Протестный рикошет

Тема недели
Москва, 18.10.2004
«Эксперт Северо-Запад» №39 (196)
Итоги первого тура парламентских выборов в Литве показали: постсоветский электорат действует назло любой власти, в том числе той, что добивается заметных успехов в экономике

Четвертый раз в истории независимой Литвы прошли парламентские выборы, вернее, их первый тур. В республике действует смешанная система голосования: кандидатов выбирают по партийным спискам и одномандатным округам. Если "партийная" часть кампании завершилась, то одномандатников будут еще довыбирать 24 октября. Таким образом, пока не сформирована почти половина состава Сейма - на этом основании литовский премьер-министр Альгирдас Бразаускас заявил, что главная борьба еще впереди. Возможно, впрочем, что Бразаускас выдает желаемое за действительное.

Предварительные итоги

По предварительным результатам, в Сейм попали 6 из 20 партий, участвовавших в выборах, и первое место заняла Трудовая партия (ТП) литовского предпринимателя русского происхождения Виктора Успаских - она получила 28,6% голосов избирателей, что стало сенсацией для внешних наблюдателей. Правящая пока коалиция в составе Социал-демократической партии (СДП) во главе с Бразаускасом и "Нового союза" (социал-либералы) оказалась на втором месте (20,6% голосов). Далее следуют консерваторы ("Тевинес саюнга") (14,6%), а также коалиция из пяти политических организаций, возглавляемая свергнутым президентом республики Роландасом Паксасом, и Союз либералов и центристов. Замыкает список коалиция Казимеры Прунскене.


Виктор Успаских

Правящая коалиция собрала больше голосов, чем ожидалось. Опросы накануне выборов показывали, что блок Бразаускаса - Паулаускаса отстает от Трудовой партии (отрыв - более половины голосов). Таким образом, полученный результат несколько ободрил литовского премьера и его союзников. Однако, как бы то ни было, эти игроки оттеснены на второй план, то есть потерпели хоть и не сокрушительное, но поражение.

Почему? Это интересный вопрос - ведь правящая коалиция за последние годы добилась в социально-экономической сфере результатов, к которым ни один предшествующий кабинет министров не мог и приблизиться. Получается, что эффективная работа отнюдь не гарантирует правительству симпатий населения.

Одни успехи

О том, чего добилось правительство, свидетельствуют итоги прошлого года - они приведены в докладе Альгирдаса Бразаускаса, посвященном его трехлетнему пребыванию у власти. Рост ВВП - 9,7%, сопровождаемый дефляцией (-1,3%), рекордный среди десяти стран - новых членов Евросоюза. При этом объем реализации промышленной продукции вырос на 16%, строительства - на 16%, розничной торговли - на 14,3%, экспорта - на 8,7% при росте импорта на 4,9%.

Лакмусовой бумажкой экономического роста является развитие транспортной сферы. По итогам 2003 года железнодорожники Литвы увеличили грузооборот на 18% и достигли уровня перевозок (43,4 млн тонн), рекордного за весь период независимости Литвы. Инвестиции в модернизацию транспортной инфраструктуры выросли в 2003 году на 35% по сравнению с 2002 годом и в 2,1 раза - к уровню 2001-го, их объем оказался весьма внушительным - 780 млн литов (1 евро - 3,45 лита).

Благодаря смене собственника нефтекомплекса Литвы (при Бразаускасе в нефтяную отрасль республики вместо американской компании Williams International пришел ЮКОС) перевалка нефти через Бутингский терминал увеличилась на 77% и достигла практически предельной мощности - 10,7 млн тонн. Экспорт электроэнергии в республике увеличился на 11%, составив 7,5 млн кВт.ч. Столь активный рост экономики благотворно сказался на состоянии финансов - впервые за долгие годы перевыполнен план по доходам в госбюджет.

Правда, в аграрном секторе ситуация не столь благоприятна: рост объема закупки живого скота на 28% и производства мяса на 13% является одним из следствий падения закупочных цен на молоко - в результате скот стали сдавать на бойни. Однако в этом году ситуация быстро меняется благодаря вступлению республики в ЕС: цены на мясо выросли в среднем на 20%. Кроме того, положение крестьян улучшается благодаря быстрому росту субсидий, поступающих из аграрного бюджета Евросоюза.

