Первые блины с европейской сковородки

Вступление стран Балтии в Европейский союз принесло населению региона массу новых впечатлений

В том, что жизнь в Литве, Латвии, Эстонии резко изменится сразу после вступления стран Балтии в Евросоюз, не сомневался никто - уж больно сильно экономические, паспортно-визовые, таможенные правила ЕС отличались от тех, которые существовали в этих странах до самого последнего момента. Очевидно было и то, что все эти изменения самым непосредственным образом отразятся на российской Калининградской области в силу ее анклавного положения внутри Евросоюза.

И действительно, после 1 мая, когда вступление формально произошло и в странах Балтии начали действовать евросоюзные нормы, в регионе наметились перемены. Стали возникать новые, иногда довольно неожиданные тенденции. В течение мая они окрепли, что позволяет более или менее точно их описать. В целом в разных странах ситуация изменилась примерно одинаково, однако имеют место и национальные особенности.

Скачок энтропии

Как всегда случается при резкой смене правил игры, в первые дни были заметны элементы хаоса. Поскольку главные изменения так или иначе касались цен на товары и услуги, то и хаос возник именно в этой сфере. Так, например, в Эстонии на полках магазинов можно было видеть килограммовые упаковки сахара одного сорта по абсурдно различающимся ценам - от 7,5 кроны (0,5 евро) до 20 крон.

Почти трехратная разница объяснялась тем, что одновременно продавался сахар как из старых запасов, сделанных по ценам субсидируемого Евросоюзом экспорта (когда Эстония еще не была членом ЕС), так и из новых поступлений, по внутриеэсовским ценам (подробнее см. "Эксперт С-З" 10 от 15-21 марта 2004 года). Абсурд усугублялся тем, что потолок цен в 19-20 крон был сильно завышен: даже в Германии и Швеции "сладкая смерть" стоит на четверть дешевле.

Со стороны Департамента защиты прав потребителей последовало жесткое предписание торговцам - устранить эту несуразицу. И уже в середине месяца цена на сахар стабилизировалась на уровне около 15 крон, что вдвое дороже "доевросоюзовского" периода.

Следовало ожидать

Помимо всплесков энтропии, довольно быстро, конечно, утихших, введение евросоюзных правил и норм стимулировало более или менее долговременные процессы, ранее только намечавшиеся или даже вовсе отсутствовавшие. Впрочем, ничего совершенно неожиданного не случилось - все можно было предвидеть, и специалисты такие прогнозы делали.

Правда, власти и бизнесмены далеко не всегда предпринимали необходимые подготовительные меры, призванные смягчить возможные негативные последствия предстоящих перемен. И в некоторых случаях поплатились за это. Ярким примером такого рода является ситуация резкого сокращения транзитного продовольственного грузопотока из Европы в Россию через Эстонию. Заранее было известно, что Еврокомиссия не разрешит эстонцам пропускать через свою страну эти грузы, поскольку ни в Таллинском порту, ни на железнодорожных станциях на границе с Россией не построены пункты ветеринарного контроля. Эстонцы "проспали" и получили по заслугам - продовольствие пошло в Россию через Литву, Латвию и Финляндию. В результате Эстония, по оценкам экспертов, потеряла транзитный грузопоток объемом примерно 300 тыс. т в год, способный приносить доход не менее 100 млн крон (более 6,5 млн евро). Вернуть его будет непросто. (Подробнее об этой проблеме мы напишем в одном из ближайших номеров).

Вполне предсказуемо усилилась спекуляция бензином на российско-эстонской границе. Поскольку ставки акцизов на моторное топливо были приведены в соответствие с евростандартами, розничные цены на него выросли в Эстонии на 15-17% (литр бензина марки 95 теперь стоит в среднем 11,5 кроны - около 0,75 евро). По этой причине сразу же сильно увеличились обороты российских автозаправочных станций, расположенных вблизи эстонской границы. Хотя с 1 мая на 40 копеек подорожал литр бензина на АЗС "ЛУКОЙЛ" в Ивангороде, его цена все равно оказалась почти вдвое меньшей, чем на территории Эстонии. Этим не замедлили воспользоваться эстонские автовладельцы: количество заправляющихся на российской стороне машин с эстонскими номерами за первые недели мая выросло более чем вдвое. По действующим в Эстонии законам разрешается въезжать на территорию страны с полным баком и иметь до 10 л горючего в канистрах. Поскольку многие жители приграничных районов Эстонии имеют российское гражданство и, следовательно, могут пересекать границу беспрепятственно столько раз, сколько им захочется, "челночные" поездки за автомобильным топливом стали для них выгодным и при этом вполне легальным бизнесом. Тем более что с вступлением в ЕС рабочих мест на северо-востоке республики не прибавилось.

