Рационализация необратима

Новые финансовые технологии, получившие массовое распространение в России в последние годы, не просто делают жизнь людей удобнее. Они во многом подчиняют ее себе, трансформируя привычные социальные практики и представления, тем самым изменяя все российское общество

Николай Светликов - генеральный директор средней по размерам петербургской компании, число сотрудников - немногим более 100 человек. Его компания занимается оффшорным программированием и на этом рынке довольно заметна. Есть небольшие филиалы в других городах, даже офис в Америке. Николаю 34 года. В начале 1990-х годов он окончил Санкт-Петербургский государственный университет, некоторое время работал учителем в школе, затем занялся программированием: как говорит он сам, "деньги стали нужны". Поработав сначала рядовым программистом, он вскоре превратился в менеджера. Произошло это отчасти случайно: "В какой-то момент кому-то там забыли повысить зарплату, долго спорили, кому "тереть" с начальством. В общем, пошел разговаривать я... Так и повелось, а в результате я сместился в область менеджмента".

Несколько лет назад Николай женился, купил квартиру и машину. Квартиру купил на деньги, взятые в долг у компаньонов, до этого жилье снимал. Машину - новый Renault Megan - купили в кредит. Сейчас машине уже несколько лет и Николай хочет сдать ее обратно в салон и взять такую же новую, опять-таки в кредит. "За 400 долларов в месяц имеешь все время новую машину. Не такая плохая сделка на самом деле", - говорит он. В кредит Николай и учится - на программе MBA.

У Николая шесть банковских карт, из них несколько кредитных. Есть две корпоративные карточки - Visa и American Express. Выпущены они на корпоративный счет еще в конце 1990-х, когда в России кредитных карт не было, а во время зарубежных поездок хотелось ими пользоваться. Две карточки из Ситибанка - одна кредитная, другая дебитная, еще одна - из "Райффайзена", еще есть зарплатная MasterCard. Картами он активно пользуется, платит ими, когда это получается, и жалуется, что не во всех магазинах умеют их принимать.

Целенаправленно Николай деньги не копит, считает, что это неправильно: зачем копить, когда всегда можно заработать? Он планирует свое будущее и свои траты на два года вперед, что будет дальше - жизнь покажет. Может, останется в России, может, уедет делать карьеру за границу. "Сильно переживать за хлеб насущный или еще за что-то не приходится, - говорит Николай. - Тем более что, к сожалению, человек предполагает, а бог располагает... Я, ей-богу, не помню, чтобы у кого-нибудь из моих друзей, знакомых случались какие-то проблемы: работы не нашли, или финансовые трудности, или еще что-то. Вроде у всех все нормально. При этом люди болеют, гибнут в автокатастрофах... Это не работает в пользу такого уж тщательного планирования и накопления".

Другая история

История Николая Светликова (его имя мы, конечно, изменили, чтобы обеспечить гарантированную при интервью анонимность - то же относится и к другим информантам, которых мы будем цитировать в дальнейшем), в общем-то, если не типична для его поколения, то по крайней мере не сильно выбивается из общего ряда. Жизнь Николая технологически обустроена, причем под технологиями мы имеем в виду не столько вещи - предметы потребления, сколько финансовые инструменты, с помощью которых Николай и его семья обеспечивают свой уровень жизни. Николай в определенном смысле "встроен" в эти технологии: с одной стороны, он организует с их помощью свою жизнь, а с другой - сам попадает под их контроль. Он расплачивается по кредитам за машину и учебу, что вынуждает его поддерживать соответствующий уровень дохода, привык использовать кредитные карты, что определенным образом влияет на его стиль потребления. Таким образом, новые технологии определяют быт людей, их повседневное поведение, устоявшиеся социальные практики.

Труднее всего отследить и осознать те изменения в нашей жизни, которые происходят медленно и незаметно. Политические и экономические кризисы фиксируются в газетах и книгах, яркие события в личной жизни остаются в памяти. Быт, повседневность, напротив, кажутся все время теми же, что и были, они как будто следуют за нами. Над ними редко задумываются - они просто есть.

