Формула удачи

Спецвыпуск
Москва, 20.12.2004
«Эксперт Северо-Запад» №48 (205)
Удача - то, что дается, но не каждому. Терпение, воля, ответственность - три ее составляющие. За их отсутствием удача не имеет смысла

Редко кому удается совершить две равнозначные карьеры за одну жизнь. И уж совсем редко выдающиеся спортсмены становятся руководителями крупных банков. Слишком разные для человека сферы. Единственное, что их, наверное, объединяет, - качества, необходимые для достижения успеха. Об этом можно судить, по крайней мере, по одному из наиболее успешных банкиров Санкт-Петербурга - Александру Пустовалову. Многократный чемпион СССР, Европы, обладатель Кубка мира. В 1992 году он был признан лучшим спортсменом города, несмотря на то что его спорт - спортивная акробатика - не является олимпийским и никогда не привлекал особого внимания СМИ. Через год Александр Пустовалов пришел в Промышленно-строительный банк в качестве практиканта. Еще через девять лет стал председателем правления ПСБ. Сегодня же спорт вместе со старыми друзьями вновь возвращается в его жизнь - но уже в новом качестве.

- До того как сделать успешную карьеру в бизнесе, вы уже имели за плечами блестящую карьеру в спорте. Интересно, что многие современные топ-менеджеры также активно занимались спортом, прежде чем достичь успеха в деловой сфере.


Александр Пустовалов

- В моем понимании это не спорт, а физкультура.

- Почему?

- То, чем они занимались в прошлом и занимаются в настоящем, - не спорт, а увлечение. Когда я говорю "спорт", то имею в виду серьезный уровень с опытом выступлений на чемпионатах, когда с утра до ночи вкалываешь до полного истощения, до тех пор, пока можешь стоять на ногах. И так каждый день, без выходных. Спорт вообще опасная вещь. Я бы не стал утверждать, что он позволяет улучшить здоровье или помогает стать хорошим бизнесменом.

- Тем не менее спорт сильно повлиял на вашу судьбу.

- В первую очередь на мою судьбу повлияли родители. Именно они воспитали во мне основные человеческие качества. Затем идет спорт, который сделал меня трудолюбивым и целеустремленным человеком. И наконец, профессиональные качества были заложены в университете, который дал мне в профессиональном смысле самое главное - научил учиться.

Спорт, безусловно, во многом сформировал мой характер. Я отдал спортивной акробатике 28 лет. Спорт никак не покалечил меня физически, однако в спорте существуют не только физические травмы, но и моральные, и они могут серьезно изменить вашу жизнь. Спорт - это самая жесткая жизнь, поэтому очень многие ломаются и не выдерживают морально. Тот, кто выдерживает в этой борьбе, меняется на всю оставшуюся жизнь. Это произошло и со мной. С некоторых пор для меня вся моя жизнь стала спортом. Теперь я живу по принципу: что бы я не делал, должен делать это лучше всех. Что очень непросто.

- То есть вы человек амбициозный?

- Спорт без амбиций невозможен. Вам расскажу такую историю. Мы тренировались на одной базе вместе со спортивными гимнастами - мы буквально жили все вместе. И был такой гимнаст, Валерий Люкин - безусловно, великий спортсмен. Так вот он мне как-то сказал, что в спорте есть только одно место - первое, больше никто никогда ни за какое другое место не соревнуется. И проверить это очень просто. Вы знаете, кто такой Валерий Люкин?

- Честно говоря, не знаю.

- Серебряный призер Олимпийских игр 1988 года, а золотым тогда был Дмитрий Белозерчев.

- Да, его знают все.

- На этой же самой Олимпиаде Люкин, которого вынесли с порванными связками на помост, с тяжелейшей травмой занял второе место. Он - великий гимнаст, но он был вторым. А теперь назовите мне одного призера олимпийских игр, но не первого, а второго.

- Так никого не вспомню.

- И жизнь так забавно устроена, что второй может оказаться на самом деле более достойным. Например, спортивная акробатика - один из субъективных видов спорта: засудить можно кого угодно. Но что такое спорт в чистом виде - есть только первое место, остальное никого не интересует. Обязательно быть лучшим везде и во всем.

- В бизнесе в этом смысле гораздо проще. Второе место на рынке - вполне достойное.

- Совершенно верно. Повторюсь еще раз: на мой взгляд, спорт - это самая жесткая жизнь. Он гораздо жестче, чем бизнес.

- Вы ведь пришли в бизнес, когда находились на пике своей спортивной карьеры...