И это только видимая часть айсберга, поскольку учесть все ввозимое на территорию Эстонии контрабандное топливо невозможно, а перекрыть пути его переправки пока не удается. Во всяком случае, сегодня в Нарве можно практически в неограниченном количестве приобрести бензин ходовых марок по 8-9 крон за литр. Адреса частных гаражей, где торгуют "левым" бензином и дизтопливом, за соответствующую мзду и при наличии надежной рекомендации может указать практически любой нарвский таксист. И хотя власти пытаются бороться с нелегальным топливным потоком из-за восточного кордона, успехи, достигнутые на этом фронте, более чем скромны. Всякая попытка ограничить число "челночных" рейсов немедленно нейтрализуется изобретательными гражданами.

Расцветает водочный туризм

В то время как с Востока на Эстонию наступает девятый вал дешевого "левого" топлива, на Запад утекает не менее бурный поток алкоголя. С 1 мая каждый житель ЕС может вывезти из Эстонии до 20 л водки, виски или коньяка и 200 л менее крепких напитков, что соответствует нормам, действующим по всей территории Евросоюза. Но в "старых" странах ЕС, где цены на веселящие напитки примерно одинаковы, никому не приходит в голову возить их через границы в таких объемах. Иное дело - Эстония, которая в смысле цен на алкоголь и раньше была "меккой" для финских и шведских туристов. Однако из-за существовавших до 1 мая ограничений северные соседи вынуждены были значительную часть крепкого алкоголя вывозить из Эстонии внутри собственного организма, напиваясь впрок.

Теперь такая необходимость отпала. Практически во всех крупных супермаркетах можно видеть деловитых скандинавов, загружающих багажники своих автомобилей алкоголем в товарных количествах. При этом особой популярностью пользуются именно напитки эстонского производства, хотя и финская, и шведская водка здесь по-прежнему вдвое дешевле, чем в странах-производителях.

Представитель крупнейшего предприятия, выпускающего винно-водочные изделия, - акционерного общества "Ливико" - сообщил, что их фирма только за первую неделю мая достигла уровня реализации, равного среднемесячной норме предыдущего периода. Примерно такой же оборот получили торгующие алкоголем магазины, которые расположены вблизи Таллинского пассажирского порта. Предприимчивые винокуры оперативно освоили выпуск пятилитровых водочных емкостей, снабженных для удобства краниками. Эта тара пользуется наибольшим спросом и раскупается в первые же часы после прибытия очередного туристического судна из Финляндии или Швеции.

Рост "водочного туризма" в Эстонии будет иметь последствия для скандинавских стран. По подсчетам Финского союза торговли потребительскими товарами, продавцы алкоголя в стране Суоми и раньше ежегодно недополучали от 100 млн до 120 млн евро, поскольку их земляки предпочитали закупать этот товар длительного хранения во время визитов к южному соседу. Теперь, с учетом новых реалий в виде отмены ограничений на вывоз спиртного из Эстонии, эта тенденция будет нарастать. Сколько при этом еще потеряет финский бизнес и сколько налогов не получит госбюджет - можно только догадываться.

Хельсинки не предъявляет Таллину никаких официальных претензий на этот счет, однако в "Доме Стенбока" (резиденции правительства Эстонии) хорошо осведомлены о недовольстве финских властей. Настолько хорошо, что премьер-министр Эстонии Юхан Партс, выступая 26 мая на экономическом форуме в финской столице, счел необходимым объявить о намерении своего кабинета повысить налог на всю алкогольную продукцию, производимую в стране, хотя его об этом никто не спрашивал. В результате этих реформ, намечаемых на начало 2005 года, литр водки подорожает в среднем на 20 крон (1,25 евро). Сообщение высокопоставленного эстонского политика вызвало радостное оживление среди его финских коллег. Эстонские производители и продавцы алкоголя этой радости, естественно, не разделяют.

Экспорт без двойных пошлин

После вступления Эстонии в Евросоюз были отменены двойные таможенные пошлины на экспорт в Россию. В результате, как сообщает Налогово-таможенный департамент республики, объем поставок продукции на Восток резко увеличился. Причем наиболее дальновидные предприниматели начали наращивать объем экспорта загодя, не дожидаясь 1 мая. По данным департамента, экспорт в Россию по итогам первых кварталов четырех последних лет (с 2001-го по 2004 год) вырос почти в три раза - с 1,2 млрд крон (около 80 млн евро) до 3,2 млрд крон. В этом году он составлял уже 14,3% всего эстонского экспорта.