Набор финансовых инструментов, которые используют люди, во многом определяется их стилем жизни, а не только доходом

Пожалуй, одним из наиболее важных поворотов в социальных науках в XX веке стал перенос внимания исследователей с заметных исторических событий, которые, как принято было считать раньше, и составляют собственно историю, к истории повседневности. Кажущиеся мелкими и незначительными изменения в нашей жизни часто не осознаются нами, хотя на самом деле они исключительно важны. Один из авторов этой статьи некоторое время назад лишился мобильного телефона и, решив поставить эксперимент над собой, в течение 10 дней пытался обойтись без него. Последние дни эксперимента показались практически пыткой, поскольку экспериментатор оказался вдруг выключен из многих ставших столь привычными коммуникативных практик. Еще 10 лет назад мобильный телефон был роскошью, но сейчас уже трудно представить, как обходились без него тогда. Как созванивались, как договаривались о встречах, как искали автомат на улице, чтобы позвонить, как звонили друг другу домой.

История России в последние 15 лет - это не только приватизация, Ельцин, расстрел Белого дома, мифологические братки в красных пиджаках, Путин и суд над Ходорковским. Это еще и мобильные телефоны, подержанные иномарки, евроремонт, телевизоры с игровыми приставками, пластиковые карты, офисы в бизнес-центрах и даже, пожалуй, полиэтиленовые мешки для домашнего мусора. Наш жизненный мир за 15 лет существенным образом изменился, и дело не только в том, что новые технологии сделали жизнь проще и удобнее. Они сделали ее другой, преобразовав множество социальных практик и представлений: отношения в семье и с друзьями, взаимодействие с коллегами по работе, досуг, манеру одеваться и режим питания. Наше исследование "Технологии жизни" - про это, то есть про то, как технологии меняют жизнь людей, а люди воспринимают технологии, активно используя или отвергая в зависимости от места, которое они занимают в их жизни. Первый этап исследования посвящен финансовым технологиям - тому, как люди управляют своими деньгами.

Менеджеры финансовых организаций весьма смутно представляют себе свою целевую аудиторию. Стать лидерами на рынке смогут те банки, которые будут всерьез изучать мотивации и жизненные стратегии своих клиентов

Ключевое преимущество

В ходе исследования мы провели несколько экспертных интервью с представителями финансовых организаций - банков и управляющих компаний, поставляющих на рынок различные финансовые технологии (пластиковые карты, кредиты, банковские вклады, услуги паевых инвестиционных фондов). Задачей интервью было выявить представления о целевой аудитории, на которых финансисты строят свою работу. Сегментирование клиентов является ключевым принципом маркетинга, который должен лежать в основе любой маркетинговой кампании. На какие группы сотрудники банков и управляющих компаний делят своих клиентов, как представляют себе их социальный портрет?

Как это ни удивительно, в результате интервью выяснилось, что представления о целевой аудитории, имеющиеся в настоящий момент в финансовых организациях, весьма размыты. Конечно, маркетинговые исследования проводятся, но, похоже, они мало помогают банкам и управляющим компаниям выстраивать свою маркетинговую и рекламную стратегию. Поясним этот тезис на нескольких примерах.

В одном из петербургских банков в результате проведенного среди клиентов опроса были выделены помимо прочих группы "служащих" и "специалистов". Чем отличаются первые от вторых - не вполне ясно даже сотрудникам банка. Едва ли нужно быть профессиональным социологом, чтобы понять, что в этом случае в основе классификации лежит устаревшая схема, которая не дает почти никакой полезной информации о радикально изменившемся за последнее десятилетие российском обществе, новых социальных группах со своим стилем жизни и финансового потребления. В другом банке попытка заставить менеджера разделить клиентов на группы вообще не увенчалась успехом: он, по сути, представляет их себе как сплошную серую массу. В одной из крупных управляющих компаний руководитель отдела по работе с частными лицами, классифицируя клиентов, не отрывала глаз от подготовленного маркетинговым агентством отчета. Было сразу заметно, в сколь малой степени этот отчет соотносится с ее персональным опытом.

Даже небольшое количество экспертных интервью позволяет сделать вывод, что сбор и анализ маркетинговой информации с целью сегментирования целевой аудитории находятся в петербургских финансовых организациях на довольно низком уровне. Менеджер одной из управляющих компаний, ранее работавший в сфере продаж товаров FMCG, сказал нам в интервью: "Банки предлагают свои услуги, но они пассивны и до сих пор не считают нужным услуги продавать". О причинах такой ситуации следует говорить отдельно. Среди них - и недолгий опыт работы на рынке розничных финансовых услуг (многие банки привыкли работать в основном в корпоративном сегменте), и формальный подход к исследованиям, и зачастую их низкое качество.