- Я пришел в банк, когда учился на третьем курсе университета. Мой научный руководитель, будучи знаком с одним из топ-менеджеров банка, привел меня на практику. Я довольно долго работал в качестве практиканта, но постепенно работа увлекла и стала вытеснять спорт. Так вот, тогда я показывал очень хорошие результаты. А моим заключительным соревнованием был открытый чемпионат Англии в 1998 году, который мы с моей партнершей Викторией Савельевой с успехом выиграли.

- В бизнесе ваша карьера сложилась, но гораздо быстрее.

- За плечами уже был спорт, было твердое сознание, что нужно быть лучшим, поэтому многое понималось легче. Кроме того, я пришел в банк в тот момент, когда моя специальность оказалась востребованной. Она была абсолютно новой. Мне просто повезло: так сложилось, что я выбрал специальность, которая оказалась необходима в банковском деле, и она пришла в банк именно вместе со мной.

- И какая же это специальность? И как вы так точно угадали с ней?

- Тут опять помог спорт. Когда я заканчивал школу, то не был круглым отличником, но учился достаточно хорошо. Когда встал вопрос, куда пойти учиться, было ясно одно: я должен учиться в лучшем вузе этого города. В школе я очень любил математику и обязательно хотел, чтобы моя профессия была связана с математикой. И тут возникла проблема. Лучший вуз - это университет, а математический факультет находится в Петродворце, то есть и учиться, и заниматься спортом я бы не смог - физически не успевал. Тогда я взял список всех специальностей университета и посмотрел, в какой из них больше всего математики, никаких других соображений не было. Так и нашел свою специальность - экономическая кибернетика на экономическом факультете. И практически случайно стал экономистом. В этой специальности меня радовал тогда лишь огромный объем математики.

- Трудно представить, что все решила лишь модная специальность.

- Когда я пришел в банк, был молодым и дерзким. Представьте, руководители банка, гуру, говорили: "Будет так!" А я их спрашивал: "Почему?" Кроме меня, почему-то, никто не спрашивал. И хотя у них был большой опыт, они были не готовы отвечать на этот вопрос, а во мне сидела эта математика, мне был важен вопрос "почему". Мне был важен процесс, и я начал математически его моделировать. А дальше все закрутилось, завертелось. Конечно, мне повезло - повезло с университетом, повезло со специальностью, повезло со спортом, а главное - повезло с людьми, которые меня окружали.

- Интересно, акробатика имеет в себе какие-то специфические черты, которые вам пригодились в карьере?

- Не знаю. В акробатике главное - координация, акробатику еще называют королевой риска. Большое количество прекрасных, одаренных спортсменов разбивались на моих глазах. К счастью, я отделался мелкими травмами. Но некоторые закончили в инвалидных колясках. Это касается, конечно, спорта высших достижений. Акробатика - это сила, ловкость, гибкость, но в первую очередь - координация.

- А фантазия там допускается?

- А как же! Без фантазии первым не станешь.

- Странно, я думал, что все построено на чистом расчете.

- Нет, ну что вы! Поймите, чтобы быть первым, необходимо было показывать чудеса. Надо сказать, программу, которую мы показывали, до сих пор так никто и не повторил.

- Слушайте, но это полная противоположность банковской деятельности. В банковском бизнесе риск исключается начисто.

- Это ерунда, абсолютная ерунда. Есть прямая зависимость между доходностью и риском. Больше риска - больше доходов.

- Но при этом все риски просчитываются и солидные банки отказываются от высокой доходности, поскольку не хотят сильно рисковать.

- Это верно, вы правы. В этом смысле в акробатике несоизмеримо больше риска. Хотя я всегда все равно просчитывал максимальную степень риска, последствия которого мог бы исправить. С этой точки зрения финансы ничем не отличаются от акробатики.

Знаете, мне спорт дал, наверное, одно положительное качество - многие мои сверстники-спортсмены были физически подготовлены лучше меня, превосходили меня по многим параметрам, и у меня было только одно преимущество: я всегда чувствовал себя членом команды, они же, даже если работали в паре, работали индивидуально. А в этом случае, даже если вы хороший спортсмен, но не имеете чувство команды, вы проиграете.

Единственное, что меня иногда подводило, - мой характер: я ужасный холерик и, соответственно, страшный мандражист. Сколько соревнований запорол из-за своего волнения перед выступлением! Огромное количество! Мы были, безусловно, лучшей парой, но из-за волнения часто проигрывали. И только со временем я понял, что волнение может помогать, поверил в это и стал выигрывать.

- Чего вы боялись?

