Такая красивая штучка

Владимир Плоткин: "Мне кажется, что мы со своим проектом вполне могли бы посоревноваться с кем угодно с нормальными шансами на успех"

В конце прошлого года ООО "Морской фасад Санкт-Петербурга" подвело итоги архитектурного конкурса по одному из самых амбициозных проектов, намеченных к реализации в Санкт-Петербурге, - комплексу морского пассажирского терминала у западного побережья Васильевского острова. В конкурсе было заявлено пять участников. Победителем признан проект творческого производственного объединения "Резерв". Согласно идее автора проекта-победителя Владимира Плоткина, будущий морской вокзал должен представлять собой некое "окно". О подходах, которыми он руководствовался при разработке проекта этого "окна", Владимир Плоткин рассказал корреспонденту журнала "Эксперт С-З".


Владимир Плоткин

- Само название - "Морской фасад Санкт-Петербурга" - говорит о том, что это не просто проект паромно-пассажирского терминала, а проект комплекса, который должен стать лицом города. Я понимаю, что творческое объединение "Резерв" достаточно известно в узких кругах специалистов, однако о нем мало знает широкая публика. Хотелось бы понять, что, собственно, представляет собой "Резерв"? Какие объекты были построены по вашим проектам?

- Архитектура (тут вы правы) - к сожалению, а может и к счастью, профессия непубличная. Даже имена мировых звезд известны только узкому кругу специалистов. Наверное, ТО "Резерв" мало знакомо широкой публике, хотя это достаточно большая организация. Только архитекторов у нас работает около 50. На профессиональных смотрах мы получали самые высокие награды. Несколько раз становились лауреатами премий "Золотое сечение" и "АрхМосква", фестиваля "Зодчество". Неоднократно участвовали в различных конкурсах, в том числе в международных. Побеждали, имеем призы. По нашим проектам строятся жилые дома и другие объекты. Только что построен колоссальный комплекс "Татаровская пойма", это жилой и рекреационный комплекс общей площадью порядка 120 тыс. кв. м. В данный момент строятся два крупных государственных объекта - здание Высшего арбитражного суда РФ и здание Арбитражного суда Московского округа. Проекты двух домов, один из которых жилой, а другой - только что построенный торговый комплекс "Квадро", были взяты для экспозиции в Музей архитектуры имени Щукина.

- Были ли в вашей практике проекты, аналогичные по масштабу и значимости "Морскому фасаду"?

- Год назад мы сделали градостроительную концепцию по развитию аэропорта "Внуково". Колоссальный объект. Он по площади и по другим количественным характеристикам превосходит "Морской фасад". Это тоже ворота - воздушные ворота столицы.

- Есть ли различия в подходах к архитектуре в Москве и Санкт-Петербурге?

- Безусловно, различия есть. Москва - это Москва. Москва находится на 52-й параллели, Санкт-Петербург - на 60-й. Главное, чтобы архитектура была хорошая. Везде нужно отдаваться проекту полностью и с душой.

- Если говорить о "Морском фасаде" - в чем, на ваш взгляд, основная сложность этого проекта?

- С одной стороны, это совершенно новая территория, которая не обременена сильным историческим контекстом. И это, с одной стороны, благо, а с другой - сложность, потому что не к чему привязаться. Хотя контекст все же существует, потому что это парадный фасад самого прекрасного города, это акватория Финского залива, тоже безумно красивая. Так что сложности, безусловно, есть. По программе, которая была предложена участникам конкурса, cам терминал меньше, чем площадь среднего по размеру торгового центра. Создание грандиозного суперсимвола, уже заложенного в названии "Морской фасад", на такой площади практически невозможно. Поэтому все участники конкурса, чтобы набрать массу, старались объединить все, что предлагалось сделать: и гостиницы, и бизнес-центры, и торговые учреждения.

