировать, что он собирается закупить, а КК - за выбор наилучшего поставщика. Это нормальная, принятая во всем мире практика формализации бизнес-процессов. Никого же не смущает, что на любом предприятии кассир и бухгалтер - два разных лица: один считает деньги, а другой по формальным принципам контролирует учет.

- С вашими подходами наверняка многие не согласны - и в правительстве Петербурга, и в "придворном" бизнесе. Эти люди будут пытаться саботировать реформы - опыт администрации Яковлева это четко показал. Вы уже сталкивались с подобным противодействием в Пскове. Псковский опыт научил вас чему-то?

- Да, на практике в Пскове было реализовано лишь три инвестиционных проекта, которые я же и готовил. Безусловно, я учел псковский опыт и стремлюсь придерживаться двух важных принципов.

Во-первых, когда вы сталкиваетесь с чем-то большим, значительно превышающим по экономической, бюрократической мощи ваши собственные возможности, то единственный способ преодолеть сопротивление - сделать ситуацию гласной, публичной. Именно поэтому КЭРППиТ - один из самых активных в плане общения со СМИ. Во-вторых, нужно стараться переводить все в измеримую плоскость, позволяющую сравнивать. Например, создание межведомственных комиссий - четкая реализация этого принципа. В рамках отдельного ведомства невозможно добиться, чтобы ситуация стала прозрачной и измеримой. Сосредоточив же большое количество конкурирующих чиновников на одном "ринге", где при этом имеется только один представитель главного распорядителя бюджетных средств, мы заставляем всех играть по каким-то общим правилам - понятным и публичным.

Санкт-Петербург

Новости партнеров

Реклама