За державу обидно

Вместо того чтобы способствовать становлению отечественного капитала, российские власти, наоборот, притесняют его, уделяя запретительным мерам гораздо больше внимания, чем мерам, стимулирующим развитие бизнеса. В выигрыше - транснациональные корпорации

В начале 2005 года фонд Heritage Foundation и журнал Wall Street Journal в очередной раз подсчитали индекс экономической свободы в различных странах мира. Согласно обнародованным данным, в списке из 161 страны Россия заняла 124-е место, уступая Китаю и Руанде, и лишь слегка опережая Таджикистан и Белоруссию. По сравнению с прошлым годом наши позиции ухудшились - тогда в списке из 155 стран Россия занимала 114-е место.
Сергей Агеев

Бесспорно, этот индекс вовсе не тождественен уровню благосостояния нации. Скорее он является интегральным показателем потенциала развития страны, хотя связь между индексом свобод и экономическими успехами, безусловно, присутствует. Совпадение этих показателей станет более заметным, если сделать поправку на накопленный в рейтингуемых странах капитал. Чем свободнее экономика, тем больше экономических открытий сможет сделать свободное творчество людей.

О том, что экономический климат в стране ухудшается, мы знали и без западных специалистов. Естественно, действия властей по сокращению контроля за их деятельностью, силовое влияние на отечественный бизнес не могли не сказаться на восприятии России международными экспертами. Судя по данным рейтинга, для стран с невысоким уровнем накопленного капитала низкий уровень экономических свобод означает в лучшем случае стагнацию, а в худшем - деградацию национального хозяйства.

Сильное государство с широким диапазоном выполняемых им функций может позволить себе лишь богатая страна. Безосновательны надежды на то, что нам удастся построить общество общего благоденствия без формирования сильного национального капитала. Впрочем, когда кто-то проигрывает, кто-то всегда выигрывает. Достаточно присмотреться к опыту ряда латиноамериканских стран, где экономика была сдана на откуп зарубежным транснациональным корпорациям (ТНК), и сразу становится понятно, куда ведет путь, связанный с отказом от поощрения собственного класса капиталистов.

Вместо того чтобы способствовать становлению отечественного капитала, российские власти разных уровней, наоборот, притесняют его, уделяя запретительным мерам гораздо больше внимания, чем позитивным, стимулирующим развитие бизнеса. Более того, во многих случаях, как на федеральном уровне, так и на региональном, протекция оказывается не своим, а именно зарубежным компаниям. Решая сиюминутные проблемы, власти готовы задешево сдать иностранцам самые лакомые сегменты отечественной экономики. Как обычно, чужих мы любим больше, чем своих. Оно и понятно: ТНК, если впрямую не затрагиваются их коммерческие интересы, вряд ли будут выдвигать политические требования и проявлять какую-либо избыточную активность. С ними гораздо проще договориться под ковром.

Привлечение иностранных инвестиций в экономику - благо, с этим не спорят даже самые жесткие ортодоксы. Без этого сложно, а во многих случаях и невозможно поднять наше "лежащее", отсталое производство. Поэтому, казалось бы, что тут колебаться? Привлекать надо. Но все же неплохо бы подумать, что и в каком количестве может отдать страна за эти самые инвестиции. Мы далеки от того, чтобы истерично кричать: иностранцы Родину по дешевке скупают! Если дешево покупают, значит, скорее всего, эта собственность столько сейчас и стоит. Проблема состоит в другом.

Вкладывая деньги, западный инвестор при определении объекта для инвестиций руководствуется стратегией развития своей компании. Поэтому российская экономика, получая инвестиции из-за границы, волей-неволей принимает и стратегию западного инвестора. А приняв правила игры, которые навязываются предприятию из штаб-квартиры зарубежной корпорации, придется долго играть по этим правилам. Сомнительно, что при этом будут учтены интересы отечественной промышленности. Для российской экономики такой путь чреват потерей конкурентоспособности в долгосрочном плане. И это необходимо помнить, выстраивая отношения с западными партнерами.

То, что центр получения дохода выносится за рубеж, - только один негативный момент, хотя достаточно важный; но, в конце концов, инвестор должен получать прибыль (например, получение на Западе инвестиционного кредита нельзя оценивать как негативный фактор, хотя и в этом случае часть будущей прибыли получают западные кредиторы). Важнее другое: западный инвестор не шибко заинтересован в развитии факторов, определяющих долгосрочные перспективы конкурентоспособности отечественной индустрии. Например, его не интересуют расширение научной и образовательной базы (наиболее квалифицированные кадры, если их будет не хватать, легче завезти), оптимизация отечественных цепочек создания ценностей, увеличение внутреннего спроса и т.д.

Предприятия, контролируемые западными инвесторами, совершенно не волнует развитие сопряженных производств - они, по сути, превращаются в сборочные цеха из западных комплектующих (подобных примеров множество). Соответственно, сужаются и мельчают отечественные кластеры сопутствующих отраслей. В итоге производства с высокой добавленной стоимостью остаются на Западе, а в России организуются или сохраняются предприятия с малой добавленной стоимостью, ориентированные на использование дешевых факторов (в развитии которых инвесторы, впрочем, тоже не слишком заинтересованы). А это, в свою очередь, снижает и без того скромные воспроизводственные возможности отечественной индустрии.

На мой взгляд, единственно правильной экономической политикой правительства (то есть той, которая обеспечила бы стабильное развитие страны на стратегическую перспективу) должна быть политика, предусматривающая максимальную либерализацию внутренней бизнес-среды при определенном уровне ее защиты от воздействий со стороны внешних рынков. Однако пока такой продуманной политики мы не наблюдаем.