По топкому болоту

Отсутствие внятной стратегии мешает развитию лесопромышленной отрасли

Развитие северо-западной индустрии производства лесоматериалов носит крайне неустойчивый характер. Что, в общем-то, соответствует положению дел в целом по России. Один из собеседников корреспондента «Эксперта С-З» сравнил ситуацию в отрасли с топтанием в болоте. Вот и итоги минувшего года в очередной раз подтверждают, что леспром Северо-Запада, несмотря на некоторое оживление предыдущих лет и приход западных и отечественных инвесторов, не имеет устойчивой платформы для развития и болезненно реагирует на изменения внешней среды.

Нет основы

По данным Федеральной службы госстатистики, в 2005 году в России по сравнению с 2004 годом на 8,1% упали объемы лесозаготовки, на 0,8% снизилось производство круглых лесоматериалов и на 1,9% – пиломатериалов. Сводных данных по Северо-Западу еще пока нет, однако, по сообщениям администраций основных лесных регионов, снижение объемов заготовки древесины и производства лесоматериалов наблюдалось и у них.

И это при том, что возникновения негативной тенденции, как говорится, ничто не предвещало. Так, по словам исполнительного директора Лесопромышленной конфедерации Северо-Запада России (ЛК СЗР) Дениса Соколова, примерно до августа 2005 года леспром региона по данным показателям рос опережающими темпами по сравнению с аналогичным периодом 2004 года. Но локаут в целлюлозно-бумажной промышленности Финляндии, крупного потребителя российского леса (были остановлены практически все финские ЦБК), привел к тому, что у многих отечественных лесопромышленников начались проблемы со сбытом и, как следствие, произошло снижение объемов выручки. Таким образом, если на отечественную ЦБП события в Финляндии оказали скорее позитивное влияние, то для производителей лесоматериалов оно было негативным.

Стоит отметить, что по итогам года в целом по России зафиксировано увеличение на 20% экспорта лесопродукции (без учета ЦБП). Этот факт можно было бы считать позитивным, если бы одновременно не произошло сокращение поставок на внутренний рынок. Более того, как отмечают специалисты, потребление продуктов деревообработки в России, в том числе на Северо-Западе, не только не растет, но продолжает сокращаться. Если сопоставить эти два обстоятельства (острую зависимость от внешнего рынка и узость внутреннего), можно предположить, что потенциала для устойчивого роста лесной индустрии по-прежнему нет.

Вечный «кругляк»

Одна из основных тенденций минувшего года – снижение объемов лесозаготовки. В каждом лесном регионе Северо-Запада ситуация развивалась по-разному. Так, по данным департамента ЛПК Архангельской области, объем лесозаготовки в регионе в 2005 году упал почти на 3% и составил 12,5 млн кубометров (в 2004 году было заготовлено 12,8 млн кубометров). В Вологодской области, по официальным данным, лесозаготовка сократилась на 6%, до 6,7 млн кубометров. Самый серьезный провал произошел в 2005 году в Республике Карелия, где физические объемы заготовленного лесного сырья сократились на 7%, и это при том, что в 2004 году в лесозаготовительной отрасли региона отмечался рост в пределах 10,8%. Пожалуй, самая благоприятная ситуация была в Ленинградской области. По словам председателя Комитета по природным ресурсам и охране окружающей среды Ленобласти Михаила Дедова, объемы лесозаготовки в регионе остались на прежнем уровне – в пределах 8 млн кубометров.

Влияние снижения объемов лесозаготовки на секторы деревообрабатывающей промышленности в разных регионах было неравномерным. Таковых секторов, как известно, несколько. Один из них – производство круглых лесоматериалов: балансовых, которые поставляются на целлюлозно-бумажные предприятия, и пиловочных, идущих на изготовление досок и прочих пиломатериалов. Необработанные круглые лесоматериалы могут быть как сырьем для других производств, так и самостоятельным экспортным продуктом. В северо-западных регионах, граничащих со Скандинавскими странами – крупнейшими покупателями российского сырья, – экспорт необработанного «кругляка» является одним из основных видов лесного бизнеса. Как правило, им занимаются независимые, т.е. не интегрированные в крупные компании лесозаготовительные фирмы и индивидуальные предприниматели. На этот сектор отрасли снижение объемов лесозаготовки, судя по всему, не повлияло.

В Северо-Западном таможенном управлении корреспонденту «Эксперта С-З» сообщили, что практически все подведомственные таможни (в некоторых регионах действует несколько таможен) в 2005 году зафиксировали увеличение объемов поставок на экспорт необработанных круглых материалов. Единственное исключение – Сыктывкарская таможня, через которую в минувшем году за границу был отправлен самый малый объем «кругляка» – 7,1 тыс. кубометров (при том, что в 2004 году этот показатель составлял 21 тыс. кубометров). Впрочем, для Республики Коми, как и для Архангельской области (хотя в прошлом году в этом регионе увеличились объемы поставок «кругляка» на Запад), экспорт необработанных лесоматериалов не является ключевой компетенцией. Эти регионы в основном экспортируют продукцию более высокого передела.