Оппозиция бранит социал-демократов за то, что темпы развития экономики опережают темпы роста социальных показателей. Но и здесь налицо перемены: безработица снизилась в минувшем году с 13,6 до 12,2%, а к данному моменту сократилась до 11%. Смягчились территориальные контрасты: если в начале 2003 года в стране было семь самоуправлений, где уровень безработицы превышал 20%, то в конце года остались только две "депрессивные" территории. Минимальная зарплата увеличилась с 430 литов в начале 2003 года до 500 литов в текущем году, базовая пенсия - соответственно с 147 до 172 литов. С середины текущего года выплачивается ежемесячное пособие в 50 литов на детей в возрасте от 3 до 7 лет.

Увеличение доходов населения Бразаускас проиллюстрировал такими цифрами: работников, получающих зарплату ниже 500 литов, стало меньше на 25 тыс., а число зарабатывающих от 1500 до 3000 литов выросло на 13 тыс. человек. Рост благосостояния и эффективная система жилищного кредитования способствовали тому, что объемы строительства выросли на 45%. Спрос на жилье таков, что практически все квартиры раскупаются еще на стадии строительства. В минувшем году кредиты, субсидируемые государством, получили 1,5 тыс. молодых семей. Общая сумма кредитов, выданных банками на покупку квартир и домов, увеличилась в два раза и достигла 800 млн литов.

Также стоит отметить перелом в развитии информационных технологий: инвестиции в эту сферу выросли с 2000 года в пять раз, что позволяет быстрыми темпами преодолевать отставание Литвы от других европейских стран. В частности, Интернетом к концу 2003 года пользовалось уже более четверти населения республики в возрасте старше 15 лет. В стране создано более 100 бесплатных интернет-центров.

Объем прямых иностранных инвестиций в Литву вырос в течение 2003 года в полтора раза (3927 литов на одного жителя республики). Поступления от приватизации составили 910 млн литов - больше было лишь в 1998-м. Позитивная динамика в экономической сфере сохраняется и сейчас: по разным оценкам, рост ВВП за 2004 год достиг 6,2-7%.

Отмеченные достижения не могла не заметить даже оппозиция. Лидер консерваторов Андрюс Кубилюс заявил, что правительство Бразаускаса оказалось самым сильным из всех левых кабинетов, приходивших к власти за последние 14 лет.

Ищущие маргиналы

Казалось бы, триумф левой коалиции был неизбежен. Тем временем в течение всего срока ее правления в республике появлялись новые силы, поддерживаемые опальными политиками. Причем, возникнув и еще никак себя не проявив, они быстро обретали популярность и отбирали симпатии народа у тех, кто неплохо справлялся со своими обязанностями. Не так давно такой силой стала Либерально-демократическая партия Роландаса Паксаса - после импичмента президента она, вместе с другими четырьмя политическими организациями, составила Движение за справедливую и независимую Литву. В октябре прошлого года - перед скандалом вокруг Паксаса - сформировалась Трудовая партия Успаских.

Постоянные перемены на политической карте Литвы можно было бы объяснить борьбой идеологий. Однако такая борьба отсутствует - левый блок Бразаускаса оттеснен не какой-либо правой партией, а левоцентристами, к которым относится Трудовая партия Успаских. О противостоянии национальных общин также говорить не приходится: Успаских - русский бизнесмен, но если бы за него голосовали только живущие в республике русские, он, ввиду их малой численности, не набрал бы и 10% голосов. В чем же дело?

Местные социологи, пытаясь объяснить нелогичный политический провал Бразаускаса, говорят о глубоком социальном расслоении общества. В этом обществе пока отсутствует достаточно широкий средний слой, зато остается масса неустроенных, люмпенизированных и, следовательно, недовольных властью маргиналов. Эта масса не хочет вдаваться в детали и воспринимает правящих политиков как монолитный клан с эгоистическими интересами, в котором после выборов ничто не меняется, - новую власть, по мнению неустроенных людей, представляют старые фигуры, связанные общей корыстью. Поэтому такого рода избиратели находятся в постоянном поиске новых лиц, третьей силы.