- Символ должен воплощать в себе какую-то идею. В Санкт-Петербурге сейчас нет идей "прорывного" характера. Ни у властей, ни у общества нет понимания, чем этот город должен стать.

- Понимаете, архитектурное произведение или архитектурный объект может действительно стать символом, но может и не стать. Идея или комплекс идей должны быть заложены непосредственно в архитектурном проекте, который сам по себе будет образом - ярким или не очень. И образ, который получился, может стать символом города. А есть в этом символе какая-то идея или нет? Давайте возьмем Париж. Символ Парижа - Эйфелева башня. Какая идея в Эйфелевой башне? Просто красивый, запоминающийся образ. Или символ Лондона - Биг Бэн. Какая там идея? Символ Брюсселя - "Писающий мальчик". Такая красивая штучка, которая элегантна, забавна.

- То есть сначала надо построить, а уже потом под то, что получилось, можно подобрать идею?

- Было бы здание хорошим. Если будет красивое, мощное и интересное здание, которое выражает свое время, оно может стать еще одним символом города.

- А как же символ окна, который приписывается вашему проекту?

- Это уж так получилось. Мы не ставили перед собой цель сделать дом в виде окна. Главная задача, которая перед нами стояла, - сохранение визуальной связи: вид из акватории на город и из города на акваторию. То есть это должно быть мощное сооружение, чтобы не затерялось среди гигантских круизных кораблей, которые стоят у причала, но при этом нельзя загораживать существующие здания, закрывать обзор из их окон, выходящих на акваторию.

Поэтому и появилась идея создать некое элегантное сооружение, одновременно и большое, и прозрачное, через которое можно будет видеть силуэт города при подходе к нему. И наоборот - находясь в городе, на той же самой привокзальной площади, вы сможете смотреть на море, корабли, которые стоят у причала. И корабль будет виден как бы в рамке - как картинка. Так что это совсем не та идея - по аналогии с Петром Первым сделать "окно в Европу". Возможно, в архитектуре, как и вообще в изобразительном искусстве, какая-то суперполитическая идея вредна. По крайней мере она не должна превалировать. Полезнее сосредоточиться на уместности и красоте.

- Когда Мосс предложил свой проект строительства второй сцены Мариинского театра, одной из основных претензий, которые предъявлялись автору, было то, что его концепт не учитывает архитектурную традицию Петербурга. На ваш взгляд, есть ли такая проблема?

- Архитектор, безусловно, должен учитывать, что он работает не в безвоздушном пространстве. Не хочу комментировать Мосса, хотя, на мой взгляд, это был неплохой проект. Но хотел бы отметить, что проект театра реализуется непосредственно в исторической среде. Строительство "Морского фасада" тоже реализуется не в чистом поле, тем не менее, там не такая плотная историческая среда. В любом случае, даже в очень жестком историческом окружении возможны разные подходы. Можно мимикрировать под существующую среду, то есть прикидываться чем-то, работать в каком-то определенном стиле. Допустим, если рядом стоит Растрелли, то объект непременно нужно сделать в стиле екатерининского барокко. И так сделать, чтобы комар носа не подточил. Другой подход - это мягкая контекстуальность, когда учитываются различные факторы, масштабность, ритм и прочее, но при этом создается здание, которое полностью не повторяет историческую среду.

И есть третий подход. Это высший пилотаж. Когда новое здание, новое сооружение само будет являться контекстом, когда оно начнет формировать новую среду, ландшафт. И когда речь идет об относительно свободных площадях, этот подход, по-моему, вполне уместен. Хотя и в этом случае, безусловно, необходимо учитывать множество связанных между собой факторов: и местоположение объекта, и окружающую среду - как природную, так и историческую. Считаю, что мы в своем проекте это учли. Я родился в Питере, обожаю этот город. Понимаю его строгость, его классицизм, нацеленность на абсолютную для своего времени прогрессивность, но понимаю это именно так: чистые, ясные современные формы.

