Коммерциализация взяток

Начатая в 2003 году административная реформа легализует систему взяток в виде навязанных бизнесу обязательных платных услуг. Это самым негативным образом сказывается на инвестиционной привлекательности региона

В последнее время участились скандалы, связанные с получением государственных сертификатов на производимую компаниями продукцию. Так, в прошлом номере мы писали о конфликте компании " Сведвуд Тихвин" с Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору. Компанию фактически заставляли проходить сертификацию в уполномоченных частных фирмах, с которыми местное управление Федеральной службы заключило соответствующие договоры.
Владимир Грязневич

"Сведвуд Тихвин" отказывается от услуг этих фирм. Компанию можно понять: опыт сертифицирования в уполномоченных фирмах негативен. Об этом также свидетельствует история другой компании - ООО "Стура-Импекс", входящей в крупнейший финский лесопромышленный концерн Stora Enso. Это предприятие воспользовалось услугами одной из уполномоченных фирм. И если раньше сертификат выдавали в течение суток, то теперь его выдачи пришлось ждать трое суток, что привело к простою вагонов и росту других издержек. В результате реальная стоимость сертификации оказалась в три раза выше официальных расценок.

Между тем сертификатов лесопромышленникам нужно много (примерно 600-800 ежемесячно, как говорят в "Сведвуд Интернешнл"), и если с каждым будет такая морока, то работать станет невозможно. Руководство "Сведвуд Интернешнл" утверждает, что уже сейчас обороты компании из-за проблем с сертификацией сократились в четыре раза. "Мы за идею сертификации, но цивилизованным, государственным, законным путем. Наша компания будет бороться с этой ситуацией всеми доступными и законными методами", - заявляет генеральный директор компании "Стура-Импекс" Петр Качурин.

Подобные проблемы не обошли и другие секторы экономики. Так, недавно у импортеров бананов возникли дополнительные сложности из-за действий карантинных служб. Если раньше санитарный надзор для импортеров стоил относительно недорого, то с августа платежи выросли в несколько раз. Петербургское управление Россельхознадзора заключило соглашения о сотрудничестве с двумя фирмами, которые стали официальными посредниками при оформлении импортного карантинного разрешения.

По слухам, в уполномоченных компаниях работает немало бывших сотрудников соответствующих федеральных служб, которые были сокращены в ходе административной реформы. Это обстоятельство и выводит нас на тему административной реформы. Начатая в 2003 году, она помимо прочего была призвана ликвидировать избыточные функции федеральных органов исполнительной власти. В официальной концепции реформы специально подчеркивается, что такие "многочисленные избыточные функции... являются серьезным препятствием для интенсивного развития бизнеса в России". Однако на практике получилось, что в ходе реформы госфункции не упорядочиваются (в том числе путем ликвидации избыточных), а коммерциализуются.

Как конфиденциально сообщил мне высокопоставленный сотрудник одной из федеральных служб, главное, над чем трудится сейчас чиновная братия, - как бы провести административную реформу так, чтобы не лишиться привычных "кормушек". В контрольно-надзорной сфере административная мысль сгенерировала вот что: "избыточные функции" передаются коммерческим фирмам, как правило, создаваемым самими сотрудниками федеральных служб. Они увольняются из госслужбы (таким образом происходит формальное сокращение госаппарата) и уносят с собой госфункции.

Сохранение "кормушек" обеспечивается следующим механизмом. Для получения остающихся в ведении госорганов лицензий, разрешений и пр. предприниматели должны предъявить справки, которые выписывают (это входит в число платных услуг) те самые частные фирмы. Как утверждает мой источник, обязательное предъявление этих справок прямо указывается в инструкциях госорганов. Таким образом, "избыточные функции" не только не ликвидируются, но, напротив, сохраняются и становятся еще более обременительными для бизнеса, так как теперь за них нужно платить по более высоким ставкам.

Мой источник назвал такую реформу "коммерциализацией взяток". Раньше "избыточные функции" преодолевались взятками чиновникам, а теперь придется легально платить по коммерческим ценам. Мой знакомый привел неофициальный аргумент своего начальства в пользу такой реформы: "Раз уж преодолеть взятки невозможно, так пусть хотя бы их получают официально, в виде легальных платных услуг".

Вообще говоря, может быть, не так уж неправильно передавать бизнесу такие трудоемкие госфункции, как сертифицирование. Беда, однако, в том, что стоимость операций значительно возрастает. И вот почему: фирмы, "кормящиеся" на госфункциях, не конкурируют между собой. Их очень мало, спрос на их услуги превышает предложение и они легко договариваются между собой о поддержании высоких цен. Эти цены остаются высокими даже тогда, когда тарифы (например, на выдачу сертификатов, карантинных разрешений и т.п.) регулируются государством. В таких случаях наши "коммерсанты" берут деньги за "ускорение процесса", который сами же, возможно, и тормозят.

Подобные фирмы сохраняют все признаки чиновничьих "кормушек", реформа лишь легализовала их. Конечно, это прогресс (взятки все-таки хуже), но уж больно кривой. Да и иностранцев можно понять - многие из них раньше взяток не давали (не принято), а теперь их заставляют компенсировать чиновникам потерю нелегальных "кормушек". Такая "административная реформа", очевидно, самым негативным образом сказывается на инвестиционной привлекательности России. Так, "Сведвуд Интернешнл" грозится закрыть свое производство в Ленинградской области. Между тем "Сведвуд" является главным налогоплательщиком в Тихвинском районе и бюджет Ленинградской области от ее ухода сильно пострадает. Хорошо ли это?