Одной из первых резко увеличила обороты после 1 мая фирма Swestal Profile, специализирующаяся на экспорте молочных продуктов. Эта компания получила официальную лицензию на экспорт в Россию 20 т эстонского сыра. По мнению владельца фирмы Велло Роовика, торговля с восточным соседом - это мегабизнес, тот, кто сегодня сумеет занять здесь надежную нишу, в будущем окажется в колоссальном выигрыше.

Заново осваивает "восточное направление" и бывший флагман советского среднего машиностроения - таллинская компания AS Dvigatel (бывший завод "Двигатель"). Его новым владельцам удалось сохранить во многом уникальное производство, технологии и костяк коллектива, состоявшего из высокопрофессиональных специалистов. С 1991 года завод не только устоял, но и наладил производство продукции для западных, преимущественно судостроительных, компаний, в числе которых широко известный Rolls-Rois Marine, а также предприятия Финляндии, Норвегии, Германии и Франции. После отмены двойных пошлин предприятие первым получило крупный заказ из России - два мощных газогенератора для химической промышленности. Коммерческий директор AS Dvigatel Александр Крутов заверил корреспондента "Эксперта С-З", что перспективы для компании открываются очень серьезные.

Контроль и контрабанда

На Калининградской области расширение ЕС начало сказываться задолго до вступления новых стран в Евросоюз. Так, в середине 2003 года фактически закончился безвизовый проезд из анклава на основную территорию РФ и обратно: для пассажиров введены упрощенные транзитные документы. Вследствие этого наблюдается некоторое перераспределение пассажиропотока от железнодорожного транспорта к авиационному: в первом квартале 2004 года самолетами летала почти половина пассажиров, тогда как год назад - только треть.

Больше всего расширение ЕС повлияло на калининградский рынок грузоперевозок (подробнее мы напишем об этом в одном из следующих номеров). Закономерное снижение грузооборота Калининградского порта произошло еще до "часа Х" - от одного только ожидания участниками рынка вступления Литвы и Польши в Евросоюз. А когда "час Х"

(1 мая) наступил, его даже не заметили, в мае снижения грузооборота не наблюдалось.

Почти весь грузовой транзит на калининградском направлении сегодня регулируется нормами ЕС. Введен запрет на ввоз некоторых видов минеральных удобрений. Ужесточились ветеринарные требования к перевозке грузов животного происхождения. Как и у всех новых членов ЕС, расширен перечень товаров, подлежащих ветеринарному контролю. Стал более жестким и к тому же платным фитосанитарный контроль. Все эти новшества увеличили время простоя грузовых поездов на приграничных литовских станциях. С середины мая проблема приобрела хронический характер. В среднем сроки транзита по Литве увеличились до двух, а в ряде случаев и до трех суток. В результате в мае значительно снизились темпы роста объемов перевозок на Калининградской железной дороге.

Требования к автоперевозчикам также ужесточились - средняя стоимость грузового транзита через Калининградскую область автомобильным транспортом повысилась в два раза.

После вступления Литвы и Польши в ЕС в этих странах в два-три раза поднялись цены на табачные изделия. В результате Калининградская таможня отмечает значительное увеличение контрабанды сигарет. По данным пресс-службы СЗТУ, иногда за несколько суток бывает изъято до 2 тыс. незадекларированных пачек сигарет.

Цены выросли

Если описанные выше явления затронули лишь отдельные группы населения стран Балтии, то одну перемену почувствовали все - общий рост цен. В Литве, например, майская инфляция составила 1,5%, что для страны, которая уже два года подряд дефлирует, стало неприятной неожиданностью и вызвало всеобщую озабоченность и злорадные комментарии со стороны евроскептиков. Специалисты, впрочем, давно это предсказывали. Они приводили целый ряд факторов. Тут и исчезновение европейских экспортных субсидий на поставляемые в регион товары, и ликвидация существовавших в странах Балтии налоговых льгот на отдельные товары и услуги.

Во всех трех странах на общий уровень потребительских цен заметно влияет подорожание моторного топлива (вызванное, как уже упоминалось выше, приведением ставок акцизов в соответствие с евростандартами). В первую очередь это повлияло на повышение стоимости пассажирских перевозок. В течение трех недель о подорожании проездных билетов на 15-20% в Эстонии объявили все автобусные фирмы, осуществляющие междугородные и международные перевозки. Проезд в муниципальном автотранспорте Таллина и многих других городов Эстонии подорожал еще раньше. Постепенно из-за роста транспортных издержек стали подниматься цены и на потребительские товары.

