Знать, чтобы управлять

Полноценная экономическая политика, предполагающая достижение стратегических целей, невозможна без качественного, основанного на современных методиках мониторинга рынков, отраслей, компаний etc. Ни в Петербурге, ни на Северо-Западе такого мониторинга нет

В процессе подготовки материала о проблеме выделения пятен под застройку в Петербурге мы столкнулись с парадоксальной ситуацией. Хотя все, в том числе и чиновники администрации Петербурга, признают чрезвычайную важность для города нормализации положения на строительном рынке, само это положение по-настоящему, с нужной степенью детализации, неизвестно никому.
Владимир Грязневич

Сотрудники городского Комитета по строительству специально для нас срочно посчитали число выделенных в разные годы участков, количество квадратных метров жилья, которое может быть на них построено. Ввиду срочности заказа более сложные показатели (сроки освоения пятен, роль причин задержек освоения, степень влияния на рынок проблемы "замороженных" пятен и т.д.) определить не удалось. В комитете не смогли подсчитать количество случаев, когда срок изыскательских работ нарушался из-за проволочек в согласующих инстанциях, а когда - по вине строителей (по причине их недостаточной гибкости или желания сделать запас пятен). Причем именно опасения, что земельные участки будут "заморожены" или станут предметом спекуляций, а город потеряет рычаги влияния на инвесторов, определяют нежелание администрации предоставлять землю в собственность! А по 2001 году не удалось получить даже базовое количество выданных пятен.

Компенсировать нехватку информации, по существу, нечем - бизнес тут помочь не может. Строительные компании ведут, конечно, свой учет, а некоторые обзавелись аналитическими подразделениями. Однако частным образом собрать полные данные о полученных от города пятнах и ходе их освоения невозможно - компании неохотно делятся такой информацией. К тому же компаний много и опрашивать всех дорого и утомительно.

С подобной ситуацией мы сталкиваемся часто. Бывают случаи еще более очевидные, чем описанная выше история со строительным рынком. Так, информации о рынке грузоперевозок (официально его называют "транспортным рынком", что некорректно) в Петербурге еще меньше и собрать ее еще сложнее. Этот рынок закрыт в гораздо большей степени, чем строительный, особенно та его часть, которая связана с автомобильными грузоперевозками. В петербургском отделении Российской транспортной инспекции (надзирает за автоперевозчиками и выдает им лицензии) мне честно признались, что у них нет даже более или менее полного списка основных (по объему перевозок) участников рынка. А официальные статданные об объемах грузоперевозок составляются главным образом на основании сведений таможенников об экспортно-импортных операциях. Внутрироссийские же перевозки - это terra incognita. Стоит ли говорить, что сами перевозчики на интервью ведут себя как партизаны на допросе. Между тем Петербург позиционируется как "окно в Европу" - один из крупнейших российских центров транзитных грузоперевозок; на этом рынке в значительной степени держится экономика города.

В администрации Петербурга нет достаточной, даже для наших чисто журналистских целей, информации по товарным рынкам. Даже по таким, где город выступает участником (имеет ГУПы или доли и акции предприятий): грузоперевозочному, книготорговому, издательскому, аптечному, гостиничному, туристическому и т.д. Непонятно, как можно грамотно управлять работающей на рынке госсобственностью, не зная этого рынка. И уже совершенно недопустимо отсутствие качественной аналитики в сферах, где команда Валентины Матвиенко затевает радикальные реформы. Строительный рынок - наиболее яркий пример такого рода. По-видимому, похожая ситуация имет место и на рынке ЖКХ.

Государство должно осуществлять мониторинг состояния дел во всех сферах, которые регулирует. Подробная информация (как фактическая, так и аналитическая) априори должна быть в отраслевых комитетах, ибо без нее невозможно не только составить квалифицированные прогнозы развития рынков, но, что еще важнее, оценить качество госрегулирования - чтобы грамотно вносить коррективы в проводимую политику.

При отсутствии качественной информации выполнение стратегических задач отдается на волю провидения. Но тогда это уже не экономическая политика, а стрельба вслепую. Именно в этом заключается одна из основных причин неэффективности нынешней власти в России. И никакое укрепление "властной вертикали" тут не поможет.

Между прочим, Министерство экономики, торговли и производства Японии важнейшим направлением своей деятельности считает информирование общества о состоянии экономики страны и мира, освещение текущей ситуации в отраслях, компаниях и на рынках. Министерство создало чрезвычайно разветвленную систему предоставления информации гражданам и компаниям. И эта система общедоступна - бесплатна и проста для пользователей. Такая точка зрения власти на свою роль в экономической жизни страны представляется разумной и достойной всяческого подражания.

В России ничего подобного нет. У нас не ведется систематического научного изучения экономики (существует только формальная статистика, пригодная лишь для макроэкономического финансового анализа). Более того, к подобной информации государство относится как к коммерческому продукту - Государственный комитет статистики требует деньги (и немалые) за любые сведения, превышающие минимальный объем, установленный для кратчайших официальных сводок. Впрочем, даже за деньги у Госкомстата качественную информацию невозможно получить.

Наш Комитет экономики выкручивается путем заказа мониторинга рынков у исследовательских фирм, но делает это нерегулярно и бессистемно. Между тем этим надо заниматься осмысленно, целенаправленно и систематически. Петербургу (и шире - Северо-Западу) нужен бюджетный научно-исследовательский институт, специализирующийся на изучении экономики города. Его можно создать, например, на основе Леонтьевского центра. В отличие от традиционных постсоветских НИИ, этот институт следует четко ориентировать на цели современной городской политики. И он должен жестко отвечать за результаты своих исследований и прогнозов.