Зазря?

100 лет назад началась русско-японская война. "Варяг", Цусима... Выставка в Смольном соборе не разрушает обычное, "школьное" понимание этой трагедии

В 1905 году маленькая Япония выиграла войну у огромной России. С этого начался взлет одной империи и закат другой. Как ни странно, результатом поражения той, другой, то есть нашей империи, стали начатки конституции, парламент, экономический рост, прерванный первой мировой войной. История - сложная штука. Концы и начала в ней перепутаны. Спустя 40 лет после русско-японской войны СССР, США и Великобритания разгромили Японию во второй мировой. Последствием этого разгрома стал невиданный экономический рост разгромленной страны. Как там писал Александр Солженицын по схожему поводу: "Благословенны не победы в войнах, но поражения"? Сказано резко, для патриотического слуха - оскорбительно, но некая важная истина в этом парадоксе заключена.

В Смольном соборе организована выставка, посвященная первой русско-японской войне. В начале экспозиции вывешены два флага - русский и японский. Дескать, показываем обе точки зрения на войну, - правда, это не слишком заметно. Понятно: поди раздобудь японские экспонаты. Но нехватку наглядного материала можно было бы восполнить словесно. Экскурсовод же нажимал на героизм русских: вот сколько благодарственных адресов поднесли команде "Варяга", вот как погиб генерал Кондратенко в Порт-Артуре. После его смерти комендант Стессель "предательски сдал крепость, не исчерпав всех возможностей обороны". Очевидно, надо было дождаться, пока японцы перебьют всех защитников Порт-Артура, ведь "русские не сдаются". Между тем Стесселю - человеку, несомненно, обладавшему храбростью, - ничего не стоило погибнуть самому. Гораздо больше силы духа потребовалось, чтобы не побояться и сдать крепость, рискуя предстать перед судом. Да что там суд - каково отвечать перед собственной дворянской честью?

Писатель Владислав Крапивин, упоминая о судьбе Стесселя в книге "Шестая бастионная", растолковывает читателям трагическую неоднозначность его поступка. А организаторы выставки еще воодушевлены сталинским приказом "Ни шагу назад", что странно. Все-таки Порт-Артур не в России расположен. Арендованная крепость, что уж тут...

Хорошая мина

Цели войны контрастируют с героизмом русских солдат, это заметно даже по выставке. На этом противоречии можно было бы сыграть, но, видимо, не хотелось хоть чем-то омрачать подвиг "Варяга". Представлены документы "клики Безобразова": важные были люди, повлияли на решение о подготовке к военным действиям на Дальнем Востоке. Между тем, судя по воспоминаниям Витте, именно "безобразовская клика" добилась обострения отношений с Японией. Сам Витте хотел победить Японию в Китае экономически: отсюда и знаменитая КВЖД (железная дорога, проходившая по территории Китая). Безобразов "со товарищи" жаждали фанфарных военных побед, после которых великая Российская Империя получит "всё и сразу". Сюжет противостояния Витте и "клики Безобразова" поучителен. Но на витрине, где выставлены документы о начале войны, нет даже намека на человека, который противился безумной авантюре.

Сергея Юльевича Витте организаторы вообще обидели. Про Портсмутский мир, который он заключил, сообщают: это, мол, первая территориальная уступка России с петровских времен. А как же быть, когда проиграли войну? При том, что Витте уступил только часть Сахалина. Даже противники бывшего министра финансов признавали, что это было несомненной удачей. Николай Второй, не слишком Витте любивший, присвоил ему титул графа. И было за что. Чуть ли не впервые в российской практике будущий граф Портсмутский использовал силы иностранной "четвертой власти" - возможности зарубежных СМИ: Витте сумел организовать настоящую пиар-кампанию с помощью американской прессы. Можно было бы положить на витрину пару американских газет того времени, чтобы показать - Сергей Юльевич не зря старался. Американцы, проводившие переговоры, повлияли на японцев. Общественное мнение, с которым в Америке всегда считались, помогло России.

Русская триада

Впрочем, что мы - все Витте да Витте. На выставке, например, впервые можно увидеть шифрованную переписку наместника на Дальнем Востоке Алексеева и Николая Второго. Судя по этим документам, Россия к войне с Японией готовилась давно. Только начаться она должна была в 1909 году. Готовились, но так и не подготовились. В который раз взяла верх великая русская триада - птица-тройка: авось, небось и как-нибудь. Япония-то маленькая: Сибирь ее покрывает, как бык овцу. Что стоит раздавить такую малютку? Обошлось недешево: каждый день войны - 3 миллиона рублей. А за трешку тогда можно было купить корову.

Недооценка сил Японии доходила до смешного. На выставке представлены донесения шпиона - капитана второго ранга Русина. Так что можно прочитать, например, характеристику вице-адмирала Того, командующего Соединенным японским флотом. О будущем победителе в Цусимском сражении говорится: "Он мало сведущ в вопросах тактики и стратегии".

Можно было бы вытянуть совершенно иную линию, не замеченную составителями выставки. Они-то считают, что виноваты в поражении Стессель и Куропаткин (командующий сухопутными силами России). Но внимательный посетитель поймет, что виноваты не солдаты, а те безответственные начальники, которые еще до начала войны считали, что война с "желтыми макаками" - загородная прогулка.

Главная тема на выставке - героизм русских солдат. Но, прославляя их героизм, всегда забывают замечательный афоризм французского маршала Фердинанда Фоша: "Мне не нужны герои". При правильном ведении войны подвиги не нужны - вот что имел в виду Фош. Или, если расшифровать еще один афоризм, - солдатский героизм нужен бездарным генералам. Командир "Варяга" Руднев, отдавший приказ о затоплении корабля, - герой, но возмутительна сама ситуация, в которой оказались он и его команда. Начальники понадеялись на русского матроса, готового броситься грудью на амбразуру.

По лубкам-плакатам видно, как по-разному воспринимали войну в начале и в конце. Первые лубки стандартны: русский мужик, опрокидывающий кучу японских солдат одним ударом кулака. Но чем дальше, тем больше толстовского понимания войны: например, на первом плане картины убитые русские и японцы вперемешку. Не разберешь, кто свой - кто чужой, кто прав - кто виноват. Неосознанно, но ярко художник обозначил одну из причин революций ХХ века, выраставших, как правило, из войн: болезненное мучительное ощущение - воевали ни за что, погибли зазря.