Годовщина без эйфории

Год жизни в Евросоюзе принес балтийским странам инвестиционный бум и перспективы экономического роста. Но отношения с Россией по-прежнему находятся почти в нижней точке

Первого апреля Латвия, Литва и Эстония отметили первую годовщину вступления в Северо-Атлантический альянс, а 1 мая отметят первый год членства в Евросоюзе. Эти даты в странах Балтии отмечаются без излишних торжеств, но с гордостью: первый год в "новой" Европе все три государства признают успешным.

Внешняя угроза не страшна

Когда 1 апреля прошлого года у самых границ России появились натовские истребители, патрулирующие территорию Балтии, российский политический истеблишмент был преисполнен возмущения. Однако прошел год, истребителей НАТО у границы меньше не стало, но они превратились в нечто обыденное. Так же незаметно прошел первый год в НАТО и для жителей стран Балтии.

Член эстонской парламентской комиссии по государственной обороне, бывший посол Эстонии в России Тийт Матсулевич видит два главных позитивных момента членства своей страны в НАТО. Первый - финансовый. Эстония, как, впрочем, и Латвия с Литвой, пока не в состоянии содержать военно-воздушные силы на уровне развитых стран. Именно поэтому патрулирование границ стран Балтии истребителями из Дании, Бельгии, Великобритании и других государств-старожилов альянса - это возможность получить воздушный щит за счет стран-партнеров.

Второй позитивный момент - психологический. По словам Тийта Матсулевича, чувство защищенности у жителей Эстонии за последнее время значительно выросло. Об этом говорит, например, тот факт, что спустя год решение о вступлении в НАТО поддерживают 80% эстонцев, тогда как вступление в ЕС - 70%. Для стран, которые с конца 30-х до начала 90-х годов прошлого века жили в режиме фашистской и советской оккупаций (а именно на такой трактовке советского прошлого своих стран по-прежнему настаивают официальные Рига, Вильнюс и Таллин), фактор обретения чувства защищенности перед внешней угрозой, безусловно, является едва ли не главным.

Североатлантический оптимизм эстонского общества не смутила даже гибель двух военнослужащих в Ираке. Эту трагедию в Эстонии не связывают непосредственно с членством в НАТО: к примеру, украинский контингент тоже несет человеческие потери в Ираке, хотя Украина и не входит в Северо-Атлантический альянс.

Инфляция растет, но без помощи ЕС

Главные опасения аналитиков год назад связывались, конечно, со вступлением Латвии, Литвы и Эстонии не столько в НАТО, сколько в ЕС. Членство в Евросоюзе позволяло странам Балтии привлекать из европейских структурных фондов дотации в госбюджеты, открыть свой рынок для полномасштабных частных инвестиций с Запада. Вместе с тем требования ЕС о привязке национальных валют к евро, открытие ряда секторов экономики для возможной скупки компаний нерезидентами грозило экономическим спадом, ростом инфляции и снижением уровня жизни.

Мрачные прогнозы не оправдались. Правда, инфляция во всех трех странах действительно выросла. По данным департамента статистики Евросоюза (Eurostat), Латвия и Эстония по состоянию на 1 апреля уверенно возглавили список стран ЕС с самой высокой инфляцией (6,6 и 4,8% в годовом исчислении соответственно), а Литва обосновалась на пятом месте (3,3%), пропустив вперед Люксембург (3,5%) и Испанию (3,4%). Однако, во-первых, для России, где подобные годовые темпы перекрыты только за один квартал 2005 года, такая инфляция кажется сущим благом. Во-вторых, по мнению латвийских экономистов, на разгон инфляции повлияли факторы, мало связанные с членством страны в ЕС (например, рост мировых цен на нефть, а самое главное - повышение коммунальных тарифов, которые долгие годы были заморожены). По различным оценкам, на долю факторов, прямо связанных с вступлением в Евросоюз (привязка лата к евро и повышение по требованию ЕС акцизов на нефтепродукты), пришлось от четверти до трети общего увеличения инфляции.

Согласно условиям ЕС, в течение года до запланированного введения в странах Балтии евро (1 января 2008 года) годовой уровень инфляции не должен превышать 2,5%, и есть все основания полагать, что балтийские государства справятся с этой задачей. Возможно, даже досрочно.

Не произошло, вопреки пессимистическим прогнозам, и снижения уровня жизни. Так, согласно информации эстонского департамента статистики, в 2004 году среднемесячные расходы на одного члена семьи выросли на 10%, а доходы - на 9%. При этом доля вынужденных трат (на питание и жилье) в общих расходах на члена семьи снизилась с 46 до 44%. Похожая ситуация на потребительском рынке складывается и в двух соседних с Эстонией странах.