Так можно было работать до недавнего времени, но едва ли возможно продолжать в ближайшей перспективе. Конкуренция на рынке финансовой розницы усиливается, особенно в связи с приходом иностранных банков. Выйти в лидеры, более того - просто сохранить свои позиции смогут те банки и управляющие компании, которые всерьез станут изучать своих клиентов, их мотивации, представления, опасения, жизненные стратегии. Ключевое преимущество получит тот, кто сделает это первым.

Деньги бывают разными, поскольку различаются смыслы, которые люди приписывают деньгам, хранящимся в разной форме. Разные деньги по-разному и тратятся

Проведенное нами исследование не является маркетинговым. Однако оно может лечь в основу дальнейшего систематического изучения потребителей финансовых услуг. Изучив изменения в представлениях и повседневном поведении людей, вызванные новыми финансовыми технологиями, мы предлагаем выводы, на которые стоит обратить внимание маркетологам финансовых организаций. В статье содержатся лишь некоторые результаты исследования, в полном виде они включены в специально подготовленный отчет.

Основные тезисы

Выскажем сначала тезисы нашей работы в сжатом виде.

Традиционным для большинства как маркетинговых, так и социологических исследований является тезис: доход потребителей - основной параметр, который определяет их стиль жизни и потребления. При этом часто забывают о том, что верно и обратное. Стиль жизни обладает определенной автономией и зависит далеко не только от дохода. Именно то, какой люди хотят видеть свою жизнь, каким образом они ее стилизуют, определяет используемый ими набор финансовых инструментов. Часто сознательный или интуитивный выбор определенного стиля жизни влияет и на доход людей.

Стиль также влияет и на выборы финансовых технологий. Часто клиентами, которые представляют наибольший интерес для поставщиков финансовых услуг, считаются "новые яппи", "молодой средний класс" - относительно молодые, активные, динамичные, обеспеченные люди. Однако на самом деле в этой группе существует значительное стилевое разнообразие. Для некоторых ее представителей кредиты могут не представлять интереса именно в связи со сложностями "вписывания" этой технологии в их стиль жизни. Выводя на рынок определенные финансовые технологии и предлагая их клиентам, стоит ориентироваться на то, каким образом эти технологии соответствуют существующей палитре стилей жизни.

Разные финансовые технологии снабжают людей разными деньгами. Казалось бы, деньги всегда одинаковы, они являются "всеобщим эквивалентом", универсальным средством обмена. Но... жизнь богаче теории, и социологи давно знают, что деньги бывают разными, поскольку различаются смыслы, приписываемые им людьми. Деньги, откладываемые на обучение детей, отличаются в сознании людей от случайно выигранных в лотерею. Деньги, вложенные в паевые инвестиционные фонды, воспринимаются совсем иначе, чем деньги, хранящиеся на депозитах, так же как различаются "кэш" и деньги, находящиеся на пластиковых картах. Разные деньги по-разному и тратятся.

Наконец, и финансовые инструменты, такие как кредиты, не только снабжают людей деньгами, которых им не хватает, - они служат для их пользователей инструментом планирования и управления собственной жизнью, даже если люди сами над этим не задумываются. Использование кредитов увеличивает сроки финансового планирования, заставляет людей рациональнее относиться к собственному поведению и определенным образом организует их жизнь. Учитывая это, следует продвигать на рынке кредиты не просто как способ решения финансовых проблем, а как инструмент контроля, планирования и организации жизни.

Доход и стиль

Анализируя интервью, мы обратили внимание на то, что многие решения об использовании финансовых технологий принимаются нашими информантами в зависимости от их семейного положения, наличия детей или, например, престарелых родителей. Набор финансовых инструментов, к которым прибегают люди, во многом зависит от того, насколько они включены в разнообразные социальные сети. По аналогии с известным в социологии тезисом, этот феномен мы могли бы назвать социальной укорененностью субъектов экономического действия.

Например, покупка жилья через ипотечное кредитование почти всегда связана с семейными обстоятельствами клиентов - женитьбой или замужеством, желанием завести детей, стремлением разъехаться с взрослыми детьми. Даже информанты, в принципе не доверяющие банковской системе, избегающие прибегать к сложным для них финансовым технологиям и не всегда самые обеспеченные в материальном плане, задумываются об ипотечном кредите под влиянием семейных обстоятельств. Напротив, информанты с относительно более высоким доходом, жизненные стратегии которых в настоящее время не связаны с созданием семьи, могут жить в съемной квартире и не планировать покупку жилья в кредит. Ипотечное кредитование временами кажется им недоступным или слишком дорогим. К ипотечному кредиту в большей степени склоняются приезжие (хотя им и сложнее его получить), чем коренные петербуржцы, даже тогда, когда у них нет своего жилья. У последних часто есть "в запасе" квартиры, где, например, живут родители и которые психологически воспринимаются как своего рода плацдарм - гарантированное в случае финансового кризиса жилье.