В целом же экспорт необработанных лесоматериалов на Северо-Западе вырос на 19% и составил 18 млн 780,5 тыс. кубометров (в 2004 году – 15 млн 781,6 тыс. кубометров). При этом в структуре экспорта продукции лесной индустрии Северо-Запада (опять же без учета ЦБП) «кругляк» занимает около 60%.

Если где-то прибыло…

На результатах работы второго ведущего сектора северо-западного леспрома – производства пиломатериалов (досок и т.д.) – снижение объемов лесозаготовки отразилось существеннее. Как уже говорилось, в целом по России производство продукции лесопиления сократилось на 1,9% и составило 20,8 млн кубометров. Тенденция снижения объемов производства пиломатериалов наблюдалась и на Северо-Западе. Правда, в каждом регионе ситуация имела свои особенности. Так, существенный спад производства пиломатериалов произошел в Архангельской области – объемы снизились на 10% (в прошлом году в регионе также сократилось производство фанеры – почти на 3%).

Кроме прочих факторов, повлиявших на снижение объемов производства пиломатериалов в Архангельской области (таких, например, как высокий износ основных фондов, что физически не позволяет увеличивать производство), архангельские лесопромышленники выделяют дефицит пиловочного сырья. Генеральный директор группы компаний «Титан» (один из крупнейших лесозаготовителей и производителей пиломатериалов региона) Михаил Папылев отмечает, что «в прошлом году дефицит сырья не испытывали только целлюлозно-бумажные комбинаты». При этом Папылев прогнозирует, что в дальнейшем ситуация только усугубится.

В других регионах, например в Вологодской области и Карелии, объемы производства продукции деревообработки сохранились на уровне прошлого года. И, наконец, прирост, причем достаточно существенный – около 25%, был зафиксирован в Ленинградской области. При этом стоит отметить, что в Ленобласти в прошлом году, по данным Михаила Дедова, почти в два раза упал экспорт круглых лесоматериалов – примерно с 3 млн кубометров в 2004 году до 1,5 млн кубометров. Председатель Комитета природных ресурсов Ленобласти связывает снижение объемов экспорта «кругляка» как раз с наращиванием производственных мощностей и увеличением объемов выпуска лесной продукции более глубокой переработки (оцилиндрованное бревно, клееный брус для деревянного домостроения, клееные строительные конструкции и т.д.). «Сегодняшние мощности по производству сборных деревянных конструкций для малоэтажного строительства в Ленобласти позволяют производить тысячу современных жилых коттеджей в год, и эти мощности будут наращиваться», – отмечает Михаил Дедов.

В 2006 году в Ленинградской области компания Metsa Botnia (дочерняя структура финского лесопромышленного концерна Metsaliitto) должна запустить крупный лесоперерабатывающий завод мощностью 300 тыс. кубометров пиломатериалов в год. О планах строительства в Ленобласти деревообрабатывающих предприятий объявили и другие западные лесопромышленные гиганты, в частности финская Stora Enso собиралась построить завод мощностью 500 тыс. кубометров в год. Вообще, по словам Михаила Дедова, в настоящий момент готовятся для рассмотрения правительством Ленобласти несколько заявок на строительство лесоперерабатывающих заводов на территории Лужского, Киришского, Кингисеппского, Выборгского и Тосненского районов.

Таким образом, можно предположить, что в обозримом будущем производство лесной продукции высоких переделов в Ленобласти будет расти. Аналогичные процессы могут происходить и в других регионах Северо-Запада – в Карелии, Вологодской, Псковской, Новгородской областях, где также стартовали (или были заявлены) проекты строительства новых деревообрабатывающих производств, в основном с участием иностранных компаний.

Однако в настоящее время иностранные лесопромышленные корпорации, открывшие или объявившие о создании на Северо-Западе производственных площадок, занимаются все тем же экспортом необработанных лесоматериалов. Так, по данным специализированного сайта www.bumprom.ru, финская Stora Enso, имеющая два лесозавода в Карелии и Новгородской области, в 2005 году вывезла из России около 7 млн кубометров древесины. При этом собственные подразделения финского концерна заготовили в лесах Новгородской, Псковской и Ленинградской областей и Карелии около 1 млн кубометров, остальной объем был закуплен у частных поставщиков.

Тревожные симптомы

Специалисты пессимистично оценивают ближайшие перспективы российской лесной индустрии: предпосылок для роста практически никаких. В ряду негативных трендов называется, например, дальнейшее снижение объемов лесозаготовки. А это, в свою очередь, приведет к еще большему дефициту сырья для отечественных деревообрабатывающих предприятий, а также, не исключено, и для предприятий ЦБП, как следствие – к снижению объемов производства.

