Долгожданный компромисс

Органичный коттеджный поселок – тот, в котором удается создать яркие индивидуальные дома в общем архитектурном стиле

Петербургские девелоперы коттеджных поселков озаботились вопросами архитектуры. Это видно по многим признакам. Ведущие петербургские архитектурные бюро, по словам их представителей, под завязку загружены заказами на проектирование поселков. Более того, в последнее время девелоперские фирмы все чаще привлекают к проектированию западных архитекторов. В рекламе выводимых на рынок поселков  уже не встретишь объявлений без акцента на архитектурные особенности, единство стиля и т.п. Причем, отмечают архитекторы, это уже не столько дань моде или пустые декларации, как это было еще совсем недавно, а реальные  попытки построить поселок в единой и вполне читаемой архитектурной стилистике. Другое дело, что пока  далеко не все эти попытки можно назвать удачными, но тренд очевиден и, что немаловажно, устойчив. Нынешнее увлечение девелоперов загородной недвижимости архитектурой является одним из свидетельств того, что петербургский коттеджный рынок перешел на очередной этап качественного развития.

В целом, по прогнозам опрошенных нами специалистов, через два-три года петербургский рынок загородных коттеджных поселков приобретет более понятное и четкое архитектурное наполнение, появятся органичные разноплановые концептуальные проекты, отвечающие эстетическим запросам разных групп потребителей.

Самодеятельность без ансамбля

Еще два-три года назад говорить о какой-либо архитектуре поселков в пригородах Петербурга и Ленобласти было бессмысленно. Ее просто не было, как, собственно, и самих поселков в строгом понимании этого термина (огороженная территория, современная социальная и инженерная инфраструктуры, дома, построенные в едином архитектурном стиле и из однородных стройматериалов). До 2003 года, за редким исключением, на рынке фигурировали стихийно возникшие поселения, сосредоточения разномастных домов. Причины понятны: в то время девелопмент на загородном рынке сводился к продаже нарезанной на мелкие участки земли, которые покупатели каждый на свой вкус и застраивали.

Однако вскоре девелоперы увидели, что потенциальные клиенты на подобные предложения реагируют все более неохотно, а значит, и перспектив для «земельно-нарезочного» бизнеса практически никаких. И на рынке один за другим стали появляться иные проекты, с явно выраженным стремлением создать единую социальную среду и архитектурную композицию. Однако среди реализованных проектов, по оценкам архитекторов, удачными можно признать единицы. «С архитектурной точки зрения преобладали проекты либо до скукоты однообразные, либо явный кич», – вспоминает архитектор компании «Петростиль» София Белова.

К наиболее кичевым проектам эксперты относят поселок «Северный Версаль», позиционирующийся как дворцово-парковый ансамбль. Особняки в нем спроектированы в виде копий знаменитых петербургских дворцов XVIII века. Сама по себе идея строительства копий архитектурных шедевров прошлых веков, возможно, имеет право на существование, ведь вкусы у людей разные. Но вот замысел собрать всю эту красоту на небольшой территории, практически бок о бок не выглядит удачным. Архитектура каждого «дворца», помещенного в инородную среду (ведь в свое время они проектировались под совсем другие парковые ландшафты) перебивает соседний, и ансамбль не складывается. 

Появление на рынке загородных проектов, как скучных типовых, так и безмерно эклектичных поселков, было обусловлено рядом причин. Одна из них заключается в том, что первые опыты по созданию архитектурно однородных поселков петербургские девелоперы проводили, во многом руководствуясь собственными вкусами и представлениями о потребностях потребителей. Справедливости  ради отметим, что в тот период основная масса потенциальных покупателей домов в коттеджных поселках свои предпочтения формулировала смутно. В свою очередь, некоторые девелоперы «рисовали» свои коттеджи, а большая часть поступала еще проще – выбирали какой-нибудь типовой проект малоэтажного дома, благо на тот момент уже было много всевозможных каталогов с чертежами разнообразных типов коттеджей, и тиражировали их в рамках одного поселка. Размещением  коттеджей на территории всего поселка, созданием придомовых участков и всего остального, что архитекторы называют  генеральным планом застройки, многие девелоперы также занимались самостоятельно, привлекая специалистов лишь для корректировки чертежей, чтобы пройти согласования. В результате получались поселки, в которых коттеджи размещались квадратно-гнездовым методом, что вкупе с однообразием самих домов навевало тоску. 