Увеличение числа платежей по картам будет связано с распространением на рынке кредитных, а не только дебетовых карт

У 30-летней Елены хорошее образование, она долго жила и работала за рубежом, сейчас у нее неплохая работа со стабильным доходом. Казалось бы, Елена - потенциальный клиент банков, предлагающих кредиты. Однако в интервью Елена говорит, что с подозрением относится к кредитам и не собирается ими пользоваться. Дело в том, что по стилю жизни Елена слишком мобильна для того, чтобы стать постоянным клиентом банка, быть от него зависимой. Она не любит долго оставаться на одном месте и не исключает, что в ближайшем будущем снова уедет работать за границу. Кредит же предполагает некоторую устойчивость, возможность долго находиться на одном месте для того, чтобы по нему расплачиваться.

Активные, ориентированные на карьеру, но при этом мобильные "новые яппи" готовы менять работу, место жительства, партнеров, если это входит в их жизненные планы: они не укоренены. Именно поэтому для них кредиты не всегда привлекательны, а если они их берут, то стараются гасить досрочно. И дело не в том, чтобы сберегать деньги, не выплачивая значительные комиссионные. Этим людям просто не нужны "длинные деньги", которые временами воспринимаются не как преимущество, а как утомительная зависимость от банка.

Упоминавшийся в начале статьи Николай мог бы копить деньги, вкладывать их в банки или инвестировать в паевые фонды. У него достаточно большая зарплата, которую вовсе не обязательно полностью тратить на текущие расходы. Однако его стиль жизни не предполагает накопления ресурсов. Он тяготеет к высокому стандарту потребления и предпочитает тратить деньги "здесь и сейчас".

Ровесник Николая - Игорь, высокооплачиваемый менеджер торговой компании, располагает примерно таким же доходом. Его финансовое поведение тем не менее полностью противоположно: Игорь, в отличие от Николая, почти не берет кредиты, но держит крупный счет в банке и, кроме того, около миллиона рублей в разных ПИФах. Он уже является совладельцем одной из фирм и хочет развивать свой бизнес. Наконец, 29-летний менеджер в сфере СМИ Антон привык тратить деньги, не особенно их считая. "Психология консумеризма от меня очень далека", - говорит он. И тем не менее он легко покупает машину или дорогой компьютер в кредит. Этот инструмент позволяет ему и приобретать блага современного мира, и сохранять привычный жизненный стиль - внешне далекий от "консумеризма". Различия в финансовых практиках в этом случае невозможно предсказать или объяснить, анализируя лишь уровень дохода и даже социально-экономическую позицию автора, их причина заключается именно в разнице в стилях жизни и потребления.

Наше исследование не позволяет выделить, описать и объяснить все стили финансового потребления - для этого нужна отдельная и более масштабная работа. Несомненно одно: специальное изучение разнообразия стилей жизни населения Петербурга необходимо для успешного продвижения услуг на рынке финансовой розницы.

Разные деньги

Для экономистов деньги - универсальный "всеобщий эквивалент", всегда равный самому себе. Однако в экономической социологии получило распространение несколько иное представление о деньгах. Американский социолог Вивиана Зелизер написала книгу о социальных функциях денег, в которой высказала тезис об их "множественности". Одно дело - взятка, другое - премия; одно дело - деньги, предназначенные для текущих расходов, другое - накопленные и отложенные для какой-либо цели. Люди по-разному маркируют и используют разные деньги.

Наше исследование подтверждает этот тезис. Информанты проводят различие между наличными и деньгами на пластиковых картах. "Для меня карта еще тогда [в конце 1990-х] была неким сдерживающим фактором, и до сих пор у меня есть иллюзия, что пластиковая карта позволяет тратить меньше. На самом деле [я знаю], что это совершенно не так", - говорит уже упоминавшийся выше Антон. Чаще люди утверждают, что деньги на карте психологически легче тратятся. "Если мне надо совершить покупку, я снимаю [определенную] сумму и расплачиваюсь наличкой, потому что когда я иду с карточкой в тот же универсам, могу накупить что угодно, поскольку знаю, что у меня [на карте] много денег", - рассказывает 26-летний маркетолог Надежда. Деньги на карте воспринимаются как "невидимые", поэтому их труднее контролировать и следить за размером оставшихся средств.

