За деревьями леса не видать

Москва, 20.12.2004
«Эксперт Северо-Запад» №48 (205)
Без масштабных инвестиций лесная отрасль Архангельской области не сможет выйти на траекторию устойчивого развития

В свое время Архангельская область очень гордилась званием "всесоюзной лесопилки" и "валютного цеха страны". Сегодня пафоса поубавилось, хотя лесопромышленный комплекс (ЛПК) в структуре экономики региона занимает почти 50%-ную долю; примерно столько же получает от многочисленных лесных предприятий областной бюджет. Наконец, в этой отрасли занята практически половина работающих в областной промышленности.

Архангельский ЛПК - российский леспром в миниатюре - как структурно (в регионе представлены практически все имеющиеся в России лесные отрасли - от лесозаготовки и производства пиломатериалов до почти полной продуктовой линейки отечественной целлюлозно-бумажной промышленности), так и системно (леспром в целом, и вместе с ним архангельский ЛПК, находятся в затяжном кризисе, отдача от отрасли несопоставимо ниже ее потенциала).

Острая зависимость экономики региона от ЛПК (в отличие от незначительного влияния леспрома на экономику страны) делает все проблемы болезненными. Это позволяет большинству экспертов и лесопромышленников области утверждать, что именно ситуация в ЛПК является индикатором эффективности управления областной экономикой.

Базовые условия

Сегодняшняя структура архангельской лесной отрасли была предопределена, что называется, природой и советской властью. Гигантские запасы древесины (сегодня они оцениваются в 2,5 млрд кубометров) в основном состоят из хвойных пород, считающихся наиболее ценными для производства досок и прочих пиломатериалов, а также целлюлозы и картона. При этом Архангельская область хоть и находится, в отличие от Карелии, относительно далеко от границ с Европой, но зато имеет прямые и короткие выходы к морю, весьма удобные пути для экспорта. Таким образом, область изначально была ориентирована на производство и экспорт пиломатериалов и продукции целлюлозно-бумажной промышленности (ЦБП) на западные рынки. Отметим, что и сегодня необработанный круглый лес экспортируется из области в очень небольших объемах (в целом его доля не превышает 10%).

Основу областного леспрома составляют построенные в советское время предприятия. Лесопереработка сконцентрирована в Архангельске и Онеге. Крупнейшими считаются архангельская группа "Соломбальский ЛДК - лесозавод 3", а также холдинг " Онежский ЛДК" (входит в петербургский концерн "Орими"). Кроме того, в Архангельске располагаются целлюлозно-бумажные комбинаты: небольшой Соломбальский ЦБК и один из самых крупных на Северо-Западе Архангельский ЦБК (с прошлого года его контрольным пакетом владеет австрийская компания Pulp Mill Holding; предприятие также связано с архангельской группой компаний "Титан"). На юге области расположен Котласский ЦБК (принадлежит петербургскому холдингу " Илим Палп Энтерпрайз"), входящий в пятерку крупнейших ЦБК России. На базе перечисленных предприятий образовались вертикально-интегрированные структуры, замкнувшие на себя всю производственную цепочку - от лесозаготовки до сбыта, а некоторые - и транспортировку своей продукции на западные рынки. В целом ЛПК Архангельской области насчитывает около 120 крупных и средних предприятий.

Региональные власти (и прежняя администрация, и нынешняя) любят повторять: от общероссийских объемов производства на долю Архангельской области приходится 11% деловой древесины, 12% пиломатериалов, 33% товарной целлюлозы и 30% бумаги и картона. В объеме российского экспорта доля области занимает 20% пиломатериалов и 30% целлюлозно-бумажной продукции. Если учесть, что на протяжении последних лет расчетная лесосека области - примерно 2,8 млн кубометров - осваивается едва ли наполовину (впрочем, и это неплохой результат - в России показатель не превышает 20%), можно предположить, что потенциал роста далеко не исчерпан.

