Журавль в море

Москва, 05.09.2005
«Эксперт Северо-Запад» №33 (238)
Обладая крупнейшими в мире запасами шельфовых углеводородов, Россия полтора десятка лет не может приступить к их промышленной эксплуатации

В этом году задача разработки шельфовых запасов нефти и газа вновь выдвинулась в ряды приоритетных: о ней заговорили в правительстве страны, она стала основной на Петербургском экономическом форуме. Фокусировка внимания на подводных запасах топлива соответствует мировой тенденции: добыча нефти и газа постепенно перемещается на шельф, в 2004 году до трети объемов нефти и четверти - газа были извлечены из морских глубин. Нашей стране пока похвастать нечем, нефть извлекается только с шельфа Сахалина в крайне скромных объемах - менее 0,5% от общей добычи.

Между тем Россия объективно может претендовать на лидерство, ведь на ее континентальном шельфе сосредоточено около четверти мировых запасов углеводородного сырья. Большая часть этого потенциального богатства (почти 80% углеводородных запасов РФ) залегает в глубинах арктических морей, где открыто три уникальных, девять крупных, два средних и целый ряд мелких месторождений нефти и газа. Общая стоимость извлекаемых запасов оценивается приблизительно в 2 трл долларов. Однако, как констатировал в выступлении на майском заседании правительства министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев, "к изучению шельфа наша страна приступила одновременно, например, с Норвегией. Спустя 20 лет после начала этих работ Норвегия добывала в Северном море свыше 250 млн тонн углеводородов. Мы же так и не смогли приступить к разработке месторождений даже в Баренцевом и Карском морях".

Как водится, существует целая череда объективных и субъективных причин нашего отставания - отсутствие опыта работы в северных морях, технологий, оборудования, более сложные, чем на норвежском шельфе, условия работы (наши месторождения значительно дальше от берега и расположены на больших глубинах). Но, безусловно, главными причинами были и остаются нехватка собственных средств и неумение (или нежелание) создать благоприятный инвестиционный климат.

Ускользающий "час Х"

Наиболее вероятным объектом для первоочередного ввода в эксплуатацию является баренцевоморское месторождение Приразломное, открытое в 1989 году. Объемы извлекаемых запасов нефти (76,4 млн тонн), способные обеспечить более двух десятилетий безубыточной работы, небольшая (около 20 метров) глубина моря и умеренная удаленность от берега (70 км) позволяют говорить о сравнительно невысокой (около 1,5 млрд долларов) стоимости проекта.

Объем инвестиций оказался вполне приемлемым для предприятий российского ТЭК: изначально проектом занимался " Газпром", в 2001 году к нему присоединилась " Роснефть" и для совместной разработки Приразломного на условиях паритетного финансирования было создано ЗАО "Севморнефтегаз". Весной 2005 года "Газпром" вновь стал полновластным владельцем самого "быстрого" арктического проекта: "Роснефть" продала ему свою долю акций в "Севморнефтегазе", скупо объяснив свои действия "экономической целесообразностью" (по предположению экспертов, шаг, сделанный в преддверии прогнозируемого слияния двух компаний). Немецкая Wintershall и австралийская ВНР, проявлявшие к Приразломному настойчивый интерес, вплоть до финансовых вливаний на этапе подготовки ТЭО, были мягко отодвинуты в сторону: "Газпром" подписал с ними соглашение о возврате вложенных средств.

Проект активно финансируется: за три года совместных усилий "Роснефть" и "Газпром" вложили в него половину предполагаемых инвестиций - около 760 млн долларов. Тем не менее долгожданный "час Х" - начало промышленной добычи - постоянно переносится. Сначала в оптимистических прогнозах фигурировал 2003 год, затем дата сменилась на 2004-й - конец 2005-го... Сегодня абсолютно ясно: до конца нынешнего года нефть добываться не будет. Топ-менеджеры "Газпрома" в нескольких интервью назвали новый ориентир - 2006 год. По данным Минприроды, в действительных, а не декларируемых планах компании первый нефтяной ручеек должен потечь на экспорт в 2008 году. Но и этот срок кажется малореальным.