Инвестиции двух сортов

Одно из главных достижений стран Балтии после вступления в Евросоюз - инвестиционный бум. К примеру, в Эстонии, по официальным данным, объем частных иностранных инвестиций в 2004 году составил 11,6 млрд крон (около 750 млн евро), что более чем вдвое превышает уровень среднегодовых инвестиций за предыдущие 11 лет. Схожий по темпам прирост иностранных вложений наблюдается и в Латвии, и в Литве. При этом характер основной доли инвестиций - стратегический: средства направляются не на скупку предприятий ради их недвижимости, а в развитие производства и услуг.

Большой объем денежных поступлений ожидает балтийские государства и в виде дотаций от различных европейских финансовых институтов в бюджет. Правда, Евросоюз выделяет эти пособия только под конкретные проекты, по мере реализации которых деньги и поступают в страны Балтии. И если страна-получатель не сумеет обосновать необходимость и стоимость таких проектов, а главное - обеспечить удовлетворительное выполнение их первых этапов, то и денег, соответственно, не получит.

Так, Эстония в прошлом году получила от Брюсселя 3 млрд крон (около 195 млн евро). В нынешнем году эта сумма достигнет уже 6,1 млрд крон (почти 400 млн евро) при годовом объеме госбюджета в 53 млрд крон. В 2007-2013 годах Эстония получит европособий еще примерно на 80 млрд крон (более 5 млрд евро). И хотя заведующий отделом госбюджета министерства финансов Эстонии Ивар Сикк говорит, что "пособие, равняющееся примерно 4% ВВП страны, - не слишком большая сумма за семь лет", никто от бесплатных денег пока не отказывается.

Впрочем, Евросоюз может проявить принципиальность и урезать эти пособия. Одна из причин - "сахарный скандал", разразившийся в начале прошлого года. Тогда, напомним, многие торгующие продовольствием фирмы, заранее зная о значительном подорожании сахара после вступления Эстонии в ЕС, создали сверхнормативные его запасы. Этот факт не ускользнул от бдительного ока Еврокомиссии, потребовавшей от Эстонии до даты вступления в ЕС (1 мая 2004 года) ликвидировать этот излишек. В полной мере директива Брюсселя выполнена не была, и теперь Эстонии грозят штрафные санкции солидного размера - до 1 млрд крон (64,5 млн евро).

Кадры уходят за рубеж

Открытие границ для притока капитала привело, с одной стороны, к реанимации старых и созданию новых производств и, как следствие, к появлению новых рабочих мест, а с другой - к отъезду наиболее квалифицированных кадров в страны Европы с более высоким уровнем оплаты труда. В этом, пожалуй, заключаются наиболее неоднозначные последствия вступления Латвии, Литвы и Эстонии в Евросоюз.

При этом оценить реальный отток трудовой силы не берется никто. Однако, например, Литва уже сейчас начинает испытывать дефицит строителей и врачей. Из Эстонии рекрутинговыми агентствами отправлены в Великобританию сотни профессиональных автоводителей, и теперь, по словам председателя правления Эстонской международной ассоциации водителей Тойво Кулдкеппа, на транснациональных линиях уже не хватает примерно 2 тыс. дальнобойщиков, большое число грузовиков простаивает, "хотя работы достаточно". В Латвии число покинувших за год страну - 30-60 тыс. человек, многие из которых трудятся в странах ЕС нелегально. Для России, и даже для Петербурга, эти цифры могут показаться ничтожными, однако для маленькой Латвии, чье работоспособное население не превышает 1,1 млн человек, это серьезно.

Правительственные чиновники Латвии, Литвы и Эстонии уже открыто заговорили о том, что ситуация вынуждает к импорту еще более дешевой рабочей силы, например, из Украины, Белоруссии и Молдавии, иначе дефицит кадров может обернуться параличом целых отраслей. Особенно тревожит прибалтийские власти массовый выезд за рубеж молодой интеллектуальной элиты. По данным Зарубежного научного форума литовцев, за последние 10 лет около тысячи молодых литовских ученых защитили докторские диссертации за рубежом, при этом почти никто в страну не вернулся. Теперь же, после открытия границ, этот процесс лишь усилится.