Деревянные качели

Результатами деятельности ЛПК в области недовольны ни власти, ни сами лесопромышленники. По большому счету, в течение последних лет комплекс находится где-то между коллапсом и стагнацией. При этом если ЦБК демонстрируют пусть небольшой, но все же ежегодный прирост в пределах 3-5%, то остальные представители отрасли, особенно в лесозаготовке, с каждым годом снижают показатели своей работы. Аналогична ситуация и во всем российском леспроме, который также в последние годы "вытягивает" целлюлозно-бумажная промышленность.

Основные проблемы отрасли, ключевой для Архангельской области, идентичны тем, что не дают расти российскому леспрому. Это и устаревшая производственная база (в архангельском ЛПК износ основных фондов составляет около 70%), и проблема лесных дорог (лес вблизи транспортных магистралей практически полностью вырублен, а к неосвоенному лесному фонду невозможно добраться), и низкая производительность труда.

Причины такого положения вещей тоже общеизвестны: отсутствие адекватной тарифно-таможенной политики, не закрепленные на законодательном уровне правила распределения участков лесфонда в аренду и малые ее сроки, что, по мнению многих, не благоприятствует притоку инвестиций в строительство дорог к делянкам. Впрочем, государство всегда признавало назревшую необходимость реформ в некогда важной отрасли страны. Между тем по поводу последнего варианта Лесного кодекса (ЛК) все еще идут ожесточенные баталии, хотя, вероятнее всего, главный лесной закон страны все-таки будет принят, что позволит снять часть накопившихся проблем.

Каждый за себя

Но это проблемы федерального уровня, а центр, судя по всему, не считает отрасль приоритетной, во всяком случае - пока. Повлиять на их разрешение региональные лесопромышленники и власти лесных регионов могут только объединившись, а этого как раз и не происходит. Одна из причин - лесная отрасль, в отличие от многих других, сама по себе далеко не консолидирована. Слишком разные интересы у игроков: у лесозаготовителей свои законы и требования, в целлюлозно-бумажной промышленности - свои, а производители пиломатериалов вряд ли в полной мере поймут экспортеров "кругляка".

Получается, что лесные регионы, особенно граничащие друг с другом, имея схожие проблемы, скорее конкуренты, чем союзники. "Единой государственной стратегии развития леспрома, о необходимости которой уже столько сказано, мы пока так и не увидели: одни метания из крайности в крайность, - говорит директор по развитию группы компаний "Титан" Наталья Пинягина. - Не зная, какую цель преследует в лесу федеральный центр, и власти на местах также невнятно формулируют свои лесные идеи". О важности единой и понятной для всех игроков отрасли государственной политике говорит и Дмитрий Чуйко, директор по развитию лесного бизнеса "Илим Палп Энтерпрайз". Неофициально поддержал экспертов в беседе с корреспондентом "Эксперта С-З" и высокопоставленный чиновник департамента ЛПК администрации Архангельской области.

У федерального центра до леспрома, возможно, руки не доходят, но для лесной Архангельской области, такое пренебрежение выглядит по меньшей мере странно. Впрочем, нельзя сказать, что новая архангельская власть не понимает стратегической важности отрасли для развития региона. В беседе с корреспондентом "Эксперта С-З" губернатор Николай Киселев заявил: "Мы совместно с департаментом ЛПК, лесопромышленниками и учеными-лесохозяйственниками сейчас разрабатываем программу развития ЛПК области до 2015 года".

"Главная цель, которую мы преследуем, - повысить налоговую отдачу от ЛПК области, - пояснил губернатор. - Отдача сокращается, в том числе из-за использования искусственных банкротств, схем оптимизации налогов и т.д. Также необходимо снизить монопольную зависимость леспромхозов, входящих в вертикально-интегрированные холдинги, от головной компании. С одной стороны, интеграция леспромхозов в холдинги позволяет предприятиям снизить издержки и получить современную лесозаготовительную технику. Но наряду с плюсами есть и минусы: ценовая политика головных компаний нередко ставит леспромхозы на грань банкротства".