- Сложный вопрос. Поскольку я работал в смешанной паре и безопасность моей партнерши зависела от меня, ее ошибку я еще мог исправить, а вот мою ошибку уже не смог бы исправить никто. При этом я не боялся, что ошибусь, я боялся, что ошибется партнер. В этом был парадокс. Как-то раз перед соревнованиями от волнения не спал всю ночь. Утром подхожу к своему приятелю, великолепному спортсмену, более одаренному, чем я, и говорю об этом. А он мне: "Чего ты волнуешься? Боишься, что она ошибется? Так ты исправишь ее ошибку. Так?" Я говорю: "Так". - "А если она ошибется так, что исправить нельзя, значит, это неизбежно. Понимаешь?" Я говорю: "Понимаю". И вот именно поэтому я выигрывал у людей, которые думали только о себе.

- Я так понимаю, что чувство команды осталось для вас приоритетным в любой работе?

- Естественно. Умение работать в команде и чувствовать себя востребованным в команде.

- Есть тип бизнесменов, которые, наоборот, могут успешно руководить бизнесом только тогда, когда являются его владельцем. А пока владельцем не стали, у них ничего не получается.

- Как правило, это означает, что у них просто не было хорошей команды. Кроме того, такая ситуация невозможна в крупном банке, то есть в сложной структуре, когда речь идет о системном бизнесе. ПСБ - слишком сложная система, чтобы ею руководить авторитарно. Конечно, иногда хочется принимать единоличные решения, но я всегда помню, что за этим сразу последует провал, последуют ошибки, которые нельзя будет исправить.

- Неужели вам никогда не хотелось иметь свой бизнес?

- Конечно, хотелось. Но я понимал, что, возглавляя такую организацию, как ПСБ, нельзя параллельно иметь свой финансовый бизнес или участвовать в каком-нибудь сомнительном проекте, например быть совладельцем казино.

Я давно для себя решил, что мой частный бизнес может быть связан только со спортом. У меня есть важный принцип: главное - не что, а кто. Поэтому следующим шагом стало формирование команды, с которой мы могли бы вместе делать общее дело. За 28 лет в спорте у меня появилось очень много близких друзей, блестящих профессионалов. Собственно, с кем еще, как не с ними, мне было создавать спортивный клуб? Реализация идеи заняла не один год. В результате в прошлом году был открыт клуб "Формула энергии". Он не рассчитан на массового посетителя. Клиенты должны чувствовать себя комфортно. Хотя определение "элитарный" может показаться слишком пафосным, но именно таким клуб и был задуман. Он постоянно развивается, появляются новые возможности, поэтому почивать на лаврах пока рано. Впереди очень много работы. Это только начало пути.

- Послушайте, ну хоть какие-нибудь вредные привычки вам свойственны? Я знаю, что алкоголь вы не пьете.

- Конечно! За исключением алкоголя, никотина и наркотиков все остальные вредные привычки и увлечения у меня, конечно, есть. И считаю, что они только украшают жизнь!

- А хобби какое-нибудь неожиданное?

- Если учесть тот уровень моей занятости в юности и молодости спортом, а теперь в работе, то никаких хобби и увлечений, кроме спорта и работы, у меня нет и не было. Это физически и технически невозможно. Так сложилось. Чем-то необходимо жертвовать, чтобы быть лучшим. Я, надо сказать, в какой-то момент так уработался, что у меня не осталось сил отдыхать. Когда я только пришел в банк, подумал - ничего себе работа! После тех нагрузок, которые были в спорте, подумал: я вот так могу 30 часов подряд проработать - сидишь целый день на стуле и подписи ставишь. Никаких проблем.

Потом работы становилось больше. Я думал, что, став начальником, высвобожу какую-то часть времени. Черта с два, стало еще хуже. И когда дошел до точки, задал себе вопрос: а что же изменилось? А изменилось только одно - в моей жизни не стало спорта. И я понял, что пути всего два - продолжать, как есть, либо любой ценой вернуть в свою жизнь спорт. Так что в каком-то смысле все вернулось на круги своя.

- Вы говорили, что еще больше, чем спорт, на вас повлияли родители. Можете выделить какие-то главные качества, которые они сумели передать вам?

- Сложно сказать. Отец мой был человеком удивительного терпения. Очень спокойный и терпеливый человек. Это качество он пронес через всю жизнь. А мать... она - очень волевой человек...

- Терпение и воля?

- Если грубо, то - да, терпение и воля. Конечно, родители дали мне гораздо больше. Так однозначно в двух словах ответить не могу. Но если попытаться выделить главное, то, наверное, терпение, воля и еще любовь. Возможно, это моя главная удача.

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №48 (205) 20 декабря 2004
    Филантропия
    Содержание:
    Реклама