Особенно печально, что эти тенденции на рынке труда обозначились на фоне тяжелой демографической ситуации. Конечно, тяжелой она стала не вчера и не вследствие вступления в ЕС, но с оттоком квалифицированной рабочей силы лишь усугубляется. Общество в странах Балтии стремительно стареет. По данным Eurostat, Латвия, Эстония и Литва возглавляют список членов ЕС с самым неблагоприятным прогнозом демографической ситуации: в ближайшие 50 лет население этих стран должно сократиться на 19,2, 16,6 и 16,4% соответственно. Литовский президент Валдас Адамкус, анализируя в годовом послании к Сейму демографический спад и отток кадров, прямо признал, что "в Литве - кризис пустующих мест, немалая часть людей начинает сомневаться в своем будущем в своей стране, не связывает свою жизнь и жизнь своих детей с Литвой".

История продолжает мешать

Любопытна также трансформация, которую за год членства стран Балтии в обновляемой Европе претерпели их отношения с Россией. Одни эксперты не видят в этих отношениях существенных перемен, другие считают, что они ухудшились, и почти никто - что улучшились. В заявлениях балтийских политиков все чаще и острее звучат претензии к России относительно состояния дел с правами человека и свободой слова, чрезмерного влияния государства на бизнес-процессы. Российские власти, наслушавшиеся за последнее время подобных претензий от куда более мощных государств, предпочитают этих заявлений не замечать.

Много шума наделали дискуссии в Латвии, Литве и Эстонии относительно того, ехать ли главам этих государств на празднование 60-летия Победы в Москву. В результате, как известно, из трех лидеров в российскую столицу приедет лишь президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, да и то - чтобы "рассказать об истории XX века в Балтии", т.е. снизить градус праздника.

Московский политолог, директор Центра политических исследований и консалтинга Андрей Федоров считает, что пока обсуждение трактовок истории будет доминировать в отношениях Балтии с Россией, эти отношения не сдвинутся с мертвой точки. "Неприезд эстонского и литовского президентов для России и для праздника мало что значит, а отношения это портит, - рассуждает политолог. - Россия не откладывает историю на заднюю полку, но когда история давит на наши отношения уже больше 10 лет, пора остановиться и сказать друг другу: "Хватит! Жить надо будущим".

Другой известный российский политолог, директор Института политических исследований Сергей Марков полагает, что за вступлением стран Балтии в НАТО и ЕС во многом стоит "затаенная историческая обида на Россию, попытка стать с ней равными - если не размером территории, так через обретение европейской самоидентичности". "Возрождающийся в Эстонии и Латвии русский национализм - это следствие длительного ущемления прав русскоговорящего населения, - подчеркивает Марков. - Для нас интересно, как евросообщество будет относиться к правам человека в Балтии. Это будет своего рода лакмусовой бумажкой того, как в перспективе Запад будет строить отношения с Россией".

Анклав хотят отобрать

Особая роль в развитии отношений Россия - Балтия по понятным геополитическим мотивам отводится Калининградской области. По словам вице-спикера Сейма Литвы Гинтараса Степонавичюса, его страна давно настаивает на выработке совместной стратегии России и ЕС относительно обустройства границ Калининградской области, ее администрирования, модернизации пунктов пересечения и даже выработки перспектив экономического развития региона с участием европейских финансовых институтов. Однако пока, отмечает вице-спикер, российская сторона не проявляет готовности к полномасштабным консультациям.

Кроме того, у потенциальных инвесторов из стран ЕС вызывают тревогу намерения российских властей пересмотреть режим функционирования свободной экономической зоны в Калининградской области. "Литва - лидер по объему иностранных инвестиций в калининградскую экономику, и нас беспокоит, будут ли сохранены в области льготы, не станут ли возводиться новые барьеры для малого и среднего бизнеса", - отмечает Степонавичюс.

Между тем в Москве все сильнее раздаются голоса сторонников жесткого отпора намерению ЕС активно участвовать в жизни российского анклава. Тот же Федоров считает, что политика ЕС является хищнической и "сводится к изоляции Калининградской области с ее последующим отторжением". При этом, замечает политолог, тревожит отсутствие вообще какой-либо внятной политики по отношению к Калининграду в Москве.

По мнению Федорова, принципиального прорыва в российско-балтийских отношениях не стоит ожидать до тех пор, пока Россия не примет для себя тот "европейский проект", который для Латвии, Литвы и Эстонии год назад стал явью. С учетом того, что проект "СНГ" в последнее время активно "хоронят", интеграция России в обновленную Европу уже не выглядит химерой. Поэтому, считает политолог, сторонам следовало бы не просто прислушиваться друг к другу, а создавать - с прицелом на будущее - целую инфраструктуру отношений, т.е. вести диалог на всех уровнях - политическом, предпринимательском, культурном и т.п.

Рига - Вильнюс - Таллин - Санкт-Петербург

В подготовке материала принимал участие Вячеслав Иванов (Таллин)