Здесь стоит отметить, что неинтегрированных крупных леспромхозов в области практически не осталось, и их объемы заготовки древесины с каждым годом снижаются. Львиную долю лесозаготовок (с небольшим приростом) обеспечивают как раз входящие в холдинги леспромхозы. Кстати, современные лесные архангельские холдинги практически повторяют советскую модель кооперации между лесными предприятиями области. В конце 1990-х большинство ушедших в свободное плавание компаний были приобретены тем или иным холдингом для одной цели - гарантированных поставок сырья на свои перерабатывающие предприятия. Что касается закупки современной лесозаготовительной финской и шведской техники (форварды и тимберджеки), то пока это сделал только один независимый лесозаготовитель, частный предприниматель из Устьянского района области Владимир Буторин (см. "Эксперт С-З" 18 от 17-23 мая 2004 года).

Впрочем, главная идея, высказанная архангельским губернатором, заключается не в борьбе с холдингами. "Необходимо внедрять и развивать производства новой продукции из леса, более глубокого передела, а значит, с более высокой добавленной стоимостью. В частности, клееных мебельных щитов, клееного бруса и щитовых панелей для малоэтажного строительства, фанеры, многих и многих других направлений. Для этого надо привлекать новых инвесторов", - подчеркнул Николай Киселев.

Лесные мифы

Глубокая переработка древесины дает не только более высокую добавленную стоимость, но и позволяет эффективно использовать лес. А он, по данным как экологических организаций и ученых профильных НИИ, так и западных, например, скандинавских лесопромышленников, в России используется неэффективно. Как однажды отметил в разговоре с корреспондентом "Эксперта С-З" директор Северного НИИ лесного хозяйства (Архангельск) Рудольф Сунгуров, "треть заготовленной древесины вообще идет на "дрова", а это недопустимо. На Западе из каждого срубленного дерева стараются извлечь максимум пользы".

По расчетам ученых, многомиллиардные запасы леса в России - по большому счету, миф. И в частности, по оценкам специалистов, те же 2,5 млрд кубометров архангельских лесов на самом деле не внушают большого оптимизма.

"Как показывают расчеты, в Архангельской области сокращаются высокопродуктивные леса в экономически доступных районах заготовки, кроме того, все больше выявляется больных и сухостойных лесных массивов. А болеют они в том числе из-за плохого ухода. Наконец, все отчетливее видно замещение хвойных лесов лиственными породами, к примеру, не особенно экономически ценной березой. По большому счету, запасы пригодной для производства пиломатериалов сосны составляют всего 20% от общей расчетной лесосеки, запасы ели - 35%. Если срочно не принять меры, через несколько лет в Архангельской области нечего будет рубить", - констатирует Наталья Пинягина. Как писал не так давно "Эксперт С-З", бум финских и шведских инвестиций в ЛПК Северо-Запада вызван в ряду других причин угрозой сокращения сырья для скандинавских предприятий в результате неправильного лесопользования в России.

Впрочем, притока больших инвестиций в Архангельскую область со стороны как западных, так и российских инвесторов не наблюдается. И в этом плане в регионе отражается общероссийская ситуация: в основном инвестируют крупные и средние областные лесопромышленники. Так, Соломбальский ЛДК реализует проект по созданию мощностей для производства клееных мебельных щитов и древесноволокнистых плит MDF. Группа "Титан" осенью этого года полностью перевооружила свой лесозавод 25 в Архангельске, внедрив одну из последних западных технологий производства экспортных материалов. Это значительно повысит качество выпускаемой продукции.

Время, когда архангельские пиломатериалы были конкурентоспособны на западных рынках исключительно за счет более низкой цены, по мнению экспертов, заканчивается. "Илим Палп" планирует построить на промплощадке Котласского ЦБК лесозавод по производству современных европейских пиломатериалов мощностью 400 тыс. кубометров в год. Как отмечают представители "Илим Палпа", задержка реализации этого проекта связана с недавно исчерпанным корпоративным конфликтом между петербургской компанией и холдингом "Базовый элемент". Специалисты считают, что конфликты, происходящие в отрасли, являются одной из главных причин снижения инвестиционной привлекательности отечественного леспрома.

Архангельск - Санкт-Петербург

Структура лесопромышленного экспорта Архангельской области в 2002-2003 годах

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №48 (205) 20 декабря 2004
    Филантропия
    Содержание:
    Реклама