Михаил Папылев прогнозирует, что подобная ситуация может возникнуть уже в текущем году, причем не только на Северо-Западе, но и в России в целом. «Весьма вероятно, что из лесозаготовительного бизнеса уйдут мелкие независимые фирмы и частные предприниматели, – объясняет Папылев. – Как раз те, кто сегодня занимается и поставками сырья на российские комбинаты, и экспортом „кругляка“. С одной стороны, это последствия финского локаута, в результате которого такого рода лесозаготовители пострадали больше всего. Однако есть и другая, более глубокая причина: лесозаготовка во всем мире является низкорентабельным бизнесом. В России она вообще убыточна в силу отсталости производственных технологий и крайне низкой производительности труда». В свою очередь, оснащение современной техникой лесозаготовительных предприятий, даже интегрированных в лесопромышленные холдинги, идет крайне низкими темпами, а мелкие заготовители этим, как правило, вообще не занимаются. 

Отчасти данный прогноз, весьма распространенный среди лесопромышленников и экспертов отрасли, подтверждается тем фактом, что за прошедший год в лесозаготовительном секторе увеличилось количество убыточных предприятий. В частности, в Карелии доля убыточных лесозаготовительных организаций достигла 78,4%. Интегрированные в крупные лесопромышленные фирмы лесозаготовительные структуры в массе не обеспечивают на сто процентов потребность своих головных компаний в сырье. На открытом рынке докупают сырье как крупные целлюлозно-бумажные комбинаты (Котласский ЦБК, Архангельский ЦБК и др.), так и деревообрабатывающие компании (тот же «Титан», Соломбальский ЛДК…).

Угроза дальнейшего снижения объемов заготовки и, как следствие, возникновение дефицита сырья на отечественных предприятиях может привести к сокращению объемов экспорта «кругляка». Впрочем, есть и другие предпосылки для снижения экспорта необработанных лесоматериалов, о котором говорится каждый раз, как только заходит речь о развитии леспрома. Во-первых, многие западные концерны начинают перебазировать производственные мощности в регионы с меньшими издержками, в том числе и в Северо-Западный регион России. Во-вторых, судя по всему, государство все-таки поднимет вывозные пошлины на «кругляк». Во всяком случае, если судить по сообщениям пресс-службы Минэкономразвития, в этом ведомстве подготовлен проект, предусматривающий повышение пошлин на экспорт необработанного леса с нынешних 2,5 до 4 евро за кубометр.

Однако возможное снижение доли экспорта «кругляка», по мнению Дениса Соколова, вовсе не означает, что увеличатся объемы вывоза обработанных пиломатериалов, а также вырастут объемы производства в отрасли в целом. В числе множества причин, уже давно озвучиваемых специалистами отрасли (критически изношенная производственная база, ограниченность финансовых и человеческих ресурсов, отсутствие государственной политики в лесной сфере и т.д. и т.п.), стоит особо выделить еще одну – ограниченность рынка сбыта отечественной лесной продукции.

По признанию российских лесопромышленников, конкурировать с западными производителями, которые наращивают объемы производства, постоянно снижают издержки и совершенствуют технологии, российской лесоперерабатывающей отрасли с каждым годом становится труднее. Между тем строительство в России новых производств, внедрение современных технологий происходят еще медленнее, чем техническое перевооружение леспромхозов.

В основном новые предприятия отрасли – проекты западных компаний. При этом, как отмечает Денис Соколов, иностранцы чаще всего инвестируют не собственные средства, а государственные или выделяемые Евросоюзом по многочисленным национальным и международным программам. «Наибольшую активность в привлечении средств Евросоюза на эти цели, – говорит Денис Соколов, – проявили финны, что и отразилось на количестве их проектов».

Развитие российского внутреннего рынка могло бы стать мощным стимулом для роста лесопромышленной отрасли, однако, как известно, потребление продукции из древесины (включая ЦБП) в нашей стране крайне низко. Одной из потенциальных точек роста для леспрома традиционно называют деревянное домостроение и использование деревянных строительных конструкций. Но их применение ограничено всевозможными нормами и правилами (хотя доказано, что деревянные перекрытия не деформируются, например, при пожарах, как металлические, и не обрушиваются). Кроме того, для бурного развития деревянного малоэтажного домостроения не созрели региональные рынки (пока коттеджное строительство распространено только в пригородах Петербурга и в Ленобласти).

Денис Соколов отмечает, что при всех существующих в отрасли многолетних проблемах главная – отсутствие внятной стратегии развития. Но ее не формулируют ни государство, ни лесопромышленники. А потому весь лесопромышленный комплекс который год топчется на месте, теряя при этом рынки сбыта своей продукции.

Санкт-Петербург