Платформа торможения

Очевидно, что для промышленной эксплуатации шельфового месторождения необходимо создать добывающий комплекс и схему транспортировки. Транспортная составляющая выстраивается вполне успешно, собственно, она уже работает - благодаря "Роснефти", установившей в прошлом году в Баренцевом море неподалеку от Мурманска плавучее нефтехранилище (ПНХ) "Белокаменка". Пока ПНХ используется для вывоза нефти, добытой самой "Роснефтью" и "ЛУКОЙЛом" на западносибирских месторождениях. Малыми танкерами она вывозится с побережья мелководного Белого моря, затем перегружается на ПНХ в Баренцевом море и большегрузными танкерами отправляется в порты Западной Европы. Сейчас "Белокаменка" загружена на половину проектной мощности (8-10 млн тонн в год). Предполагается, что объемы перевалки возрастут за счет увеличения добычи тимано-печорской нефти "ЛУКОЙЛом" и поставок с Приразломного.

Специализированная флотилия, необходимая "Севморнефтегазу" для доставки ожидаемого сырья на континент, также скоро будет готова: строительство головного многофункционального ледокольного судна снабжения ведется на верфи Havyard Leirvik AS (Норвегия), два челночных танкера усиленного ледового класса строятся на "Адмиралтейских верфях" в Петербурге, остальные суда планируют взять в аренду.

Строительство морской нефтедобывающей платформы, аналогов которой нет в стране, напротив, продвигается много хуже. Предприятие "Севмаш" в Северодвинске, где строится основа платформы (кессоны), а также производится модернизация верхнего строения приобретенной за рубежом платформы Hutton TLP, значительно отстает от графика. По словам одного из собеседников "Эксперта С-З", причины проволочек исключительно организационные - на северодвинском предприятии не оказалось в достаточном количестве высококвалифицированных рабочих кадров, так что для выполнения сложных и масштабных работ пришлось привозить гастарбайтеров даже из Латинской Америки.

Последний кессон был торжественно сдан в июне этого года. Но впереди монтаж платформы, а также сложнейшая операция по ее доставке из Северодвинска в Белое море, для выполнения которой придется прорыть глубокий четырехкилометровый канал. Неудивительно, если "час Х" вновь будет передвинут на год-другой.

Все впереди

Перспективы разработки второго уникального арктического месторождения - газоконденсатного Штокмановского - еще более туманны. Не имея аналогов в мире по объему доказанных запасов (3,2 трл кубометров газа), оно располагается куда глубже, чем Приразломное (на глубине 280-380 метров), и дальше от берега (в 650 километрах от Мурманска). Ситуация осложняется суровыми климатическими условиями, замысловатым донным рельефом и составом грунтов. Предполагаемая стоимость проекта, в зависимости от выбранной схемы транспортировки газа, составит от 12 до 20 млрд долларов.

У "Газпрома" (нынешнего владельца компании "Севморнефтегаз", получившей лицензию на разработку Штокмановского) необходимого объема средств нет. Грандиозный проект, с благословения правительства России, изначально был предназначен для международной разработки на условиях соглашения о разделе продукции (СРП). Однако отношения российского газового гиганта с иностранными инвесторами как-то не складывались. Самое начало истории Штокмановского отмечено волюнтаристским решением Бориса Ельцина: в 1992 году он своим указом отнял у американо-норвежско-финского консорциума Arctic Star выигранные на тендере права на получение лицензии на разработку Штокмановского месторождения в пользу "Росшельфа". Новое соглашение с американской Conoco, норвежской Norsk Hydro, французской Total и финской Fortum Oil and Gas, действующее до 2002 года, тоже не привело к видимым результатам: обжегшись один раз, иностранные партнеры не торопились начинать работы до подписания правительством документов СРП.