Нельзя сказать, что подобная самодеятельность не находила сбыта, наоборот,  практически все раскупалось. В то же время, вспоминают риэлтеры и девелоперы, стал накапливаться спрос, который подобное предложение уже не удовлетворяло. Несколько упрощая, София Белова изменения потребительских предпочтений обобщает так: «Петербургский потенциальный покупатель загородного коттеджа уже отошел от крайностей – вычурности или однотипности. Он искал такой поселок, в котором его дом, с одной стороны, не сильно бы выбивался из общего ряда, а с другой – был индивидуальным».

Не учитывать это девелоперы загородной недвижимости уже не могли. Они стали заказывать проектирование коттеджных поселков ведущим петербургским архитектурным мастерским (в частности, компании «Олимп-2000» и «Особняк» сотрудничают со студией Сергея Ерофеева), привлекать иностранных архитекторов (к примеру, «Петростиль», «Петербургская Недвижимость» и др.).  Возросли и затраты на архитектуру в общей стоимости строительства поселков. По словам директора департамента развития загородной недвижимости компании «Петербургская Недвижимость» Алексея Иванюка, сегодня они доходят до 15%, в зависимости от размеров и особенностей территории (средний девелоперский проект строительства коттеджного поселка оценивается примерно в 1,5 млн долларов).

Единство с индивидуальностью

Что же все-таки является сегодня органичным с архитектурной точки зрения продуктом на рынке строительства коттеджных поселков? Как уже говорилось, специфика заключается в том, что необходимо увязать на первый взгляд  несовместимые вещи – создать единый архитектурный облик поселка, при этом дома в нем должны подчеркивать индивидуальность  владельца, быть непохожими на соседние. Эта задача решается с помощью различных приемов, которые условно можно разделить на градостроительные, связанные с вопросами расположения строений на территории, и архитектурно-дизайнерские, касающиеся непосредственно дома.

По мнению опрошенных нами специалистов, градостроительная группа приемов является ключевой. По большому счету спроектировать непосредственно дом не так сложно. И придать ему индивидуальность можно с помощью использования нескольких вариантов отделочных материалов (разных оттенков одной цветовой гаммы, например), остекления, декоративных элементов. Однако этого недостаточно. 

Через два-три года в пригородах Петербурга и в Ленобласти будут строить коттеджные поселки с новыми архитектурными концепциями

Как отмечают архитекторы, основное правило – для каждого коттеджа в поселке необходимо найти свое, неповторимое место, которое позволит вписать дом в существующий ландшафт, создать ощущение комфорта, без чего загородный дом просто немыслим. «Даже самый совершенный с архитектурной точки зрения коттедж может  превратиться буквально в сарай, –  говорит архитектор Сергей Ерофеев, – если, например, он будет поставлен в неудачном по розе ветров месте или с немыслимым углом разворота фасада и т.д. Не буду называть конкретные поселки, но такие примеры на петербургском рынке есть. Смотришь на дом с одной стороны – вполне симпатичный, сменил ракурс – просто сарай. С другой стороны, только изменением угла расположения дома можно добиться, например, того, что открывающийся из видового окна пейзаж будет выглядеть намного живописнее. Или можно поставить дом так, что солнечные лучи будут падать под неожиданным ракурсом. Только из-за одного этого два абсолютно одинаковых коттеджа, стоящих по соседству, будут смотреться  по-разному…»  Всевозможные приемы расположения дома на участке как раз позволяют добиться создания ощущения индивидуальности, особенно если в поселке планируется строить коттеджи двух-трех вариантов.