Кредиты становятся для их пользователей инструментом организации и планирования собственной жизни

Менеджеры банков, стремящихся как можно шире внедрить практику оплаты товаров и услуг по пластиковым картам, часто считают, что отказ людей платить картой в магазинах связан с отсутствием у них этой привычки, с новизной самой технологии. Действительно, это одна из причин, но лишь одна из них. Большинство наших информантов не боятся использовать карты: они уже привыкли к ним. Как видно из процитированного выше интервью, некоторые люди не платят картой просто потому, что стремятся таким образом лучше контролировать собственные финансы. Кроме того, часто они не вполне доверяют самой процедуре эквайринга. "Я стараюсь меньше пользоваться пластиковыми картами в качестве платежного средства, потому что меня все время настораживает, когда их прокатывают несколько раз. Это достаточно частые случаи, когда два раза снимают деньги со счета", - утверждает Антон - человек, вполне склонный к технологическим инновациям.

Увеличение числа карточных платежей, возможно, будет связано с распространением на рынке кредитных, а не дебетовых карт. Как показывают интервью, те информанты, у которых уже сейчас есть кредитные карты, не воспринимают их как инструмент для снятия наличных. Кредитными картами чаще платят, а затем вносят деньги на счет, чтобы погасить задолженность. В то же время на дебетовые карты средства наличными вносятся крайне редко - в основном они поступают туда в результате перечисления зарплаты.

У большинства информантов уже сегодня не одна, а несколько пластиковых карт. На картах разных типов хранятся деньги, предназначенные для разных целей. Зарплатные карты (чаще всего это недорогие в обслуживании карты - Visa Electron или CirrusMaestro) используются для текущих расходов, ими чаще платят в магазинах и ресторанах. Более дорогие и многофункциональные карты (Visa Classic, MasterCard) заводятся специально для поездок за рубеж или оплаты товаров и услуг в Интернете. Для повседневных платежей эти карты используются значительно реже.

Тезис о "разных деньгах" относится и к вложениям средств в банки и паевые инвестиционные фонды. Вкладывая деньги в банк, люди редко стремятся их приумножить. Мотивация почти всегда другая - сохранить имеющиеся средства, уберечь их от инфляции. Депозит - это своего рода копилка. "Банковские вклады - это просто как бы сохранение денег от инфляции, там практически нет прибыли", - говорит 30-летняя Илона. В этом случае депозиты являются финансовым инструментом, конкурирующим с пластиковыми картами, однако в то же время более пригодным для накопления средств - ведь с карты деньги легче снять. Напротив, ПИФы, в отличие от депозитов, чаще воспринимаются как инструмент инвестирования. С этим, кстати, связаны и опасения многих информантов: говоря о ПИФах, они сравнивают их с финансовыми пирамидами 1990-х годов.

Наконец, по-разному воспринимаются и заемные средства, полученные разными путями. Информанты отмечают различия между деньгами, взятыми в долг у друзей, знакомых или родственников, и взятыми в кредит в банке. Долг перед конкретными людьми связан с определенными моральными обязательствами (хотя с точки зрения чисто рационального расчета он выгоднее, поскольку процент по нему меньше или вообще отсутствует). Напротив, кредит иногда вообще не воспринимается как долг: он влечет за собой финансовую, но не моральную ответственность.

Большинство информантов утверждают, что предпочли бы взять деньги в кредит в банке, чем одалживаться у знакомых (хотя изредка встречаются и противоположные случаи). По всей видимости, с развитием кредитной системы и снижением процентных ставок по кредитам практика одалживания средств у друзей будет становиться все более редкой. В то же время развитие могут получить не только банковские кредиты, но и кредитование через кредитные союзы, организованные на предприятиях (они появляются уже сейчас). Такие учреждения "взаимного кредита" в начале своего существования, возможно, оказываются переходным институтом - от личных финансовых отношений знакомых друг другу людей к безличным институциональным отношениям кредита. Использование того или иного источника кредита будет во многом определяться опять-таки стилевыми характеристиками заемщиков.

Инструмент рационализации

Для многих людей финансовые инструменты представляют собой не просто технологии накопления и инвестиций или приобретения товаров, а способ организации собственной жизни и повседневного поведения. Например, депозиты используются как инструмент самоконтроля. Люди откладывают деньги на депозиты для того, чтобы не потратить их на текущие нужды, сохранить для более важных целей. В еще большей степени финансовое управление своей жизнью осуществляется с помощью кредитов. При этом если в случае депозитов сам человек планирует и организует свои расходы, то в случае получения кредитов он в известном смысле доверяет управление своей жизнью кредитной организации.