В начале 2005 года "Газпром" в очередной раз начал будоражить возможных инвесторов, заявив, что в сентябре подпишет соглашение о сотрудничестве с каждой из иностранных компаний, вошедших в штокмановский пул. Среди претендентов эксперты называют британскую Shell, японскую Mitsui, американскую ConocoPhillips, французскую Total. Наиболее вероятные участники - норвежские компании Statoil и NorskHydro ASA, более десяти лет ведущие переговоры о возможности совместной разработки Штокмановского. Согласно сообщениям СМИ, Statoil хотела бы получить не менее четверти акций в будущем консорциуме, ради чего готова уступить "Газпрому" часть своих активов в баренцевоморском месторождении "Белоснежка". NorskHydro претендует на 20% акций в штокмановском проекте.

По заявлению "Газпрома", газ, добытый на Штокмановском месторождении, начнет экспортироваться компаниям США в 2009 году. Но даже если отрешиться от требований российских и иностранных экологов, настаивающих на проведении дополнительных исследований для оценки воздействия промышленных работ на баренцевоморскую среду, приходится констатировать: слишком многое не сделано, чтобы считать названные сроки реальными. Не определена схема транспортировки газа, не разработано ТЭО, не подписан пакет документов по СРП, находящийся на рассмотрении правительства страны более года.

"Если в отношении Приразломного все же можно предположить, что 2008-2010 годы станут началом его освоения, учитывая огромный рост спроса и цен на нефть, то освоение Штокмановского будет сдерживаться еще и конкурентными соображениями. Газ в Европу идет с норвежских месторождений и с севера Западной Сибири и Ямала. Поэтому реальным представляется начало освоения Штокмановского месторождения во втором десятилетии", - скептически прогнозирует директор Департамента государственной политики и регулирования в области природопользования Минприроды РФ Сергей Федоров.

Неприкосновенный запас

Начало освоения ординарных по запасам углеводородов участков дна арктических морей имеет еще более неопределенный срок. Большинство из них не только не исследованы (геолого-геофизическая изученность континентального шельфа России в десятки раз отстает от других стран), но даже не распределены. Так, по Баренцеву морю было выдано всего пять лицензий на разведку и добычу углеводородов и шесть - на геологическое изучение и поиск нефти и газа (вместе с упомянутыми Приразломным и Штокмановским). Последний тендер, "Баренц-1", был проведен в 1999 году, после чего Минприроды наложило мораторий на выдачу лицензий на поиск и изучение шельфовых месторождений.

Три года спустя арктические месторождения "разморозили": правительство утвердило "Программу лицензирования и проведения геологического изучения, разведки и разработки углеводородных ресурсов континентального шельфа северных и дальневосточных морей на период 2002-2005 годов", в которую вошли 44 участка. Однако тендеры не проведены до сих пор. Причина промедления, по словам руководителей Минприроды, - неудовлетворенность правовой базой, которая не позволяет обеспечить контроль государства за арктическим шельфом. Но рано или поздно от позиции "собаки на сене" придется отказаться. "Ситуация с обеспеченностью страны запасами, готовыми к добыче после 2015 года, достаточно сложная. А "распечатать" новые нефтяные кладовые, большая часть которых лежит на шельфе, одному государственному бюджету просто не под силу", - констатирует Сергей Федоров.

В рамках принятой в 2004 году государственной программы воспроизводства минерально-сырьевой базы предполагается увеличить расходы федерального бюджета на работы по освоению шельфа к 2020 году до 100 млн долларов. Но это лишь капля в море: по словам руководителей геологоразведочных предприятий, бурение одной разведочной скважины в условиях Арктики обходится примерно в половину указанной суммы.

МПР разработало и передало в правительство страны очередную программу, в соответствии с которой до 2010 года на аукционы должны быть выставлены 32 участка арктического шельфа. Однако в одном из последних интервью Юрий Трутнев заявил, что до сих пор нет ни механизма привлечения инвесторов к шельфовым проектам, ни инструмента, который "запускал" бы этот механизм. В пессимистическом варианте развития событий слова министра читаются так: проведение очередного тендера "Баренц-2" может быть отложено еще на пятилетку.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №33 (238) 5 сентября 2005
    Стиль управления
    Содержание:
    Реклама