Скачкообразно повысились цены на товары и услуги в тех сферах, где радикально изменилось налоговое (акцизное, таможенное) регулирование. Так, властям Литвы с 1 мая по требованию ЕС пришлось отменить льготный 9%-ный НДС на отопление квартир и нулевой НДС на памперсы, заменив их на "нормальный"18%-ный. Был введен и 5%-ный НДС на фармацевтическую продукцию, в результате медицинские услуги и товары подорожали в Литве в среднем на 2,5%. Также стало значительно дороже страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств. В соответствии с требованиями Евросоюза величина страховой премии выросла в 10 раз (до 600 тыс. евро), чтобы страховка могла действовать на всей территории ЕС. Ходили слухи, что страховые взносы в результате вырастут в три-четыре раза, но на практике в мае они в среднем увеличились примерно на 74%. Что, конечно, тоже ощутимо.

Литовские власти пытаются смягчить последствия роста цен для населения. Так, чтобы как-то сгладить скачок стоимости автострахования, Минфин предложил в три раза - с 15 до 5% - уменьшить обязательные отчисления в финановые резервы от страховых взносов клиентов, таким образом стимулируя снижение самих взносов. А чтобы нейтрализовать социально-болезненное повышение стоимости отопления и памперсов, правительство решило при уточнении бюджета выделить на компенсации соответственно 5 млн и 40 млн литов. Кроме того, премьер заверил, что в ближайшее время будут на 6-8% повышены (в среднем до 400 литов) пенсии, а также увеличены на 100 литов в месяц выплаты семьям, имеющим детей в возрасте до семи лет, и на 30 литов в месяц - дотации на питание учащимся из семей с низкими доходами.

По мнению аналитика Hansabankas Видмантаса Шафериса, двухлетнее падение цен в Литве не могло продолжаться после вступления страны в ЕС - цены должны были начать подстраиваться под среднеевропейский уровень. Впрочем, как считает эксперт, цены не могут расти в отрыве от доходов, и конкуренция расставит все по своим местам.

Правда, это не относится к монопольным секторам, особенно связанным с импортом. "В связи с вхождением стран Балтии в Евросоюз мы будем подтягивать наши цены к соответствующему уровню", - заявил 15 июня на брифинге в Москве заместитель председателя правления ОАО "Газпром" Александр Рязанов. По его словам, сейчас стоимость поставок газа в балтийские страны варьируется в диапазоне 80-85 долларов за 1 тыс. кубометров, хотя Польша уже платит за него более 120 долларов. Так что прибалтам следует ожидать 50%-ного подорожания российского газа.

Проблемы обострились

Присоединение стран Балтии к Евросоюзу повлияло также на развитие некоторых ранее начавшихся процессов.

В мае в Литве резко подскочили цены на мясо, особенно на говядину (на 20-25%). В стране, где всегда было перепроизводство продуктов животноводства, для многих это стало неожиданностью, а евроскептики не упустили случая приписать эту неприятность тлетворному влиянию еэсовских порядков. Между тем, по мнению президента Ассоциации мясопереработчиков Литвы Аудрюса Рудиса, подорожание закономерно. Дело в том, что вследствие происходившей два последних года дефляции и хронического перепроизводства молока, закупочные цены на говядину упали до такого уровня (в живом весе - до 1,6-1,7 лита за кг), что держать скот стало невыгодно. Еще до вступления в ЕС начался массовый забой и вывоз живой скотины за рубеж (главным образом в Польшу). В конце концов в стране стал возникать дефицит, что неизбежно привело к росту цен на мясо. Этот рост усилился после 1 мая потому, что в Евросоюзе цены на говядину сегодня в 1,6 раза выше, чем в Литве.

По этой причине литовская говядина стала весьма конкурентоспособной на внешнем рынке. Так что, по мнению Рудиса, повышение государственных субсидий (до 500 литов на бычка) должно выправить положение - фермеры вновь будут заинтересованы в увеличении поголовья скота. Впрочем, литовские экспортеры вынуждены поднимать свои цены до тех пор, пока они не достигнут хотя бы 90% от евросоюзного уровня, так как иначе их обвинят в демпинге. Ну, а экспорт потянет за собой и рост внутренних цен.

Таллин - Вильнюс - Калининград - Санкт-Петербург