- Должен ли архитектор при воплощении таких масштабных проектов - а для Санкт-Петербурга "Морской фасад", безусловно, масштабный проект - учитывать общественное представление о городской архитектуре?

- Учитывать, безусловно, надо. Это часть профессии архитектора. Но следовать общественным представлениям об облике - категорически нет. Иначе результат будет - усредненная скука. Все-таки яркий образ - это авторский образ.

- На Васильевском острове в районе предполагаемого строительства паромно-пассажирского терминала находится строящийся микрорайон, на набережной планировалось создать зону отдыха. Жителей острова волнует, как будут учтены их интересы.

- Нет еще ни одного объекта и в Москве, и где угодно, даже самого маленького, где не возникали бы социальные коллизии: жители и новое строительство, жители и инвесторы. Безусловно, во многом и инвесторы, и власти должны идти навстречу жителям. Если ты отнимаешь что-то, то должны быть какие-то другие компенсации. Например, удобная инфраструктура, хорошие магазины. Необходим диалог.

- Там же собираются провести Западный скоростной диаметр...

- Учет этого обстоятельства был одним из условий конкурса. В проекте мы даже предложили два варианта прохождения этой трассы: и под землей, и над землей. На мой взгляд, скоростной диаметр для жителей Васильевского острова, да и всего города, является благом. В Санкт-Петербурге существует реальная транспортная проблема. Появится новый транспортный диаметр, легче будет ездить.

- В архитектуре всегда присутствует спор между функциональностью и красотой. Можно ли оптимально совместить эти параметры? В вашем проекте чего больше - эстетики или экономики?

- Это главное в профессии. И функциональность, и красота обязательно должны быть. Если нет одного из этих компонентов, то нет хорошего продукта, нет архитектуры. Я надеюсь, что в нашем проекте и тот, и другой компонент гармонично сбалансированы.

- В условиях конкурса задавалась примерная цена этого объекта?

- Нет. Хотя, с одной стороны, мы понимаем, что такого рода объект за три копейки построить невозможно, но при этом он не должен быть сверхдорогим. Подобные проекты - амбициозные проекты, и государство должно помогать в их реализации. И инвесторам тоже надо понимать, что дешевым такой проект быть не может. Но в самом здании, за исключением очень технологичных и правильных вещей, ничего сверхдорогого нет. Там не будет каких-то позолот, мрамора в невероятных количествах, все просто и функционально. То есть стоимость объекта - в пределах разумной достаточности.

- Мы упоминали проект Мариинского театра. Там в конкурсе победителем стал Доминик Перро, российские архитекторы оказались в числе аутсайдеров. Не кажется ли вам, что правы те, кто утверждает, что за долгий период изоляции отечественная архитектура безнадежно отстала от современных тенденций? Если бы аналогичный международный конкурс проводился по паромному терминалу, на ваш взгляд, у вашего проекта были бы шансы стать победителем?

- Я присутствовал на подведении итогов того конкурса. В какой-то момент я был даже раздосадован, что сам не принимал в нем участие. Хотя конкурс - это вообще лотерея. Тем не менее, на мой взгляд, Перро победил заслуженно. Но, поскольку там не было вторых и третьих мест, вопрос о российских аутсайдерах некорректен. В конкурсе участвовали несколько известных иностранных архитекторов, которые тоже ничего не получили. Они что, тоже аутсайдеры? Хотя мнение о нашем отставании, безусловно, существует, и оно небезосновательно.

Что касается лично меня, то я не чувствую ни малейшего отставания от современных тенденций в области архитектуры, благо, они разнообразны. Теперь о нашем проекте. Он победил на конкурсе. Он достаточно амбициозен. В нем заложена сильная композиционная и формообразующая идея. Стилистически абсолютно актуален. Высокотехнологичен. Поэтому мне кажется, что мы со своим проектом вполне могли бы посоревноваться с кем угодно с нормальными шансами на успех.

Санкт-Петербург