Как напоминают социологи, поиск этот начался не сегодня и не вчера, а значительно раньше - еще в 1990-е годы. Первым представителем новой силы был, кстати, нынешний спикер Сейма Артурас Паулаускас, который на президентских выборах 1996 года едва не победил Валдаса Адамкуса. Впрочем, очень скоро, создав "под себя" партию "Новый союз", он превратился во вполне традиционного - "элитного", "кланового" политика.

Затем роль нового лидера перешла к Паксасу, а позже - к Успаских. И хотя это совершенно разные по взглядам, темпераменту, жизненному опыту люди, все они - герои того электората, о котором мы говорили выше. Причем эти политики воспринимаются как "свои" независимо от исповедуемых ими идей и выдвигаемых лозунгов. Например, Паулаускас, придумавший идеологию некоего социаллиберализма, сначала упорно называл себя либералом, но основная часть его электората так же упорно видела в нем социалиста. Рано или поздно политик начинает подыгрывать избирателям, соответственно, Паулаускас довольно быстро полевел.

Однако только указанными социальными перекосами нельзя объяснить сложившуюся в Литве ситуацию. Следует учитывать, что маргинальная социальная база существует в любой стране, тем более - в посткоммунистической. По-видимому, весь вопрос в силе маргинального воздействия на политику. Здесь уже имеет значение не восприятие населением власти вообще, а особенности поведения конкретной власти. Это поведение может провоцировать перемены в составе политической элиты, что и произошло сейчас в Литве.

Провокация импичментом

В данном случае мощнейшим возмутителем спокойствия стал спровоцированный самой властью осенью прошлого года грандиозный политический скандал вокруг президента Паксаса, закончившийся первым в истории Европы импичментом. Увлеченная азартом травли "чужака" - человека, осмелившегося "играть не по правилам", политическая элита утратила всякое чувство меры и проявила себя, резко усилив негативное отношение со стороны общества. Все эти беспрецедентные по масштабам публичные демонстрации телефонных "прослушек", прямые трансляции допросов высоких госчиновников и политиков, бесконечные теледебаты выплеснули на обывателя такое количество грязи, что вызвали отторжение, тотальное восприятие власти как коррумпированного клана.

Причем выпущенный из бутылки джинн никак не хотел возвращаться обратно. И после того как Паксас был свергнут, череда скандалов продолжалась вплоть до самых выборов, когда правоохранительные органы (опять же не обошлось без записей "прослушек") заподозрили в коррупции нескольких членов Сейма. Причем виновниками оказались те, кто еще вчера с благородным гневом клеймил и свергал президента. Это усилило мнение, что все представители политического Олимпа, так называемые традиционные партии, - одного поля ягоды.

Создалась ситуация, когда сам факт пребывания во власти стал негативным признаком для значительной части общества, а удаленность от властных структур - плюсом. Скандалы увеличили число недовольных властью - многим не нравится, когда стая нападает на одного. Динамика рейтингов на протяжении последнего года - подтверждение этому: чем активнее те или иные политики и партии нападали на экс-президента, тем ниже опускались их рейтинги, и все эти минусы превращались в плюсы для Успаских и его партии.

Разумеется, что успех Трудовой партии и ее лидера объясняется и тем субъективным вкладом, который был сделан благодаря таланту, организаторским способностям и конкретным лозунгам новичка. Однако это отдельная тема. Если же посмотреть с другой стороны - почему терпит поражение правящая и, напомним, эффективно работающая коалиция, - то приходится признать, что это рикошет, следствие напряжения, возникшего в ходе нынешней ситуации. Эмоции сильно ослабили рациональность восприятия и оценок, затмили успехи, усилили общий негативный фон.

Впрочем, пока нет веских оснований утверждать, что социал-демократия в Литве, проиграв на выборах, потерпела поражение. Во-первых, как мы отмечали в начале статьи, победили левоцентристские, а не правые силы. Во-вторых, уже начавшиеся маневры по поводу возможных послевыборных коалиций свидетельствуют о целой россыпи вариантов, практически в каждом из которых присутствие соцдемов неизбежно. Есть, правда, одно исключение - если Трудовая партия наберет простое большинство мест в Сейме и в одиночку будет формировать правительство. Но это маловероятно.

Вильнюс

У партнеров

    Реклама