Но не менее важен и общий план поселка – каким образом располагаются на нем коттеджи, какова форма придомовых участков. Как говорилось выше, до недавнего времени большинство поселков расчерчивались на квадраты, а дома ставились на одной линии. По мнению ведущего архитектора российского представительства финского концерна Honka Алексея Сколдинова (и с ним согласны другие эксперты), такой метод расположения домов характерен для европейских пригородов, с его помощью непросто добиться создания индивидуальности.    

В свою очередь, добиться единства архитектурного стиля также можно с помощью градостроительных приемов. Это касается, например, организации внутреннего пространства поселка – территорий общего пользования, создания рекреационных зон (мест для отдыха, спорта и т.д.). Все это, как отмечают архитекторы, должно быть спроектировано так, чтобы, с одной стороны, не создавать неудобств жителям (например, строить под окнами одного из домов детскую или спортивную площадку), а с другой – нести в себе объединяющее начало. Немаловажно также, как будут оформлены въезды в поселок, помещения для охраны. До недавнего времени во многих петербургских коттеджных поселках, в общем и целом неплохо спроектированных, на въездах можно было встретить сторожку для охранника, шлагбаум или едва ли не «тюремные ворота». «Въезжать в такой поселок неуютно», – говорит Сергей Ерофеев.

Специалисты называют еще один важный с точки зрения генплана момент: проектируя коттеджный поселок, необходимо учитывать, что со временем он может измениться (кто-нибудь захочет сделать пристройку к дому и т.п.). «Нужно заложить в генплан поселка перспективы развития, наметить возможные варианты», – подчеркивает Ерофеев. 

Навстречу друг другу

Важным условием для создания органичного поселка, а значит, и успешного девелоперского проекта является командная работа девелопера и архитектора. Понятно, что многое зависит и от мастерства архитектора, и от того, насколько точное техническое задание на проектирование выдал ему девелопер. А это невозможно сделать без исследования ряда факторов – потребительских предпочтений, особенностей территории и др. Как отмечали собеседники корреспондента «Эксперта С-З», многие первоначальные действительно хорошие архитектурные решения не были реализованы, потому что отвергались в целях экономии средств. В последнее время архитекторы отмечают, что девелоперы все более восприимчивы к идеям, готовы вкладывать средства в их реализацию.

Наметившаяся тенденция движения архитекторов и девелоперов навстречу друг другу позволяет экспертам прогнозировать, что в уже обозримом будущем на рынке коттеджных поселков Ленобласти и пригородов Петербурга появятся новые концепции. Так, Сергей Ерофеев считает, что через два-три года может быть очень востребована концепция большого по территории поселка, где представлены разные типы домов – коттеджи, секции таун-хаусов. «Все искусство опять же заключается в планировании территории, – поясняет он. – Участок делится на несколько зон, в каждой представлена та или иная группа домов. При грамотном расположении, максимальном использовании потенциала ландшафта не возникнет ощущения  разношерстности, наоборот, в каждой зоне будет создана своя аура, а в целом поселок будет выглядеть гармоничным». Схожую идею группирования разных по архитектуре домов в разных зонах поселка озвучил и Алексей Сколдинов.

Еще одной тенденцией может стать развитие ландшафтного дизайна, который пока применяется в очень скромных объемах. По выражению одного из собеседников корреспондента «Эксперта С-З», «сегодня верхом совершенства петербургского ландшафтного дизайна является альпийская горка». Справедливости ради надо сказать, что проблема разработки ландшафта заключается в  дефиците специалистов. Как заметил Алексей Иванюк, «у нас есть либо хорошие дизайнеры, либо дендраристы, но первые ничего не понимают в растениях, вторые – в дизайне, а услуги западных ландшафтных дизайнеров слишком дороги». Но, учитывая то, что девелоперы демонстрируют готовность вкладывать средства в более сложные и дорогие архитектурные идеи, можно предположить, что в скором времени они так или иначе найдут специалистов по ландшафтному дизайну. Тем более что земельных участков с хорошими видами в Ленобласти и пригородах Петербурга осталось не так много.

Санкт-Петербург