"Я живу, в общем, в кредит, - рассказывает Антон, - и мне нравится, поскольку иначе деньги утекают у меня сквозь пальцы. Кредит нужно отдавать, ты откладываешь, соответственно, так можно что-то купить". То же самое относится и к 26-летнему менеджеру Александру, который, правда, пока пользуется лишь мелким потребительским кредитованием. "Я очень хочу, скажем, хорошую музыку. То есть я прихожу с работы - могу либо напиться, либо послушать хорошую музыку. Лучше я куплю хороший музыкальный центр, чем буду напиваться каждый вечер". Старший и по возрасту, и по социальному статусу Николай, которого мы цитировали в начале статьи, говорит, по сути, о том же: "Поменьше сходим в кабаки, больше здоровья сбережем. [В выплатах по кредиту] ничего страшного нет. В регулярных тратах вообще ничего страшного нет. Наоборот, чем меньше свободных денег, тем меньше соблазнов". Можно сказать, что оба информанта доверяют кредитным технологиям управление своей жизнью.

Одной из основных черт современности является всепроникающий процесс рационализации жизни: вместо диктата привычек и авторитета традиции или начальства основой для жизненных решений в современном капитализме становится рациональный расчет. Рациональная протестантская этика, которую немецкий социолог Макс Вебер считал одной из основ западного капитализма, едва ли свойственна российским гражданам. Однако вместе со становлением капитализма в Россию приходят и его инструменты, одним из которых являются кредиты. С помощью кредитов рационализируется повседневное поведение людей, оно становится более расчетливым и предсказуемым. В определенном смысле кредит меняет психологию пользующихся им потребителей.

В то же время само использование кредитов отражает определенный стиль жизни, который свойственен человеку, его готовность подчиниться контролю со стороны технологий. Как мы указывали выше, некоторые люди сознательно сопротивляются этому контролю, отвергая кредиты. Для них нестерпима "жизнь в кредит", они предпочитают сначала копить деньги, а затем покупать товары.

Эти, казалось бы, несколько отвлеченные рассуждения на самом деле имеют непосредственное отношение к продвижению кредитов на рынке и рекламным стратегиям банков. Рекламировать стоит не столько возможные размеры кредита, процентные ставки или условия выплат, сколько разные возможности стилизации жизни, связанные с использованием кредита. При этом ориентироваться следует на определенные целевые группы потенциальных клиентов, предварительно выделив их в ходе углубленного социологического исследования, которое должно предшествовать маркетинговым опросам.

Агенты внедрения

Как показало наше исследование, агентами продвижения новых финансовых технологий в российском обществе являются не только банки, но и компании-работодатели. Первая карта у большинства людей появилась в ходе реализации зарплатных или студенческих карточных проектов. При этом карта воспринимается людьми как выданная не только банками, но и организациями, в которых они работают. Довольно широко распространена практика кредитования сотрудников работодателями. Для некоторых информантов именно такой внутрикорпоративный кредит был первым, а уже затем последовали банковские кредиты. Компании же являются основными агентами внедрения добровольного медицинского страхования, которое в настоящее время в подавляющем большинстве случаев реализуется по корпоративным программам.

Именно компаниям выгодно распространение кредитования среди их сотрудников. Кредит, как внутрикорпоративный, так и банковский, привязывает сотрудника к рабочему месту, делает его более лояльным и предсказуемым. Он является технологией контроля над индивидом, делающей его более ответственным из-за опасения не погасить вовремя очередной платеж (в особенности это относится к ипотечным кредитам). Потребители кредитов становятся одновременно и более укорененными социально, и более рациональными, расчетливо планирующими свою жизнь. Нередко они имеют много больший временной горизонт планирования, чем, например, российские государственные управленцы в отношении государства.

Наше исследование выявило разнообразие стилей жизни и обращения с финансовыми технологиями и определенные тенденции в их использовании. Конечно, далеко не большинство россиян пользуется пластиковыми картами и берет кредиты, и влияние этих технологий на все общество еще не очень заметно. Но их влияние будет, несомненно, расширяться и расти. Можно предположить, что во многом от политики компаний-работодателей, а в еще большей степени - банков и других финансовых организаций будет зависеть то, насколько быстро пойдет распространение в России новых финансовых технологий и насколько они изменят нашу жизнь. Банки должны перейти от пассивной политики по выводу на рынок новых