Вавилонская башня.org

Пятый угол
Москва, 02.02.2004
«Эксперт Северо-Запад» №4 (161)

В 30-е годы ХХ века, находясь в эмиграции, знаменитый лингвист, философ, один из основателей евразийского движения князь Николай Трубецкой так рассуждал о будущем русского языка: "Русский литературный язык... остается общим государственным языком всего "Союза Советских Социалистических Республик" и останется таковым и впредь. Независимо от того, какие перемены произойдут со временем в государственной конструкции и строе этого "Союза", можно с уверенностью утверждать, что он останется и языком культурного и делового общения между представителями разных народов, входящих в состав России - Евразии. Образованный зырянин будет всегда говорить с образованным грузином именно на русском литературном языке".

Сегодня мы знаем, что оптимизм Николая Сергеевича оправдался вполне - хотя "государственная конструкция и строй" Советского Союза и претерпели существенные изменения, - что уж говорить про образованных, даже не самый образованный зырянин с не самым просвещенным грузином объясняются на русском языке. Пускай не так литературно, но, бесспорно, по-русски. В каких-то частях бывшего СССР с преподаванием русского дело обстоит хуже, в каких-то - лучше, но ведь материя первична, как ни крути, и для миллионов граждан стран СНГ, которые воспринимают Россию как перспективный рынок труда, наш язык, как встарь, остается и великим, и могучим.

Опасения за судьбу русской речи и русской культурной традиции принято связывать с конфликтной языковой ситуацией в Прибалтике. Так, на прошлой неделе широко распространялась информация об очередном эпизоде языкового скандала в Латвии. Латвийский сейм принял закон, согласно которому, с 1 сентября 2004 года все обучение в русскоязычных средних школах будет переведено на латышский (за исключением предметов, предусматривающих сохранение национальной и культурной идентичности, то есть, видимо, русского языка и русской литературы).

Подобные новости у нас принято подавать (а значит, и воспринимать) эмоционально. Вот выдержка из заметки на сайте РусьЕдиная.org (замечу: издается при финансовой поддержке Министерства РФ по делам печати и телерадиовещания): "Вряд ли депутатскому большинству латвийского сейма понравится сравнение с фашистами, которое все чаще звучит во время протестов русскоязычного населения в этой стране. ... Цивилизованному человеку трудно понять, зачем понадобилось нынешним руководителям республики натурализовать и ассимилировать все национальные меньшинства. ... В день принятия варварского закона более 2 тысяч человек участвовали у здания сейма в акции в защиту русских школ. В основном это были школьники. Они первыми сказали "нет фашизму!"" Ясно - "чморят" нашего брата пззрибалтийские фашисты-националисты, по крайней мере именно в этом состоит идеологический месседж РусиЕдиной.org. И это работает - за своих, конечно, всегда огорчаешься.

Но кажется, что в этом "антифашистском" пафосе много фальши. Как-то трудно представить себе школьника из какой бы то ни было страны, который вот так вот, по велению сердца, нарисовал плакат "Нет фашизму!" и отправился на манифестацию у парламента, но, допустим, в кризисной ситуации это возможно. Главное - если на секунду заглушить в себе основной инстинкт ("наших бьют!"), то приходит в голову: а почему бы молодым гражданам (или постоянным жителям) Латвии и не изучать физику, алгебру, ботанику и проч. на языке титульной нации? Ведь им жить в Латвии, учиться в рижском вузе, служить в латвийской армии, выбирать тамошних депутатов и президентов? Разве вредно молодым людям владеть культурным, а не только разговорным языком той страны, в которой они будут жить? А они решили там жить - массовой репатриации русскоязычного населения в Россию не отмечается.

Понятно, что дело тут не столько в преподавании химии или природоведения по-латышски. Протест направлен вообще против идеи эффективного укоренения (ассимиляции, натурализации, интеграции - называйте как хотите) русскоязычного юношества в новой политической реальности. Той реальности, в которой у сформировавшихся в конце прошлого века "русскоязычных" политических организмов, как правило левых, перспективы туманные. Не думаю, что юношество, которым сегодня нетрудно манипулировать, завтра поблагодарит защитников своего "права" жить в прошлом, мыслить категориями давно несуществующей "государственной конструкции".

Важно отметить, что истинная языковая ситуация в Латвии (впрочем, как и во всей Прибалтике) вовсе не исчерпывается конфликтом вокруг средних школ, - по истечении первого десятилетия независимости она представляется скорее сбалансированной. Логика жизни оказалась сильнее, чем националистический обскурантизм, и сегодня никто не пытается запретить русскоязычным говорить на своем языке или издавать свои газеты. Язык бизнеса - по преимуществу русский (потому что бизнес там по преимуществу русскоязычный), в магазинах охотно говорят по-русски, русский турист - желанный турист. Русский язык (наряду с английским) становится популярным среди эстонской, например, молодежи, которая понимает, что на фоне глобализации непрактично цепляться за "корни". Язык титульной нации доминирует в армии и в парламентах разных уровней. Как, кстати, и в России.

Кстати, сочувствуя русскоязычным в Прибалтике, мы забываем про собственные проблемы. Готовы ли мы к тому, что "южные" общины начнут бороться за национальную идентичность в России, где они уже сегодня составляют значительный процент населения? Поддерживаем ли мы мусульман Франции в их борьбе за право посылать дочерей в государственную школу в парандже? Боюсь, что мы к этому пока не готовы. А политики-"патриоты" - и наши, и не наши - только отдаляют тот момент, когда мы начнем готовить здравые ответы на вызовы нового времени. Времени, в котором политический романтизм тождественен недобросовестности.

Новости партнеров

Реклама